N2 (11) (23 января 2009)   23.01.2009 | 04:44
Распечатка связей
Рубрика: ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА
Просмотров: 209
Версия для печати

dВ Волжском районном суде Саратова продолжается процесс по делу Михаила Макеенко. Не исключено, что близится к завершению. Свидетели допрошены практически все. Обе стороны представили суду свои доводы: обвинение - по доказательству вины подсудимого, подсудимый - по отрицанию своей вины. И теперь, как сказала судья Светлана Макарова, «суд начинает проверять, что достоверно, а что нет, кто говорит правду, а кто, наоборот, говорит неправду». Исходя из объемов сказанного, проверка предстоит также объемная. Участвовать в ней уже выразили желание и гособвинитель Николай Абрамов, и лично подсудимый.

На последнем заседании, напомним, Макеенко рассказывал о том, при каких обстоятельствах он познакомился с сотрудником арбитражного отдела облпрокуратуры Дмитрием Матросовым, и какую роль в этом сыграли телефонные переговоры между обвиняемым и двумя прокуратурами. На вчерашнем заседании сторона обвинения решила все уточнить детально. В связи с чем Абрамов спросил Макеенко, сможет ли он предоставить суду распечатку телефонных разговоров между ним, Матросовым и Пригаровым. Макеенко засомневался.
- Уж не знаю, можно ли получить распечатку со стационарных телефонов, - сказал он.
- Можно, можно, - сказали ему прямо из зала суда. Защита тоже заметила, что технический прогресс сегодня зашел далеко, поэтому можно все.
- Хорошо, выясню, - сказал Макеенко. - Если есть такой прогресс, то сделаю.
Абрамов, похоже, только такого согласия и ждал. То есть он хотел непременно уточнить, готов ли сам подсудимый к реальному доказательству своих заявлений. После чего и сам заявил, что у него есть ходатайство. Заодно напомнил, что преступление, в котором обвиняется Макеенко, относится к разряду тяжких, что, собственно, и было обозначено в оглашенном тексте ходатайства. В общем, речь шла о том, что прокуратура намерена лично запросить у оператора фактуру по этим телефонным звонкам.
Как ни странно, защита возразила, объявив такое ходатайство преждевременным.
- Разве Михаил Александрович сказал, что он не будет ничего выяснять? - спросила судью Елена Левина. - Он сам все сделает. Просим отклонить.
- Михаил Александрович не отказывается, - подтвердил услышанное Абрамов. - Это же в его интересах, в том числе и это ходатайство. Прошу суд удовлетворить.
Пререкались где-то минут пятнадцать. Защита ссылалась на готовность Макеенко самостоятельно все сделать, Абрамов не то что бы сомневался, но полагал, что довериться суд должен именно прокуратуре. Макеенко лично возражал.
- Я прямо сегодня, когда приду на работу, сделаю запрос, - сказал он суду. - Напишу письмо и с нарочным отправлю его в «ВолгаТелеком». Сегодня же. Из меня и так уже какого-то преступника сделали. Приду на работу, и первое, что сделаю - отправлю с нарочным письмо.
Но Абрамов засомневался. Или не верил. И спросил у Макеенко, будет ли готова эта информация к понедельнику.
- Может быть, завтра будет готова, - ответил тот.
Судья объявила десятиминутный перерыв. Но и после перерыва защита не изменила своей позиции. Обвинение, впрочем, тоже. Суд удалился на совещание.
Совещание затянулось. Елена Левина успела рассказать несколько случаев из своей адвокатской практики, Николай Абрамов рассказал, как он на Крещение купался в проруби. Поговорили о жизни и разных жизненных ситуациях. Наконец, прозвучало: встать, суд идет!
Не садясь, выслушали постановление суда: заявленное прокуратурой ходатайство удовлетворить.
- Присаживайтесь, - сказала судья. И сообщила, что теперь-то суд и будет проверять все степени правдивости сторон.
Абрамов молча кивнул. Макеенко вслух заявил, что он от своих слов не отказывается и не откажется. Судья объявила перерыв до понедельника. Как раз к понедельнику есть смысл ожидать еще одного свидетеля, скорее всего, последнего - эксперта Зубову из Петербургской коммерческой организации, осуществлявшей по запросу прокуратуры экспертизу известной диктофонной записи.

все статьи
номера
на главную