N42 (51) 13 ноября 2009   13.11.2009 | 01:28
Местным федералы не указ
Рубрика: веселые ребята
Просмотров: 531
Версия для печати

Местным федералы не указИстория панельного дома на улице Хользунова, 16/34, в котором 324 квартиры, долгая и непростая. Началось все с того, что дом в 1978 году построили по экспериментальной методике. При строительстве фундамента не вбивались сваи. По каким-то обстоятельствам не было проведено геодезическое исследование. А ведь дом построен на месте бывшего Белоглинского оврага. И строение начало ползти.

В конце 90-х годов было принято решение укрепить его буроинъекционным методом, то есть закачать в фундамент жидкий бетон с битым стеклом. Предполагалось, что бетон, застыв, будет поддерживать строение. Но вместо положенных 700 тонн смеси под постройку закачали всего лишь несколько десятков. Вся эта масса стекла попала под пятый подъезд дома, где предположительно была воронка. Высыхая, бетон начал расширяться и поднимать часть дома. В стенах стали появляться огромные трещины, и жители отчетливо слышали треск, который издавали разрушающиеся панели.

20 апреля 2004 года межведомственной комиссией Саратовской области дом был признан аварийным. В акте проверки указано: «вследствие неравномерных осадок в стенах здания имеются сквозные трещины до 95 мм. Происходит отклонение стен на 24-140 мм. Лестничные площадки 5-го подъезда сошли с опор. Жилой дом непригоден для проживания по причине его аварийности». Местные власти не поверили комиссии и решили провести еще одну проверку посредством ООО «Саратовоблпроект-1». Эта организация сделала вывод, что основные строительные конструкции здания находятся в неудовлетворительном, близком к ветхому состоянии с аварийными участками. Было сделано заключение: «здание по ул. Хользунова, 16/34 подлежит сносу». Предположили, что дом может худо-бедно простоять еще лет 5-8, но при обязательном проведении ряда ремонтных работ, которые сама организация называет экономически нецелесообразными. До проведения мероприятий жильцов нужно было расселить.

Шло время, но ничего не менялось. Жительницы квартир №323 Елена Шанинина и №317 Валентина Чулкова устали жить на чемоданах в постоянном страхе обрушения. Они написали письмо депутату Государственной думы Вячеславу Володину. Тот ответил им, что данная проблема является предметом гражданского спора и нужно обратиться в суд. Женщины послушались совета Вячеслава Володина и подали гражданские иски на администрацию Саратова, правительство области и министерство строительства и ЖКХ в Волжский районный суд. 21 декабря 2006 года был удовлетворен иск Чулковой. Суд обязал мэрию принять меры по расселению и предоставлению нового жилья обитателям аварийной квартиры. 28 марта 2007 года одержала победу и Шанина. Решение было аналогично первому, но с пометкой расселить «немедленно». Вячеслав Володин выражал в своем письме надежду на то, что решение суда будет справедливым. Его надежды оправдались.

Однако администрация не согласилась с тем, что должна помогать жителям. Она подала кассацию на оба решения в областной суд. Они были оставлены без изменений и вступили в законную силу. Елена Шанина и Валентина Чулкова получили исполнительные листы. Теперь мэрия хочешь не хочешь, а должна-таки позаботиться о жителях расползающегося по швам дома. Ведь те здания, которые признаны аварийными до принятия нового Жилищного кодекса, расселяются за счет государственных средств вне зависимости от формы собственности.

2 июля 2007 года администрация впадает в «полные непонятки» - какие же меры должны быть приняты по расселению жильцов? Понимание никак не приходит, и мэрия подает в Волжский районный суд заявление с просьбой разъяснить суть вопроса. Суд пояснил, что в течение 10 дней после получения решения по искам они обязаны были определить сроки отселения и обеспечить жильем граждан. Таким образом, Чулкова должна была жить в новой квартире с мая 2007-го, а Шанина - с июня.

30 октября 2007 года издано распоряжение администрации Саратова об утверждении поименного списка граждан, переселяемых из ветхого и аварийного жилья. Обеим женщинам и их семьям в соответствии с этим реестром положены субсидии на покупку новых жилых помещений. Чулковой - более 3 миллионов рублей, а Шаниной - 2,5 миллиона. 10 декабря 2007 года был проведен муниципальный открытый аукцион и куплено 29 квартир для расселения граждан из ветхого и аварийного жилья. Нашим героиням вместо двух четырехкомнатных квартир полагалось 4 жилых помещения. Казалось бы, все хорошо. Но...

27 февраля 2008 года и. о. главы администрации Сергей Тульский подписал распоряжение №89-р, которое признает дом на Хользунова, 16/34 пригодным для проживания. Вроде бы за день до этого было оформлено заключение муниципальной межведомственной комиссии, но его никто не видел. Когда Шанина и Чулкова потребовали от администрации выдачи этого документа на руки, им ответили, что это невозможно, так как комиссия не является структурным подразделением мэрии. А то, что она создается по распоряжению администрации и в состав обязательно входят ее сотрудники, - не имеет значения. Интересно, что в постановлении №212А, в соответствии с которым и была якобы создана комиссия, есть пункт: «Комиссия осуществляет свою деятельность только в отношении помещений и многоквартирных домов муниципального жилищного фонда». А дом, о котором идет речь, построен ЖСК «Бодрость», то есть он находится в частной собственности. Какое же право имела комиссия признавать его пригодным для проживания?

Администрация начинает требовать прекращения исполнительного производства. 17 марта 2008 года судья разъясняет, что решение вступило в законную силу и изменившиеся обстоятельства не играют никакой роли. Но по непонятной причине 11 июня Волжский районный суд кардинально меняет свое мнение. Теперь то, что дом признан пригодным, уже имеет значение. Такая позиция суда, каковы бы ни были ее причины, позволила администрации выкинуть многострадальных жительниц не менее многострадального дома из реестра на переселение.

Через некоторое время у женщин на руках появляется заключение новой экспертизы, проведенной ООО «Каркас». В этот раз дом признается «в ограниченно работоспособном состоянии». Что это может значить? Как вообще дом может быть «работоспособным»? Дальше - еще веселее. Компания заявляет: чтобы продолжить безаварийную эксплуатацию, нужно усилить конструкцию фундамента сваями и перенести часть нагрузки со стен на прочные глины! То есть надо разобрать дом, вбить сваи и собрать заново. Всего-то и дел! Таким образом, дом одновременно был аварийным, пригодным для проживания и частично работоспособным. Все эти градации он проходил практически без ремонта, просто сам по себе.

Отчаявшись найти справедливость в родном городе, Елена и Валентина обращаются в столицу к федеральным властям. В ноябре 2008 г. Елену Шанину лично принимает председатель Совета Федерации Сергей Миронов. Выслушав женщину, сенатор желает убедиться во всем воочию. 10 декабря он приезжает в Саратов. Елена Шанина принимает высоких гостей. Помимо Миронова, в квартире с треснутыми стенами появляются губернатор Павел Ипатов и министр строительства и ЖКХ Дмитрий Федотов. По словам Шаниной, между ними состоялся диалог, в ходе которого и Ипатов, и Федотов согласились, что в такой квартире жить нельзя. Но сказали, что сделать ничего не могут. Ипатов считает - потому что квартиры частные, а Федотов - потому что дом не аварийный. Хочется спросить у чиновников: почему же тогда жить-то нельзя, если дом нормальный? Расцветочка обоев вам не понравилась, что ли? Сергей Миронов во всеуслышание обещает помочь женщинам.

Прошел почти год, но воз и ныне там. Неужели и приезд Миронова был исключительно частью его пиар-программы? Или он просто забыл? Или есть более важные, чем жизни жильцов 324 квартир, дела?

По словам Елены Шаниной, от Миронова регулярно приходят письма с требованием расселить квартиры, но ничего не меняется. Она же сообщила: Дмитрий Федотов сказал, что произойдет долгожданное событие, когда Миронов приедет еще раз и даст 6 миллионов на покупку квартир. Если это действительно так, то мы обращаемся к Сергею Миронову: приезжайте! Ведь некоторые наши чиновники, как гордая птица еж, - пока не пнешь, не полетит.

Приезжала депутат Государственной думы Кира Лукьянова. В присутствии хозяек опасных квартир и журналистов она звонила Дмитрию Федотову. На вопрос, почему не происходит расселение, он ответил: «Тогда же весь дом придется расселить». «Мы создаем законы, но они не исполняются», - сказала тогда Кира.

В присутствии Елены Шаниной звонил сити-менеджеру Вячеславу Сомову депутат Государственной думы Владимир Колесников и требовал предоставить женщинам новое жилье. Глава администрации пообещал.

Несмотря на все просьбы и требования со стороны федеральной власти, Елена Шанина и Валентина Чулкова и по сей день продолжают жить в доме на Хользунова, 16/34. Теперь в планах женщин попасть на прием к Президенту РФ Дмитрию Медведеву и обратиться в Европейский суд по правам человека. «Может, если Президент или Страсбургский суд вмешаются в нашу проблему, она все-таки будет решена. Хотя, после всего произошедшего, мы и в этом уже не уверены», - говорит Елена Шанина.

В других аварийных домах из министерского списка тоже не все просто. Например, «улица Астраханская, 11Н, год постройки 1917, площадь 169 квадратных метров, признан аварийным в 1970 году», - сообщает министерство строительства и ЖКХ области. Корреспондент ожидал увидеть один дом. А на самом деле их восемь. Двух- и одноэтажные, разных размеров, но все деревянные. Молодой человек, проживающий в одном из них, представиться отказался, но сообщил, что одноэтажный небольшой домик достался ему по наследству. Он сам отремонтировал его, правда, добавил, что проще было снести и заново построить. Поведал он и об одной интересной детали. В этом комплексе домов и в штампе о прописке жителей нет буквенных обозначений, только цифры. В каких-то домах несколько квартир, в каких-то одна. Нигде рядом с №11 буквы обнаружить не удалось. Соседствуют №9 и №13. Получается, что если сейчас власти вдруг затеют переселение или ремонт, они просто не найдут объект для этих действий.

На Первомайской, 50 дверь не открыли. Этот дом построен в 1882 году и признан аварийным в 1979-м. Видно, что снаружи дом не так давно покрасили и оштукатурили, но в некоторых местах штукатурка уже отвалилась и обнажила дыры в кирпичной стене. Сразу на стук из-за двери раздался старушечий голос: «Я вам сказала - не ходите сюда. Я никуда не уеду. Хотите жечь дом - жгите вместе со мной». Видимо, обитательница накренившегося по диагонали в сторону Соколовой горы дома боится пожаров, которые происходили не так давно на улицах Первомайской и им. Е.Ф.Григорьева (бывшей Революционной). Может, к старушке уже кто-то приходил? Уговаривал? Угрожал? Так или иначе, но соседний дом уже снесен и там ведутся строительные работы.

К тотальному безразличию чиновников люди уже начали привыкать. Но когда местные чиновники, игнорируя мнение федеральных властей, продолжают не только не помогать, а скорее мешать людям решать проблему - это уже, на мой взгляд, беспредел. До каких пор это будет продолжаться? Уже известны примеры, когда подобное отношение к людям не довело власть имущих до добра. Будем ждать, когда история пойдет на очередной круг.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную