N33 (42) 11 сентября 2009   10.09.2009 | 22:49
Концепция поменялась
Рубрика: перевертыши
Просмотров: 372
Версия для печати

без названияМинувшая неделя заседаний по делу бывшего градоначальника Саратова Юрия Аксененко, честно говоря, запутала всех и вся. Защита экс-мэра пыталась выяснить, куда делись документы, сфотографированные адвокатами во время ознакомления с делом. Гособвинитель хотела понять, когда бывший защитник Аксененко Руслан Курбанов представлял интересы свидетелей по делу экс-мэра. Судья не всегда понимал, что имеют в виду адвокаты и прокурор. В итоге разобраться получилось не во всем.

Еще на прошлой неделе гособвинитель Ольга Чернова вспомнила о том, что в ходе предварительных слушаний недопустимым доказательством была признана очная ставка между Юрием Аксененко и бывшим сотрудником администрации, другом семьи экс-мэра Владимиром Зайцевым. Причиной послужил отвод адвоката Аксененко Руслана Курбанова, который, собственно, и присутствовал на очной ставке. Дело в том, что Курбанов выступил также защитником Ирины Роговой, Александра Рогова и его сестры, которые проходят свидетелями по нескольким эпизодам дела. Интересы этих участников процесса противоречат интересам самого Юрия Николаевича. Так решила следователь Надежда Волошина, которая и приняла решение об отводе Руслана Курбанова в октябре 2008 года. Однако гособвинитель посчитала, что очную ставку между Зайцевым и Аксененко необходимо «вернуть» в дело. А для этого в первую очередь потребовалось доказать, что до очной ставки Курбанов не представлял интересов проходящих по делу свидетелей. Для установления необходимых фактов в суд была вызвана следователь по особо важным делам СУ СК при прокуратуре РФ в Саратовской области Надежда Волошина.

- Проводили ли вы очную ставку между Зайцевым и Аксененко? Кто тогда присутствовал в качестве адвокатов Аксененко? - спросила Ольга Чернова.

- Да, проводила, - ответила Надежда Волошина. - Присутствовало два адвоката - Руслан Курбанов и Томаз Барбакадзе.

Дальше следователь Волошина пояснила, почему основания для отвода Курбанова возникли у нее только осенью 2008 года.

- На момент очной ставки между Аксененко и Зайцевым оснований для отвода не было, - рассказала она. - После нее Курбанов принял участие в очной ставке между свидетелями Ненашевым и Казаковым. Потом он участвовал в допросах свидетелей Роговой Ирины, Рогова Александра и его сестры. А основанием для вынесения постановления об отводе послужило то обстоятельство, что он оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых противоречат интересам Аксененко.

Конечно, в суд был вызван и адвокат Руслан Курбанов. Во время его допроса стало ясно, что уже в ноябре 2007 года он стал защитником Сергея Казакова, который также является свидетелем по делу Аксененко. Тогда же Курбанов представлял интересы бывшего градоначальника. Именно поэтому судья Владимир Стасенков принял решение не удовлетворять ходатайство гособвинителя и не признавать пресловутую очную ставку между Аксененко и Зайцевым допустимым доказательством.

Впрочем, на допросе Курбанова выяснилось, что следователь Волошина вполне могла принять решение и об отводе адвоката Барбакадзе, но почему-то этого не сделала.

- На одном из первых допросов Юрия Николаевича в качестве подозреваемого следователь Волошина задала неожиданный вопрос насчет его знакомства с «Одеон-98», - вспомнил адвокат. - Юрий Николаевич заявил, что про эту организацию ничего не знает. А вот Барбакадзе рассказал, что защищал Фокеева, руководителя «Одеон-98». Волошина ответила, что знает об этом и что приговор, вынесенный Фокееву, поразил ее своей жестокостью.

На это Надежда Волошина ответила так:

- Что касается реплики Барбакадзе, то этого не было. Я ручаюсь, что лишь в 2008 году узнала о приговоре Фокееву и о других подробностях этого дела. Но на том допросе я никаких эмоций высказать не могла.

На этой же неделе защитники Аксененко Наталья Игнатова и Михаил Боровский просили приобщить к делу фотокопии документов из тома №45. По их словам, сейчас на месте двух писем, направленных в адрес представителя правительства области и комитета по управлению имуществом Ильинова, почему-то находятся другие документы - поручение руководителя СУ СК Николая Никитина передать расследование дела Аксененко следователю Ирине Кузьминой в связи с болезнью Надежды Волошиной. Выяснить у следователей Кузьминой и Волошиной, почему фотокопии стороны защиты не соответствуют материалам тома №45, не удалось. Свидетели предложили поинтересоваться этим у адвоката Натальи Игнатовой, которая и делала фотографии. Судья Владимир Стасенков тоже не увидел повода приобщать к делу представленные защитниками копии.

Гособвинителю Ольге Черновой удалось на этой неделе закончить допрос Юрия Аксененко. Правда, вопрос ее интересовал странный - помнит ли Юрий Николаевич, сколько лет его старшей внучке Кате и когда она родилась. Понять, к чему клонит Ольга Владимировна, никто не смог. Честно говоря, гособвинитель Чернова довольно слабо отстаивает позицию обвинения. Ее подготовка вызывает удивление, хотя о ней отзываются как о настоящем профессионале. Да и судья ведет себя немного странно, как будто исход дела ему уже известен. Подтверждает это хотя бы тот факт, что все ходатайства судья рассматривает быстро и на месте. Складывается впечатление, что у людей, принимающих решение о судьбе Аксененко, КОНЦЕПЦИЯ поменялась.

Обсудить статью в ЖЖ

все статьи
номера
на главную