N1 (10) (16 января 2009)   16.01.2009 | 05:15
Десять лет спустя
Рубрика: ДЕМБЕЛЬСКИЙ АЛЬБОМ
Просмотров: 453
Версия для печати

Иногда, чтобы лучше понять настоящее, полезно обратиться к прошлому. Оглядываясь назад, мы имеем возможность посмотреть на себя со стороны и понять, что стоит брать с собой в будущее. Давайте переместимся на десять лет назад и посмотрим на тревожный и жаркий 1998 год. Каким он был, этот год первого крупного экономического кризиса в новой России? Что изменилось в области за эти десять лет? Как изменились за это время мы сами?

xДиктатура
и жизнь

В 1998 году первый всенародно избранный губернатор Дмитрий Аяцков посчитал своим долгом порадовать измученных новогодними праздниками и хроническими невыплатами саратовцев своим собственным посланием с мудреным названием «Диктатура закона - во имя достойной жизни». Вероятнее всего, к созданию данного шедевра российской словесности приложил руку и вице-губернатор Вячеслав Володин, курировавший в то время, помимо прочего, идеологический блок правительства области. С одной стороны, не совсем ясно, во имя чьей достойной жизни должна быть принесена пресловутая «диктатура закона», с другой - «историк» Аяцков мог быть и не в курсе, а вот «юрист» Володин должен был бы знать, что понятие права - приоритетное по отношению к «закону». И более того, один специалист по диктатурам в свое время заметил, что диктатуры, скрывающиеся за законом, чтобы придать себе видимость законности, долго не протянут. Они погибнут из-за своей некомпетентности, оставив за собой хаос и замешательство. Но это скорее к «историку» Аяцкову. А мы вглядимся в суть губернаторского послания.
«Законы» сразу подразделяются на исполняемые и неисполняемые, в отношении последних предусматривался принцип: «когда закон по каким-либо причинам не может быть исполнен, его действие на территории области должно быть приостановлено или отменено». Вот так, не можешь выполнить - отмени, но нарушать - ни-ни. Касалось это, в первую очередь, социальных обязательств областной власти, а также закона о бюджете, который регулярно претерпевал значительные изменения, нередко задним числом. В частности, последние поправки в бюджет 1997 года вносились весной следующего, 1998 года.
Как правило, касались они утверждения депутатами кредитов, уже заимствованных и потраченных правительством на очередные статусные проекты. Сегодня очевидно, что область уже тогда воспринималась основными политическими игроками как плацдарм для последующего трудоустройства в Москве.
А жителей Саратова и области удивляло, почему на дорогостоящие пиар-акции, вроде международных форумов и открытия представительств во всех концах Земли, а также масштабное строительство в непроизводственной сфере, деньги находятся, а на копеечные детские пособия и погашение задолженности перед бюджетниками и коммунальщиками - нет. По сути, исполнительная власть, не стесняясь, лоббировала выгодные отдельным чиновникам проекты, при условии сохранения полной лояльности губернатору. Вячеслав Володин чуть позже открыто признается в этом газете «Московский комсомолец»: «Если в этом городе ты пытаешься отстоять свою точку зрения, в лучшем случае получишь огромные проблемы в своём бизнесе или потеряешь возможность трудоустроиться. В худшем - просто сядешь в тюрьму, как это произошло с моим другом, мэром города Балаково Алексеем Сауриным». Второе направление деятельности - это привлечение внимания федеральных СМИ к инициативам губернатора и его окружения. 1998 год был богат на такие инициативы: это и закрытие вытрезвителей, и легализация проституции с открытием «экспериментального» публичного дома в Балаково, и планы собрать 10 млн тонн зерна, и многое другое, на чем мы еще подробно остановимся. В целом, послание губернатора демонстрировало значительный отрыв планов от действительного состояния дел в экономике и социальной сфере области, или, проще говоря, было смесью лживости и некомпетентности. Неясным остается только одно: коварно издевались ли реальные авторы текста послания над губернатором, или таким был и их образ мыслей.

dВолодин
и конкурсы

Есть люди, чье призвание - наделять и распределять. Поговаривают, что Вячеслав Викторович еще на младших курсах СИМСХ ведал в студенческом профкоме жилищно-бытовыми вопросами. А в 1998 году, когда Володин возглавлял конкурсную комиссию областного конкурса «Руководитель года», особо отличившимся чиновникам из числа глав администраций и министров раздавали неликвидные балаковские «Хундаи». Победили самые эффективные, например, глава администрации Пугачевского района Владимир Зубов или глава администрации Петровского района Николай Бабанский. Их потрясающая эффективность и работоспособность позволяют им трудиться во главе своих районов до сих пор. Интересно, отличаются ли такой же долговечностью подаренные им «Хундаи»?

Увековечивания

Любят у нас увековечивать. Вот совсем недавно городская дума решила сменить название одной из центральных улиц в память о погибшем прокуроре. Идея, в общем, не очень новая. Например, в 1998 году правозащитный центр «Солидарность» предлагал присвоить одной из улиц имя погибшего депутата областной думы и лидера Саратовского демократического движения Валерия Давыдова. Правда, подход тогда был более рациональным - сменить название предлагалось небольшому переулку, на котором нет жилых домов, а не центральной городской улице, но и в таком виде идею тогда не поддержали. Другое дело - живой губернатор. Вольский район в январе 1998 года учредил звание «Почетный гражданин земли Вольской» и первым наградил этим новым высоким званием губернатора Аяцкова, чем, возможно, раздосадовал Вячеслава Володина, который много делал, делает и будет делать для блага своей малой родины.

Ландо
и проститутки

Не успел саратовский народ отметить Новый, 1998 год и подготовиться к встрече «старого» Нового года, как неугомонный борец за повышение достойности жизни Александр Ландо собрал пресс-конференцию, где поставил вопрос о легализации проституции. Возможно, в целях демонстрации всей серьезности намерений, а также исключительно трезвого взгляда на данную проблему, встреча с журналистами состоялась в областном обществе трезвости. Проблема, по словам инициатора, давно назрела, в отличие от общественного мнения, которое в этом вопросе, наоборот, незрелое. Инициатива Ландо живо обсуждалась в федеральных СМИ, правда, с явной насмешкой. Однако высокий авторитет заслуженного юриста послужил веским аргументом в заочном споре с московскими ханжами, и к Международному женскому дню правительство области подготовило, а губернатор подписал распоряжение №2126-р, которым «в целях государственной защиты нравственного и физического здоровья граждан, для изучения возможности легализации проституции и создания для этого на территории области нормативной правовой базы» областному Совету безопасности было дано поручение до 20 марта провести анализ ситуации по указанной проблеме и разработать предложения по возможной легализации проституции в Балаково - «в порядке эксперимента». 20 марта господин Ландо выступил перед депутатами Государственной думы с разъяснением своих инициатив, а прокурор области Николай Макаров в qэтот же день направил в адрес губернатора представление о недопустимости нарушения закона с требованием отменить указанное распоряжение и наказать Ландо как главного его инициатора.

Просчет
политтехнолога XXI века

Аяцков считал Володина лучшим в области политтехнологом, возможно, не без оснований. Именно Володин руководил избирательной кампанией Аяцкова в СФ в 1993 году. Об этом следует помнить сегодняшним политтехнологам из окружения Володина, которые очень любят вспоминать те выборы с привязкой к саратовским криминальным кругам, которые де финансировали избирательную кампанию Аяцкова. Ну да речь не об этом. В первой половине 1998 года случились довыборы в городскую думу, в которых, в частности, приняли участие Петр Глыбочко (по округу №17) и Владислав Буров (по округу № 27). В результате оба проиграли. Возможно, хотя и маловероятно, что Володин им не помогал. На следующих довыборах в конце того же года указанные лица решили не участвовать.

Новый аналитик
Аяцкова -
Дмитрий Чернышевский

Политические неофиты полагают, что Дима Чернышевский возник как бы ниоткуда. Это далеко не так. Летом 1998 года уже тогда маститый аналитик и бывший оппозиционер возглавил аналитический отдел информационно-аналитического управления правительства области, а значит, набрался немалого жизненного опыта в построении аяцковщины на саратовской земле, с которой, кстати, потом успешно боролся, естественно, в целях получения дополнительного опыта, в целях...

Новый начальник облУВД

Поговаривали, что генерал Владимир Булгаков недолюбливал Аяцкова и что эта нелюбовь была взаимной. Так или иначе, но 10 июня 1998 года начальник УВД области был заменен на «более эффективного» полковника Павла Сальникова, который до этого возглавлял вневедомственную охрану облУВД. «Ротация», очевидно, послужила делу укрепления «диктатуры закона» в отдельно взятой области, по крайней мере, многие фигуранты смогли обеспечить себе достойную жизнь.

$140 млн и дело
«Кейсов»

Собственно, никакого «дела Кейсов» в 1998 году еще не было. Решение о приобретении пятисот чудо-машин было принято в один из самых неурожайных и финансово неблагоприятных годов, в условиях дефицитного бюджета, при огромном долге и невыполненных социальных обязательствах перед населением. Саратовское правительство нашло возможность поддержать американского производителя даже ценой привлечения очередного крупного кредита. Последующие уголовные дела касались скорее несоблюдения формальностей при оформлении. Нужно отметить, что интернационалисты из правительства заимствовали у «Альфа-банка» еще $15 млн на приобретение комбайнов в Дании. Взаимоотношения с «Альфа-банком» осуществлял лично Вячеслав Володин. При этом Вячеслав Викторович проявил себя как опытный специалист по привлечению инвестиций. Когда Петра Авена спросили, известно ли ему об огромных долгах области, он не проявил лишних эмоций и заявил, что знает, тем не менее, считает область надежным партнером. А вот Володин эмоции проявил и посетовал, что вопрос крайне неуместный, так как долгов у области почти нет, а вопрос о займе $140 млн у «Межпромбанка» находится только в стадии рассмотрения. Так что нечего волновать стратегических партнеров. Это он теперь негативно относится к «олигархам», а раньше ничего, не то что с Авеном, даже с Гусинским не брезговал встречаться.

Володин
и олигархи

За две недели до переговоров с «Альфа-банком» было подписано соглашение об открытии в области первого в России регионального представительства телеканала «НТВ». У компании были большие планы в области развития информационного поля региона. Со стороны правительства области курировать совместную работу было поручено Володину. Проект в дальнейшем накрылся кризисом, но расширить свое личное информационное поле у активного вице-губернатора, скорее всего, получилось, чему не могли не способствовать хорошие личные отношения Аяцкова и Гусинского.
Большую заинтересованность проявлял Вячеслав Викторович и в отношении компании «ЛУКойл». В 1998 году эта компания, несмотря на постоянные протесты экологов, активно занималась поиском саратовской нефти на Федоровском месторождении. Основная проблема была в том, что район бурения совпадал с ареалом обитания редкой птицы дрофы - позже признанной одним из символов нашей области. При всей любви к живой природе Володин не мог бы поступиться данным словом, даже если слово давал не он, а Аяцков. В общем, в ответ на критику, появившуюся не только в местных, но и в федеральных СМИ, Володин потребовал от министра нефти, газа и недропользования Владимира Константинова и председателя Госкомэкологии области Александра Маликова разобраться с публикациями в центральных СМИ, направленными на закрытие разработок Федоровского месторождения нефти. И это даже несмотря на то, что «ЛУКойл» занимался разработками вопреки решению государственной экспертизы и прямому требованию Госкомэкологии РФ о прекращении бурения. Это мы теперь заботимся о сохранности парков и вероятных стратегических запасов воды, а десять лет назад приоритеты были совершенно другими, а может, не столько приоритеты, сколько интересы.

Дефолт и майонез

За десять дней до объявления дефолта Вячеслав Володин перестал быть первым заместителем председателя правительства, оставшись при этом в ранге вице-губернатора. До сих пор остается загадкой, что стояло за этим кадровым решением. То ли происки врагов, науськивающих Аяцкова, то ли потрясающая интуиция Володина, дающая ему возможность первым почувствовать приближение катастрофы и с достоинством покинуть тонущий корабль. Так или иначе, но к концу августа 1998 года мы оказались в другой стране.
Многие товаропроизводители в первое время не могли решить, как реагировать на происходящее, например, Саратовский жировой комбинат прекратил выпуск продукции из-за того, что по старым ценам отпускать ее стало убыточно, а поднять их он не решался. А макаронная фабрика в связи с резко возросшим спросом перестала отпускать свою продукцию в розничную торговую сеть, самостоятельно распродавая все производимое непосредственно с собственной территории. Для преодоления последствий в области был создан оперативный штаб, разработавший программу конкретных мер, имеющих весьма отдаленное отношение к рыночным механизмам, зато позволяющих активно рапортовать о преодолении последствий кризиса, «который практически не затронул область». Досталось тогда Главному Управлению ЦБ РФ по Саратовской области и непосредственно его начальнику Евгению Лапаксину с формулировкой «за наблюдательную позицию».

Кризис и кадровые
перестановки

Одной из мер по «преодолению последствий кризиса» стали значительные кадровые перестановки. В начале сентября 1998-го были отправлены в отставку два министра - министр нефти, газа и недропользования Владимир Константинов и министр транспорта и связи Александр Абрамов. Место Константинова занял бывший заместитель областного министра экономики Алексей Щербаков, а министерство транспорта и связи возглавил Валентин Васильев. А в конце этого же месяца депутаты областной думы единогласно признали полномочия нового министра экономики Сергея Шувалова, первого заместителя председателя правительства Александра Дурнова и министра финансов Александра Ларионова.
Ненамного пересидел их и Евгений Лапаксин - в ноябре 1998 он был заменен на верного аяцковца Юрия Зеленского, не склонного, во всяком случае, занимать наблюдательную позицию по отношению к проплывающим мимо (из области) деньгам. Это потом Юрий Борисович невзлюбит Дмитрия Федоровича и Юрия Николаевича, а тогда бывший проректор политеха по АХЧ, не укравший ни одной табуретки, и управляющий банком «Радоград», с большим опытом работы с имуществом области, был востребован и оказался на этом важном и значимом для преодоления кризисов месте, которое позволило ему не только стать крупным федеральным политиком, но и подготовить себе достойную смену в лице Ольги Баталиной.

mОтвергнутая Любовь

1998 год был отмечен небывалым количеством митингов, пикетов и других протестных акций. Митинговали по несколько раз в месяц, пикетировали все, что можно пикетировать, и даже то, что нельзя. В авангарде протестного движения стояли коммунисты, но не менее активны были стачкомы гибнущих промышленных предприятий. Бастовали все - от учителей до дворников. 15 сентября на один из митингов соблаговолила прийти лично Любовь Константиновна Слиска. Вероятнее всего, она хотела успокоить собравшихся рассказами о трогательном акте подписания в городе Калининске Договора об общественном согласии и социальном партнерстве и донести до митингующих предложение Аяцкова Валерию Рашкину возглавить Татищевский район. Возможно, именно на этом митинге почувствовала Любовь Константиновна, как страшно далеко она отдалилась от народа за последние два года. Ведь чтобы покинуть место выступления, ей пришлось воспользоваться помощью милиции, и больше в неподготовленный народ она не выходила.

Опять Доренко

Нельзя утверждать, что Сергей Доренко как-то по-особому озабочен проблемами нашей области. Судьба связывает его с Саратовом довольно редко, но метко. Десять лет назад Доренко выдал в эфир фрагменты выступления Аяцкова на митинге 7 октября. Аяцков заявил тогда, что это он отправил в отставку Черномырдина. Естественно, скандал подхватили многие столичные СМИ. А дело-то всего и было в том, что Дмитрий Федорович, не встретив ожидаемой восторженной реакции толпы, решил немного удариться в популизм и самую малость перегнул палку, практически как Баталина в эфире Русской Службы Новостей десять лет спустя. Вообще, желание переключить внимание общественности от кризиса к собственному устному творчеству дорого обошлось Аяцкову. Его заявление о зависти, которую он испытывает к Монике Левински, стоило ему неприглашения на съезд Союза промышленников и уничижительного комментария Аркадия Вольского, против которого кем-то тут же была организована медийная атака.

Накроем область сетью
общественных приемных

В октябре 1998 года губернатором было подписано постановление об организации работы его общественных приемных во всех муниципальных образованиях области. Приемные должны были обеспечить живую связь с населением и его проблемами. Отношение к ним было достаточно серьезным, полученные наказы ставились на контроль и нередко выполнялись. Сегодня тоже открываются приемные, но не очень понятно, кто будет обеспечивать и кто контролировать исполнение наказов председателю партии и правительства. При очевидной схожести нынешней ситуации и событий десятилетней давности нельзя не увидеть и серьезных отличий. Вроде и люди почти те же, и повадки, то есть методы, не сильно изменились, а что-то не так, как было тогда. Может, дело в общественном восприятии - люди устали просить и надеяться, а чиновники ленятся исполнять даже элементарные обязанности, потому что перестали бояться.

все статьи
номера
на главную