N33 (42) 11 сентября 2009   10.09.2009 | 23:29
Обломовщина
Рубрика: вид с панели
Просмотров: 474
Версия для печати

ОбломовщинаЯ не буду лгать врачу -

Это было и раньше, мой приступ не нов.

Это не значит почти ничего,

Кроме того, что, возможно, мы будем жить...

(«Наутилус Помпилиус» - «Доктор твоего тела»)

 

Мост обрушился прямо на глазах... «Плюх» - где-то там, внизу, метрах в пятнадцати от меня, здоровенный кусок бетонной конструкции шлепнулся о поверхность реки и ушел под воду. И снова стало страшно, ведь огромная, ржавая, пошатывающаяся лестница, посреди которой мы находились, одним концом крепилась к разрушающейся опоре. Другой ее конец терялся высоко над головой, там, где был слышен гул машин, проезжающих по мосту. «Ничего, она выдержит, даже если трактором ее потянешь», - успокоил меня «экскурсовод» Николай Вавилов. «Да я за лестницу и не переживаю, - парировал я. - Куда страшнее, если вся конструкция под воду уйдет...» В этот момент раздался еще один «плюх».

Представьте, что мы находились вовсе не на заброшенном и забытом мостовом переходе, где-нибудь в Александровогайском районе. Пунктом назначения был трехкилометровый мост Саратов-Энгельс (в народе называемый «старым»), по которому ежедневно проходит 40-45 тысяч единиц техники. Эта саратовская достопримечательность и впрямь довольно старая. Более того, мост просто не должен использоваться уже несколько лет, поскольку это опасно для людей.

Еще в 2008 году председатель комитета по дорожно-транспортному строительству и эксплуатации дорог Саратовской области Александр Орлов заявлял о том, что мост работает уже 43 года, а такая конструкция может обходиться без серьезного ремонта не более 40 лет.

- Два подобных моста, превысившие этот срок эксплуатации, на территории России уже закрыты, - сообщил тогда г-н Орлов. - Наш продолжает работать, и он требует реконструкции всех составных частей.

Подобное предостережение человека, который непосредственно отвечает за огромное строение, по-хорошему, должно было быть воспринято более чем серьезно. Уже несколько лет конструкция эксплуатируется на страх и риск жителей области! Однако многострадальный мост продолжает пропускать через себя ежедневно тысячи автомобилей. Обещанный на лето 2009 года капитальный ремонт сооружения ограничился заменой перил и нескончаемым латанием постоянно появляющихся дыр в покрытии. Что же касается самих опор моста, на которых держится грандиозная конструкция, то о них, похоже, просто забыли.

Падение

Год назад мне поступило неожиданное предложение от читателя Николая Вавилова - отправиться в поход под мост Саратов-Энгельс, в те места, где очень редко ступала нога человека. Передвигаться необходимо было прямо под проезжей частью, в 20-30 метрах над водой по деревянному подвесному мостику шириной в три доски, который был выложен еще 40 лет тому назад. Дело, конечно, рискованное, но взамен потраченным нервам обратившийся человек обещал возможность сделать эксклюзивные фото обрушения моста.

Нынешний пенсионер Николай Вавилов когда-то сам работал на возведении грандиозной постройки. На объекте он трудился с самого начала его строительства - с 1958 года. В то время Николай Иванович был заместителем начальника производственно-технического отдела Мостоотряда №8. Потом, в 1960-м, перешел работать на левый берег, где сооружались пролеты моста, а впоследствии трудился над строительством различных его составных частей. Когда в июле 1965 года мост сдали в эксплуатацию, Николай Вавилов уже был старшим производителем работ, потом заместителем главного инженера Мостоотряда №8.

Теперь этот человек очень обеспокоен судьбой своего «детища». Он рассказал, что уже долгое время требует от всевозможных инстанций принять меры по срочному усилению разрушающихся элементов главных пролетных строений моста через Волгу. Однако на все приводимые им факты саратовские чиновники закрывали глаза вплоть до 2008 года. Тогда Николай Вавилов решил прибегнуть к помощи СМИ. Более всего эксперта беспокоила опора №14, которая могла послужить причиной страшной трагедии. Наш поход под мост подтвердил эти опасения. Обвалившиеся куски бетона и выпирающая, ржавеющая арматура наводили на самые печальные мысли.

Плюс ко всему, Николай Иванович обнародовал обращение за подписями участников строительства моста, инженеров - своей и Анатолия Смоголя. В документе на имя руководителя комитета по дорожно-транспортному строительству и эксплуатации дорог Саратовской области Александра Орлова, в частности, говорилось следующее: «Часть финансовых средств, которые будут выделены для капитального ремонта моста в 2008-2009 годах, считаем необходимым направить в первую очередь для капитального ремонта именно главных пролетов моста, т.к. разрушение любого элемента в одном из пролетов может привести в аварийное состояние все остальные, поскольку они связаны в единую, взаимо-уравновешенную конструкцию».

Чиновникам регионального правительства пришлось давать обнадеживающие комментарии. Зампред Александр Стрелюхин созывал журналистов и рассказывал о надуманности проблемы, успокаивал людей, сообщая, что «мост не упадет». Первый заместитель председателя комитета по дорожно-транспортному строительству и эксплуатации дорог области Владимир Илюшкин уверял: «На лето 2008 года запланировано детальное обследование и испытание всех элементов русловой части моста, в том числе опоры №14».

Год спустя мы решили еще раз «проинспектировать» особенно опасные места...

Обломовщина«Плюх»

Еще один кусок бетона был поглощен великой русской рекой. Это Николай Вавилов, спускаясь по лестнице, задел ногой 14-ую опору моста. Похоже, что с момента нашего прошлого визита ситуация усугубилась еще больше. Все заверения и опровержения местных властей выглядят ничтожно, когда ты сам имеешь возможность наблюдать реальную картину происходящего под мостом.

- Я был здесь этой зимой, - рассказал мой провожатый. - И подготовил обращение к Орлову. В итоге мне ответили, что у них намечено удалить плохой бетон и обработать укрепляющими составами, проще говоря, это все замазать. А мы предлагаем установить железобетонную «рубашку». В итоге они не сделали ни того, ни другого. Я боюсь, что опора эта может рухнуть.

Ржавая лестница снова покачнулась, и я в полной мере разделил опасения своего спутника. Потом мы проследовали к другому «особо опасному» месту в опоре моста.

- Вот здесь где-то нарушена изоляция, протекает вода и выщелачивается бетон, - пояснил Николай Вавилов, указывая на часть конструкции. - Видишь: белое - это из цемента вымывается известка, из-за этого бетон теряет прочность.

Картина действительно была достаточно неприглядная. Вспомнился наш поход-2008, когда в том же месте мы обнаружили несколько известковых «сосулек». Теперь их почти все посбивали. Это, видимо, единственное, на что хватило сил у людей, которые обещали сделать мост безопасным для жизни. А что дальше? Ждать, пока вслед за кусками бетона в воду посыпятся автомобили? Или все-таки стоит принять неотложные меры и отремонтировать мост? Пока еще нет жертв. Пока не случилось трагедии.

 

Фото разрушения моста

Обсудить статью в ЖЖ

все статьи
номера
на главную