N46 (55) 11 декабря 2009   11.12.2009 | 00:34
Девушка и оптимисты
Рубрика:
Просмотров: 283
Версия для печати

Грязь и мусор на улицах, бродячие собаки, полуразрушенные здания - это сейчас лицо нашего города? А слухи о взрыве на Балаковской АЭС, исчезновении соли, легочной чуме, «опрыскивании» и реакция на них разве не похожи на массовую истерию? В связи со всем вышеперечисленным редакция «Газеты Наша Версия» решила провести уже ставший традицией опрос видных политических, и не только, деятелей Саратова. Вопрос был таким: «Саратов безнадежен или его еще можно спасти?»

 

Вдруг из маминой из спальни...

 

Девушка и оптимистыОлег ГРИЩЕНКО, глава муниципального образования «Город Саратов»:

- Конечно же, не безнадежен. Более того, в городском хозяйстве, в социальной сфере Саратова есть направления, по которым нам за последние три года удалось добиться успехов. Но развитие города сегодня затруднено как объективными, так и субъективными причинам, в том числе и «человеческим фактором». Это и хроническое многолетнее недофинансирование, и неопределенные взаимоотношения с региональной властью. Не могу не сказать и о недостаточно эффективном взаимодействии силовых структур с органами местного самоуправления Саратова. При решении всех этих вопросов, я думаю, через 2-3 года Саратов будет совершенно другим городом, которым будут гордиться его жители.

Я уже неоднократно говорил, что, на мой взгляд, отсутствие единоначалия на уровне муниципалитета не способствует эффективному управлению городским хозяйством. Я глубоко убежден, что руководитель должен быть один. Руководитель, который не побоится ответственности за все происходящее в городе, спрос будет только с него.

Девушка и оптимистыВячеслав Сомов, глава администрации муниципального образования «Город Саратов»:

- Я не знаю, кто говорит, что Саратов безнадежный. Его не только можно спасти, его и нужно спасать. И я думаю, что все шаги, которые делает администрация и городская дума, направлены именно на это. Поэтому если есть пессимистические настроения у кого-то, то это очень преждевременно.

- Какова причина нынешнего состояния Саратова?

- Вы мне задали вопрос - я ответил.

- То есть на дополнительные вопросы вы не хотите отвечать?

- Я вам уже ранее говорил, что пресс-конференции по телефону не даю. Но сегодня я вам ответил.

 

 

Те, кто раньше над этим трудился

 

Девушка и оптимистыДмитрий Аяцков, экс-губернатор Саратовской области:

- Я даже растерялся. Я даже ни на секунду не сомневаюсь. Ведь в основном-то все зависит-то от народа, от бизнеса. Но ситуацию негативную может создать и правящая элита. Что сегодня и происходит.

- Вы считаете, что в состоянии Саратова правящая элита виновата?

- Да. Пока не будет консолидации во властных элитах. Пока не будет консолидации общественных элит. Я думаю, не только правящей элиты, но и творческой интеллигенции, предпринимателей ведущих, руководителей предприятий, банков. Вот этого не наблюдается. Общественная палата в общем-то она какая-то, рождена неправильно. Она подконтрольна власти сегодня. Очень разрозненно работают представители неправительственных организаций. Раньше они как-то были объединенные под Общественной палатой, а сегодня они каждый сам по себе. Сегодня нет объединяющего начала в главном муниципальном образовании - в городе Саратове.

- Смена руководства области и города поможет исправить ситуацию?

- Ну, народ всегда верил в доброго царя или барина. Были времена, когда и город, и область были на слуху. И в двадцатом веке, и в девятнадцатом веке. Ведь у Саратова очень славная история. Он по праву входил в тройку городов царской России - Питер, Москва, Саратов. Сегодня, к сожалению, Саратов очень слабо звучит на федеральном уровне, да и на областном тоже. Чаще можно слышать негативно.

- А как вы считаете, нам еще стоит ждать светлого будущего или надо уезжать куда-нибудь?

- Ждать не нужно. Нужно работать каждому честно на своем месте. И делать то дело, которое по душе, честно. Тогда и все получится. Ведь у народа никто не отнял право выбирать себе власть, но это право используется очень-очень слабо. Сначала все под лозунгами бегут и голосуют, а за кого, никто не вдумывается. Ведь демократию никто не отменял. Ведь и Грищенко, и Сомова, и депутатов областных и городских, а с ними и областную власть, выбирал тот самый народ, который вы представляете, четвертая власть (интересно, что хотел этим сказать Дмитрий Федорович? Ведь главу администрации выбирал не народ, а депутаты, среди которых, кстати, много списочников. Может, он в очередной раз напомнил, что является единственным всенародно избранным? - прим. ред.). Людям нужно объяснять, чтобы они трезво смотрели на это. Я никогда не буду призывать к какой-то революции. Это не в моем стиле. Надо научиться уважать Конституцию и все законы, которые принимаются на федеральном и местном уровне. И их не только знать, но и четко исполнять всем, начиная от первого лица государства и заканчивая дворником дядей Ваней с метлой, если он есть и остался в Саратове.

 

Девушка и оптимистыАндрей Россошанский, депутат Саратовской областной думы:

- Спасти можно.

- А как?

- Как спасти?

- Да. Что нужно в первую очередь сделать?

- (молчит) Трудный вопрос.

- Конечно. Но мне кажется, что он актуальный. Вот вы считаете, что город не безнадежен, а кто может нам помочь?

- Я думаю, что, во-первых, нужно достичь самого главного - это взаимопонимания власти городской и власти областной. Потому что о чем бы мы ни говорили, мы говорим о деньгах, то есть о бюджете. А бюджет города трещит по швам по полной программе. И городская власть должна научиться правильно управлять бюджетом. Во-вторых, постоянно и профессионально его пополнять, учиться дорого продавать городскую землю. Должно быть поменьше коррупции в решении всех вопросов, связанных с городской казной. Я имею в виду землю, недвижимость и все такое. И чиновники в городе должны постоянно думать о том, как наполнять бюджет. Ну и должно быть понимание между городской властью и областной, с чего я и начал, потому что слишком много противоречий. Здесь трудно сказать, кто прав, кто виноват, потому что есть вещи, которые я как областной депутат вижу. Областные депутаты и правительство помогают городу и выделяют средства дополнительные постоянно. А городская власть, с моей точки зрения, иногда не выполняет своих обязательств и свою долю для погашения той или иной критической ситуации как бы не находит. Поэтому для меня это признак того, что нормальной договоренности между областной и городской властью не существует. Потому что в области много городов, малых и средних, а проблемы возникают только в городе Саратове.

- Вы как считаете, Андрей Владимирович, миром или войной можно добиться этого понимания?

- Ну, войны по-любому не должно быть. Только мир. А мир все-таки зависит от первых лиц. А когда первые лица где-то друг друга не понимают, получается, что и подчиненные не понимают. Получается, тема эта вечная. Разжевывается 131-й закон, который, с одной стороны, не позволяет областной власти вмешиваться в работу муниципалитета в полном объеме. Из-за этого народ страдает. А городские чиновники, городская власть этим делом пользуются. Я очень сожалею, что так происходит.

- Андрей Владимирович, может быть, если уж выражаться совсем жестко, кого-то надо «добить», чтоб мир наступил? Или, наоборот, лучше кого-то не трогать?

- (смеется) Трудно сказать, кого там нужно «добить», в кавычках. Я скажу так, как думает народ. Народ во всем винит власть. А власть у нас, я имею в виду власть в персоналиях, состоит из узкого числа первых лиц. Поэтому, ну что тут говорить, вот это узкое число первых лиц, они должны находиться в одной упряжке. Под флагом партии «Единая Россия», под какими-то другими принципами, но все должны друг друга очень хорошо понимать и не подставлять друг друга, не заниматься в данной ситуации политикой, а заниматься хозяйством. Потому что город Саратов - это большое хозяйство. Можно вспомнить Мысникова, успешного председателя горисполкома Саратова, и многих других, которые фактически жизнь и свое здоровье отдали во имя города, горожан. И чистый был город, и строились больницы, детские сады, школы, объекты социальной сферы. И без всяких криков, без всяких истерик, митингов. И поливали машины, и снег убирали, и деревья сажались в огромном количестве. Я это все помню. А когда мы просто шумим о том, что у нас нет денег и отвяжитесь, а что сделано-то, собственно говоря? Когда кто-то начинает рассуждать о том, хороша или плоха власть, народ ее оценивает только в одном ключе. Народ должен ответить сам себе на вопрос: а что было сделано? Отремонтировали Набережную, построили пешеходный проспект Кирова, наведен порядок во дворах, поставлены новые мусорные бачки, появились новые снегоуборочные машины, что-то еще. То есть должны быть вещи, которые реально говорят об эффективности власти городской. Налажены ли системы взаимодействия с поставщиками тепла, услуг жилищно-коммунальных, правильно ли выстроены взаимоотношения с потребителями, с гражданами, которые платят за все за это? Все в совокупности должно говорить об эффективности власти.

- А вы как считаете, что-то сделано нынешней властью?

- Я вот по отдельным районам могу сказать. Например, по тому же Волжскому, где я депутат, могу сказать, что глава администрации Сараев, с моей точки зрения, очень эффективный глава, потому что я несколько раз сам специально утром рано выезжал в район и видел, как убирается Волжский район, как убирается Набережная. То же самое можно сделать и с теми же «Липками». Ну, мне так кажется. Набережная, во всяком случае, стала чище. Кто бы со мной ни спорил, но Набережная на сегодняшний день совсем другая. Хотя ей нужно заниматься, в нее нужно вкладывать огромные средства. Я давно предлагал городской власти, и Олегу Васильевичу, и главе исполнительной власти города: давайте создадим специальное муниципальное учреждение по уборке Набережной Космонавтов, по ее сохранению и постоянной реконструкции. Всегда во все бывшие, славные советские времена этим занималось специальное хозяйство, которое рассаживало там клумбы, которое постоянно там поддерживало в порядке бордюрные камни, асфальт, какие-то еще и парапеты Набережной, чтоб она смотрелась и с воды красиво. Для этого нужна специальная строка в бюджете, поскольку это лицо города. Можно и крыши покрасить в один цвет. Вот я помню хороший пример, Дмитрию Федоровичу Аяцкову отдам должное, он в свое время заставил Юрия Николаевича Аксененко покрасить все крыши на Набережной Космонавтов в один цвет, в зеленый. И это смотрелось с Волги очень симпатично и интересно.

 

Девушка и оптимистыЮрий Зеленский, депутат Государственной думы:

- Я считаю, что Саратов совершенно не безнадежен, и он заслуживает очень хорошей участи. Как и в любом деле, здесь нужно просто больше приложить желания и организованности.

- А это с чьей стороны должно исходить?

- Конечно, тон во всех организационных процессах несомненно должны задавать власти. И когда от властей есть посыл, то автоматически желание просыпается и у граждан. Поэтому это дорога с двусторонним движением, и я думаю, что Саратов пройдет ее достойно.

- Как вы считаете, кто виноват в нынешнем состоянии Саратова?

- Тут много причин. Есть причины объективные, которые связаны с тем, что нам достаточно тяжелое наследие досталось. Есть причины и субъективные. Это притирка ветвей власти. Согласитесь, что 131-й закон внес диссонансы не только в Саратове, но и в других городах, потому что это новая для России система управления, когда власти разделены. А сегодня мы учимся. Я могу сказать как депутат сначала областной думы - я часто бывал в районах, сейчас уже Государственной думы - и тоже я часто бываю в закрепленных за мной районах. Я вижу, что власти начинают понимать и начинают пользоваться теми механизмами, которые им дает этот закон. Поэтому нужны время и желание. Два фактора. Я даже переставил бы их местами - желание и время.

- Смена власти даст какой-то результат или это не имеет значения?

- Вы знаете, это имеет значение. Но смена власти как таковая - она ничего не несет. Достаточно вспомнить великолепную басню Крылова «Квартет». Там это все хорошо описано давно, много лет назад. Только смена власти ничего не даст. Нужно понимание и нужно желание. Это как расстроенный инструмент. На нем сколько угодно можно буцать по клавишам, но он все равно не даст никакого эффекта на выходе. Нужно настраивать инструмент.

- А кто должен настраивать, как вы говорите, инструмент?

- Хороший вопрос. Можно было бы сказать: Господь Бог должен настраивать, но Господь Бог в эти вещи не вникает. Он занимается более серьезными вещами, связанными с душевным настроем людей. Настраивать должны сами власти. Кстати, очень много усилий к этому может подвигнуть. Я не совсем четко построил фразу. Побудить к этому может политическая конкуренция. Это мировая практика. И вы заметили, что мы все-таки являемся свидетелями такого политического механизма? И если посмотреть выступления лидеров всех партий, если посмотреть выступления лидеров страны, мы чувствуем, что мы очень так объективно идем к нормальной форме демократического управления. Когда все-таки главным носителем власти является народ, и главным критерием прихода к власти являются люди. Политическая партия, таким образом, обязана выстраивать свои действия, чтобы люди эти действия поддерживали. Это конкретный ответ на тот вопрос «А кто должен?»

- Да, я согласна с вами.

- Я понимаю, что вы сейчас мое интервью в прямой речи продемонстрируете все, но я пытаюсь высказать, может быть не очень четко, ответы на те вопросы, которые вы мне задаете. Хотя, скажем прямо, таких оракулов в России нету и быть не может.

- Кто может сказать...

- Да, кто может прямо взять и так вот, знаете, абсолютно разложить все по полочкам по одной-единственной причине. Потому что нашей демократии еще отроду-то, еще даже совершеннолетия, наверно, не исполнилось. Мы бросили слушать наших западных советчиков, которые провалились со всеми своими финансовыми советами. У нас в Саратове, по старой памяти, человек десять присутствовало советчиков, и приватизацию мы проводили всю под четкими советами наших западных друзей. Сегодня, слава Богу, у нас появляется свой опыт, свое видение, появляются силы в собственных ногах.

 

Саратов - это вам не Париж

 

В отдельную, самую большую группу можно объединить тех, кто считает возбудителем «синдрома Гадюкино» 131-й Федеральный закон, который создал двухголового то ли орла, то ли змия, разделив власть. Отсюда - панацеей от городских проблем часть опрошенных считает консолидацию власти, общества и бизнеса.

Девушка и оптимистыСергей Баканов, депутат Саратовской областной думы:

- Что значит: безнадежен или можно спасти? Я не понял ваш вопрос.

- Сейчас очень много критики в адрес нашего города.

- Надежда умирает последней. Это у меня такое кредо, поэтому я всегда говорю, что нельзя опускать руки. То, что в Саратове сегодня делается, это все равно делается для людей. Я вот сейчас еду по дороге новой из Юбилейного в Солнечный. Новую развязку сделали - молодцы. У меня просто душа радуется. Раньше на этой дороге теряли по часу. Сегодня это уже сделали. Это первые шаги. Спасибо, конечно, тому, что поддержал нас Вячеслав Викторович Володин. Что деньги были выделены, насколько я знаю, и при поддержке, и федеральная, и областная дума - молодцы. И правительство - молодцы. В том числе и мэрия - молодцы.

- То есть вы думаете, что дальше так и будет?

- Я думаю, да. И город станет чище. И многие другие вопросы решатся. Меньше уже надо заниматься междоусобными какими-то делами, а надо заниматься созиданием. Обращать внимание на качество, то, что делается.

- Вы считаете, что успех в объединении?

- Естественно. Консолидация сил нужна. Сегодня не надо думать, кто больше сделал, а кто меньше, а консолидировать.

- Как вы считаете, как себя граждане должны вести?

- Граждане должны сейчас меньше слушать слухи всякие дурацкие, распускаемые непонятно кем и для чего, а больше самим вникать в эти вопросы.

- Вы имеете в виду «свиной» грипп?

- Не только. Это и поливные дела, и что только ни придумали. Энергию лучше в мирных целях направить.

 

Девушка и оптимистыВалерий Белов, министр – председатель комитета охраны окружающей среды Саратовской области:

- Конечно, Саратов не относится к категории безнадежных городов. Вопрос поставлен как-то целенаправленно. Есть проблемы в Саратове, но они решаются, и решаются успешно.

- А какие проблемы?

- Я, в частности, отвечаю за проблемы, связанные с экологией. Ну, например, в городе Саратове строится серьезный водоохранный объект - набережная. Разве это плохо? Это здорово. В городах, которые расположены на Волге, наверное, еще где-то строится набережная. Если вы знаете, то приведите пример. Но в Саратове строится. (Жаль, что министр не назвал конкретно, где и как идет строительство набережной - прим. ред.)

- То есть вы видите позитивные тенденции?

- Я буду говорить об экологии. Это мои полномочия. Значит, уникальный природный парк «Кумысная поляна». Он расположен в центре Саратова. Он сегодня обеспечивает серьезную рекреационную функцию. Раньше говорили, что это «легкие» города. И это так. Он на сегодня имеет статус природного парка. У него с прошлого года восстановлена дирекция в количестве 38 человек. Первый этап обустройства Кумысной поляны в этом году реализован.

- Я помню, на ПДС у Стрелюхина был такой разговор, что по Кумысной поляне линии электропередач пройдут.

- Нет-нет. Это был разговор, пусть проблему по-другому решают. Ведь Кумысная поляна - это природный парк, и не должно быть ничего технического.

- Не допустите такого?

- Я думаю, да. Потому что природный парк не позволяет тех намерений, которые были высказаны. Я лично не слышал. Вы слышали. Есть альтернативный вариант переброски энергии. Вот такие дела. Вот набережная, вот воздух, вот пожалуйста.

- А сами жители меняются? Есть какой-то прогресс?

- Прямо скажу, я думаю, что такого резко заметного, чтобы население города Саратова наутро изменило свое отношение и перестало мусорить вокруг себя, такого пока не наблюдается. Это задача структур, которые должны влиять и формировать экологическую культуру у населения области. Что мы и делаем. Ежегодно мы систематично издаем серьезный документ совместно с университетом и другими научными учреждениями и формируем экологическую культуру у населения Саратова и Саратовской области. Резкого улучшения пока нет, но процесс пошел в лучшую сторону.

- Мы слышали такую вещь: школьники подписывали бюллетень, что нельзя убивать медведей в берлоге зимой. Это инициатива учителей, или вашего комитета, или еще кого-то?

- Ну, во-первых, если говорить о медведях, то они не водятся у нас в Саратове. Их нет и не будет. Ну, а зачем их будить да убивать? Пусть живут. Это часть природы. Нельзя. Надо все беречь. От элементарных до высших форм, вот, в частности, вы о медведях говорите. Трогать нельзя.

 

Девушка и оптимистыВладимир Синюков, министр культуры Саратовской области:

- Уж прямо слишком мрачно. Я вообще такую постановку не понимаю, что он безнадежен. Да, проблем много, безусловно. Но есть и положительная динамика. Однозначно, в сравнении, берут обычно 90-е годы, вот летом, весной после уборки прямо даже приятно. По многим улицам видно, что занимаются, благоустраивают. Там и цветы, и зелень, и насаждения, и прочее. Конечно, есть фундаментальные проблемы, которые трудно поднимать, нужно как-то здесь вместе быть. Вот Набережная, например, центр города.

- Это проблемы?

- Набережная? Я думаю, да. Там уходит она. Провалы есть. Ну и с точки зрения ухода, насаждений. Хотя надо сказать, что Волжская администрация, надо отдать должное, видно, что занимаются. Последние годы, год-два по крайней мере, видно было, что там, я сам там живу и вижу, что там есть много улучшений.

- А как вы считаете, для того чтобы город сделать лучше, нужно, чтобы власти совместно с жителями работали?

- Тут много очень направлений. Мы тут никакие не первопроходцы. Это власть - жители, это власти между собой, муниципальные, региональные, федеральные. Вот все вместе. Должен быть налаженный оркестр. Власти законодательные и исполнительные, тоже очень важно, чтоб не тянули в разные стороны.

- Кто-то мешает тому, чтобы Саратов становился лучше?

- Мне кажется, мешает единственный наш главный враг - это неорганизованность, которая просматривается не только в Саратове, но и, увы, в других регионах. Где-то плюсы, где-то минусы.

- Какой самый главный минус?

-Тут сложно сказать. Структура, люди, кадры, деньги. Лидерство должно быть какое-то внятное.

- То есть проблема комплексная?

- Да, думаю - да. Одна методология, которую сейчас применили. Вроде как заменили одного, и все сидят, ждут, что произойдет. Конечно, от этого много зависит. Но в то же время, наверное, нужна система какая-то.

 

Девушка и оптимистыАнтон Комаров, генеральный директор телеканала «ТНТ-Саратов»:

- Здравствуйте, Антон Николаевич. Это «Газета Наша Версия», Ольга Козлова.

- Теперь модно отвечать: «Это которая персиковая?! Это которая фейтлихеровская?! Я не даю вам никаких комментариев!!!»

- «Я работаю, Ольга!» - можно еще ответить.

- Я читаю ваши телефонные разговоры со всеми.

- Спасибо. Мы очередной опрос решили провести. Вопрос интересный, надеюсь, вам понравится. Как вы считаете, Саратов - это безнадежный город или его еще можно спасти?

- Я не просто отвечу. Над этим вопросом я размышляю, наверное, последние лет 15. И мысли мои двигаются по синусоиде. То мне кажется, что Саратову выпадает очередной шанс, то кажется, что все безвозвратно потеряно. Сейчас где-то, наверное, в нулевой точке.

- А дальше как синусоида себя поведет? Пойдет вверх или вниз?

- Мне кажется, что пока идет вниз. Никаких предпосылок для оптимизма последняя неделя не принесла - только наоборот.

- Понятно. А как-то можно спасти наш город, как вы думаете? Кто его спасет или что?

- Даже не знаю, на кого уповать!.. Вы знаете, по крайней мере, значительно улучшить ситуацию может либо внятный тандем главы города и сити-менеджера, которые будут работать рука об руку и двигаться в понятном направлении, либо изменение системы двоевластия по 131-му ФЗ.

- То есть вы считаете, что либо один человек должен править...

- Либо какую-то команду создать. Пока у нас лебедь, рак и щука.

- Ваш прогноз, я так понимаю, не очень оптимистичный.

- Пока я не вижу никаких предпосылок для улучшения. Никаких. Здесь, понимаете, в чем вся беда? Время, отпущенное для каких-то позитивных изменений, - оно не бесконечно, так же, как и во всей стране. Начинают происходить техногенные какие-то вещи, как на Саяно-Шушенской ГЭС или на нашем «Водоканале». Если ничего не делать, то все потихоньку разваливается. Дороги наши уже напоминают больше рельсы, потому что... Не знаю, почему. Потому что нагрузка на них большая и ничего не делается. Вы же представляете себе все это?

- Ну да.

- Казалось бы, центральная автотрасса. И клали сетку туда какую-то импортную, пиарили ее. И все один фиг - провалилось. И если не делать ничего, то мы все провалимся в тартарары.

- А кто должен сделать, по-вашему, так, чтобы мы не провалились? От кого это зависит?

- В случае с дорогами одна надежда - на передачу транспортного налога в саратовский бюджет! И должна быть понятная позиция губернатора по отношению к областному центру, вы же про город Саратов спрашиваете? У меня такое впечатление, что наш губернатор недолюбливает Саратов, он один раз так прямо и сказал: «Саратов - это вам не Париж!» Мы и сами это каждый день ощущаем…

 

«Он стоит, с удовольствием чавкает»

Были и такие, кто единственным способом «пластической операции» лица Саратова видел смену власти.

 

Девушка и оптимистыОльга Алимова, депутат Саратовской областной думы:

- Можно спасти при условии относительно честных выборов. Честными я их назвать не могу. Смены двух глав, двухголового этого змея. И при условии, что в деятельность не будет вмешиваться великая в кавычках партия «Единая Россия». То есть даст возможность развиваться городу согласно бюджету, согласно налогам, даст возможность работать. При условии, что сохраняется этот депутатский корпус, остаются эти два проекта партии или любой другой проект, перспектив у города Саратова нет и не будет. Есть предложение переименовать в Гадюкино с большой буквы.

- Как вы считаете, изменения, о которых вы говорите, реальны?

- Если изменится избирательное законодательство, повнимательнее посмотреть. Мало вероятно. Может, только не будет столько сумасшедших. Относительно здоровые может попадут туда люди. И, главное, вот эти два проекта партии, бесконечные какие-то проекты, которые я, извините за грубость, называю выкидыши партии. За исключением одного, который пытался работать, из Энгельса. Он вот еще пытался работать, забыть о политике, но ему не дали такой возможности. А все остальное - это несчастье города.

- Были когда-нибудь времена, когда нормально было в Саратове?

- Были, когда был Мысников, когда был Агапов и другие, но те, которые действительно имели огромный опыт работы и которые были люди ответственные. Они несли ответственность за все содеянное, и с них действительно могли спросить. Но за восемь лет правления этой великой и ужасной партии им нужны только те люди, которые выполняют слепо их волю. Сказали идти направо - значит, направо. Сказали налево - значит, налево. Сказали «будет зима» - значит, будет, «не будет» - значит, не будет зимы. Хотелось бы, чтобы были профессионалы. Не просто преданные люди, заглядывающие в глаза, не имеющие ничего в голове, но очень желающие верно служить и оказаться близ великой руки, лизнуть вовремя что-то там. А специалистов они, в основном, не любят. Потому что речь идет о том, как правильно пилить бюджет, в их понимании правильно, чтобы ничего не досталось народу и досталось нужным людям.

- Сколько времени потребуется, чтобы исправить ситуацию?

- Я думаю, что при моей жизни я уже этого не увижу - нормального правления в городе Саратове. Хотя я намерена жить долго. Пока мы не сменим власть целиком в России, у нас, к сожалению, и будет вот такое безобразие.

- А граждане как должны себя вести?

- Если он считает себя человеком с большой буквы, то есть он не только кушает и организм его выбросы производит; если он считает, что его нельзя унижать, он гражданин, у него есть права и обязанности, и у чиновника они тоже есть; что милиция его защитит, что суд должен смотреть на закон, а не преданно в глаза этой же партии, и так далее, - то он должен, конечно же, бороться за свои права. Безусловно ходить на выборы и выражать свою точку зрения, не важно, за какую партию, но он должен прийти и уметь отстоять ее. А если человек такой, что ему просто налили в корыто, и он стоит с удовольствием чавкает, и он знает, что ему завтра снова нальют, то тут каждый достоин того правителя, которого достоин.

 

Девушка и оптимистыВладимир Пожаров, депутат Саратовской областной думы:

- Ничего в этой жизни безнадежного не бывает. Из каждой безнадежной ситуации есть выход. Это сказал не я - это говорят все классики. Поэтому, конечно, можно спасти.

- Каким образом? Что должно произойти?

- Ну, во-первых, должно произойти... Вы имеете в виду Саратов или Саратовскую область?

- Нет, Саратов, сам город. Но если хотите, и про область можете что-то сказать.

- Потому что безнадежность - в чем? Если брать отрасли, если советским языком выражаться, то многие отрасли у нас находятся если не в безнадежном, то, скажем так, в критическом, кризисном состоянии. Слово «кризис», правда, сейчас многие не любят, но тем не менее. Тогда нужно смотреть в первую очередь, кто руководит тем или иным направлением деятельности, той или иной сферой, той или иной отраслью. И вообще, конечно, начинать с самой головы, потому что рыба всегда гниет с головы. В первую очередь, должна прийти такая власть, четко понимающая, что есть проблема, а не выступающая по телевизору и говорящая о том, что «не волнуйтесь люди, никаких проблем нет», несмотря на то, что город опустел и все чуть не убежали из города. Один из последних случаев.

- Вы имеете в виду панику по поводу гриппа?

- Ну да. Тут пол-Саратова просто стояло на лыжах уже, а выступает первое лицо и говорит: «Да вы не волнуйтесь, ерунда все это». И так далее. Потому что, общаясь с коллегами из других регионов, в общем-то начинаю понимать сомнения, что те ли врачи нас лечат, так ли нас лечат, те ли лекарства нам дают. Давайте возьмем последнюю проблему с тем, что легочная чума, не легочная чума - слухов было столько, что все их лучше не вспоминать, потому что каждый слух, наверное, у половины саратовцев оставил какой-то рубец или рубчик на сердце, потому что все боятся за своих детей, своих родных, близких, безусловно. Ну, в первую очередь, это власть.

- То есть вы считаете, что надо сменить власть?

- Да, конечно.

- А на что?

- А вот это как раз второй вопрос, достаточно сложный, - чтобы к власти пришел вменяемый, понимающий человек, настоящий хозяйственник, кто знает, что такое хозяйство - большое, кто умеет им управлять и, главное, кто хочет им управлять. Оптимально, если бы это было из нашей среды, саратовской, и человек, пусть даже фамилия его никогда не звучала, но, по крайней мере, он прошел серьезный производственный путь. То есть он знает, что такое жизнь, не понаслышке. Дальше этот человек будет набирать команду - команду профессионалов. И тут сразу возникает вопрос: а) чтобы такой человек пришел к власти - возможно это или нет? б) дадут ли ему набрать команду? в) что он может сделать с тем состоянием финансов и с тем бюджетом, который на данный момент есть? Тут, конечно, вопросов очень много, но решать их должен человек, который в первую очередь наберет команду, а потом уже будет решать все остальные вопросы.

- А это миром или войной произойдет, как вы думаете?

- Ну, только бы не войной у нас что-нибудь произошло! Нам войны не нужны.

- Я имею в виду - политической войной.

- Да у нас, мне кажется, все, что происходит, уже называется «политическая война». Настолько, что уже само выражение «политическая война» себя полностью... ну как бы настолько замылилось это понятие, что его действительно можно к любому...

- Событию, ситуации?..

- Да, да. Да нет, конечно, если войну называть войной, то есть вещи своими именами, то только не война, конечно, никаких революций, никаких потрясений, Христа ради! Уже хочется нормально, спокойно, благополучно жить. Причем, еще раз говорю, смотрим на другие регионы и в общем-то таких особых проблем... Вернее, так скажем, в каждом регионе есть какой-то нюансик, пунктик, он вылезает, но вот такой совокупности проблем я не знаю. По крайней мере, у наших соседей точно нет, чтоб все сразу было плохо: и в здравоохранении, и в дорогах, и так далее, так далее, так далее.

- А почему, как вы думаете, так происходит? Почему Саратов такой «избранный»?

- Власть. Не-а-дек-ват-ная, не отвечающая власть. Рыба гниет с головы. Не надо искать каких-то других причин - что Бог от нас отвернулся или, наоборот, дьяволу мы приглянулись и так далее. Конечно, Бог всегда помогает тем, кто работает. Кто ничего не делает, как в том анекдоте с лотерейным билетом. Помните?

- Нет, не помню.

- Ну, это был старый анекдот, когда один товарищ из Одессы все время просил, чтобы в лотерею он выиграл большой приз, получил много денег. И каждый день, ночь, утро, день он по нескольку раз молил Бога об этом. В конце концов ангелы на небесах говорят: «Господи, пусть он уже выиграет, ну он столько уже просит!» Он говорит: «Да я бы рад, чтобы он выиграл, но пусть он хоть лотерейный билет купит». Здесь то же самое - пусть хоть это сделает.

- А может, не ждать, когда все это кончится, может, уехать вообще из Саратова, не терпеть?

- Уехать, убежать от проблемы - конечно, это самое, наверное, первое, что приходит в голову. Но, скажем, те, кто находятся в политике, кто являются депутатами, такие советы как минимум не имеют права давать, потому что мы обязаны сделать так, чтобы людям было жить хорошо, а не говорить: «Эй, люди, собирайте чемоданы и уезжайте».

- И все в Самару!

- Да, да. Или хотя бы в Пензу, которая уже круче нас становится. Поэтому, нет, конечно. И на самом деле, безнадеги такой уж нет. Есть достаточно большой регион, есть достаточно большая база: и производственная, и сельскохозяйственная, и научная, и культурная. У нас, слава Богу, и люди умные есть - только нужно, чтобы это кто-то грамотно возглавил и направлял. Без вожака не будет нормального движения, не будет и никогда не было. Да?

- Ну да.

- Трудно сказать, какой ветер путный, как в одной песне было у «Машины времени» - если ты не знаешь, куда твой корабль должен плыть. Поэтому должен быть вожак, который должен сказать: «Корабль плывет туда-то». Причем лучше, если он посоветуется, скажем, с представителями элиты, в первую очередь, которая даст ему дельный совет, куда плыть, выберет уже вариант решения и дальше уже сам своей харизмой, своей энергией, своей мощью пробивает этот путь. А к нему люди, если будут видеть, что человек работает и старается, будут подтягиваться. Когда человек очень редко бывает в Саратовской области и пытается руководить... Как называется-то это управление?.. Дистанционное управление области уже противопоказано.

- А у вас есть такой кандидат?

- Я бы не стал называть, потому что есть нюансы, но это уже не по телефону. Могу сказать, что у нас в Саратовской области эти люди есть, и причем даже не так важны те, кто постоянно звучит. Там набор из пяти-семи фамилий, кто всегда звучит. Есть крупные и менее крупные, но достойные руководители, я имею в виду, крупных предприятий, которые могут при определенных обстоятельствах с этой ролью справиться. Свято место пусто не бывает, да?

- Ну да.

- Поэтому нужно немножко покрутить головой.

- Кому покрутить головой?

- Тем, от кого будет зависеть принятие решения. К концу месяца партия власти сформирует список, отправит их Президенту. Кто будет крутить головой, пока будут составлять этот список? Мы с вами можем хоть обкрутиться. Это первый момент. Второй момент - уже дальше Президент и его Администрация. Согласятся они с этими кандидатурами - не согласятся, может, они кого-то другого предложат - такой же тоже вариант возможен. А когда нам внесут в думу, тогда можно головой не крутить, там уже можно сидеть, держа скулы двумя руками.

- Владимир Александрович, а за какой срок такой человек может выправить ситуацию?

- Нет, то, что он это сделает даже за год, - это нереально. Но, скажем, три года - это тот срок, за который можно реально сделать. Первое время у него уйдет просто на формирование команды, на изучение ситуации. Ведь если придет человек новый сюда к нам, у него все равно уйдет время на изучение болевых точек и нахождение точек роста. Тот, кто здесь уже работает и движется, у него, конечно, этот процесс по времени будет меньше, потому что он лучше знает. Поэтому, я считаю, что лучше бы, если бы это был человек из Саратовской области, выдвиженец, у него меньше времени уйдет на адаптацию. С другой стороны, человек, который придет откуда-то сверху, возможно, будет меньше связан какими-то пристрастиями или приверженностями, но это тоже не факт. Он же тоже может к нам прийти с определенными установками... (со вздохом) Не будем мы с вами знать, на каких точно условиях и как дальше. Вот так вот.

 

«Пластмасса - это тоже болезнь»

 

Некоторые, видимо, настолько от всего устали, что уже не надеются ни на нынешнюю, ни на будущую власть. Эти люди предпочитают доверять только себе и делать все самостоятельно. Может быть, такой подход является врожденной самостоятельностью, как у следующего опрошенного.

 

Девушка и оптимистыВасилий Синичкин, депутат Саратовской областной думы:

- Да, конечно, можно. Я тебе скажу одно. Прежде всего надо людям самим повернуться к себе лицом. Прежде всего с этого начать. Мы хотим, чтобы работало только руководство, понятно, что оно должно работать, но мы-то с вами что делаем? С другой стороны скажу, вот вспомни, например... Тебе сколько лет?

- Мне 24.

- Ну, мало. Но скажу одно, ты вспомни, буквально два десятка лет назад, когда не было пластмассы, даже бумагу, которую не убирали, проходил дождь, она растворялась и не было грязи. Это же тоже был вопрос. А нормативы, насколько я знаю, не рассматривались и не пересматривались в сторону увеличения. Пластмасса - это же тоже болезнь. Но то, что с городом надо заниматься, - это однозначно. Самим надо людям заниматься. У меня один из лозунгов был в начале чуть ли не самых первых выборов - «помоги себе сам».

- То есть люди должны прежде всего сами что-то делать?

- Скажи мне, ты живешь в большом доме?

- Да.

- Вот обижайся - не обижайся, можешь даже не отвечать мне, но ты хоть раз снег чистила у подъезда?

- Нет, я лично никогда.

- Все. Вот видишь как. А я чищу, потому что я в частном доме живу. А потому что никто не придет и не почистит.

- А власти все-таки должны что-то делать?

- Конечно, власть должна заниматься городом. Поводырь должен быть.

- Сейчас кто-то занимается городом или нет?

- Нет, я не хочу на этот вопрос отвечать.

- Как вы считаете, есть люди, которые мешают Саратову стать лучше?

- Да мы уже, по-моему, обсуждали этот вопрос. Система чиновников - как раз вот эта болезнь. Поверь мне, я понимаю, что Сомов хочет сделать, да не все получается.

- Может, просто не хватает средств в бюджете?

- Средств достаточно.

- Много говорится о том, что город никак общего языка с областью не найдет. Это важно? Или это просто разговоры?

- Нет, это разговоры одни. Это политические разводки, я так думаю. А так я вопроса между городом и областью не вижу. Нет, понимаешь, денег всегда недостаточно, только весь вопрос в том, кому сколько хватает. Поэтому можно говорить что угодно. Можно программу развернуть, сделать объект, ну, условно говоря, который никому не нужен. Как я иногда некоторые объекты называю «дорога в никуда». Не буду расшифровывать, сама поймешь. Ладно, спасибо, Наташ. А то я в Балаково.

 

Девушка и оптимистыОлег Коргунов, банкир и председатель регионального совета сторонников партии «Единая Россия»:

- Конечно. Как это - безнадежный?! Безнадежным ничего не бывает. Россия не безнадежна. Конечно.

- А как его спасти можно?

- Работать, работать и еще раз работать.

- Всем или кому-то конкретному надо работать?

- Всем! В том числе и гражданскому обществу. Быть небезразличным к своей родине, к своей земле, по которой ты ходишь. Притом это не громкие слова - это мое убеждение. И я имею моральное право так говорить, потому что достаточно много своих нервов, жизни отдал на благоустройство города Саратова. И не только Саратова.

- Олег Николаевич, как вы считаете, сколько времени надо, чтобы какие-то позитивные изменения произошли?

- Вообще, вот если... Ну, легко всегда предполагать. Намного сложнее работать. Но по моей оценке, при определенных стечениях обстоятельств и при достаточно эффективном администрировании, я думаю, года достаточно для того, чтобы люди максимально почувствовали, что есть перспективы развития. Притом все ветви власти должны заниматься, в том числе и социально ответственный бизнес должен быть. Но бизнес будет социально ответственным тогда, когда он почувствует, что власть эффективно работает.

- А сейчас он чувствует эффективность власти?

- Ну-у-у-у... я бы не давал, наверное, таких оценок. Но я считаю, что у власти еще есть резерв по эффективной... по эффективной... по эффективизации администрирования всего муниципалитета.

- То есть за тот год, о котором вы говорили, они могут еще что-то исправить?

- Думаю, что да. Я по складу характера оптимист. Я в Балашове проработал два года, 1997-1999-й год. В чужом городе. До сих пор вспоминают.

- Вас вспоминают в Балашове?

- Ну, вы задайте балашовцам вопрос. Хотя пришлось некоторые моменты ломать через колено. Власть должна быть сильной и справедливой. Тогда ее уважают. Будет справедливой - тогда она будет сильной.

- То есть если справедливая, то сильная тогда будет, да?

- Если власть справедливая и выполняет свои обязательства, то тогда она сильная.

 

Девушка и оптимистыЛидия Златогорская, председатель Саратовского отделения Союза журналистов России:

- Я считаю, что город в целом нельзя считать безнадежным.

- Смена власти городской и областной помогла бы сейчас?

- Городской - нет. Там система останется прежней. Это один фактор. Второй фактор - это насколько терпеливо мы относимся к тому, что происходит. А мы-то не умеем защищать свои права. В такой системе еще жить да жить. В этом смысле мы безнадежны. У нас нет фашистских законов. У нас законы все демократические. Они все очень хорошие. В основном. Кроме избирательной системы, все остальное должно работать на интересы граждан. Избирательную систему менять надо.

- Пока возможны небольшие только шаги?

- Да. Но каждый небольшой шаг - это пример, который придаст бодрости другим. К сожалению, эта инертность не от страха, а, может быть, от желания обезопасить себя. Мне кажется, это чисто саратовская, чисто мещанская черта. Нужно спросить себя: что я могу сделать?

- То есть вы считаете, что народ сам себя должен в первую очередь вытаскивать, а властные структуры - как дополнение?

- Нет, ну, мы вот уже сколько раз убеждались и в глупости власти, недальновидности, вороватости. Но почему она существует, эта глупость? Явные ошибки, злоупотребления даже. Мы это видим, слышим. Так почему же это существует? Потому что нет института репутации у самой власти. То есть не стыдно. Не потому, что общество этого не осуждает. Потому что для попадания во власть это не главное условие. Но Саратов для меня не безнадежен. Было бы страшно. Не во всех сферах у нас глухое болото.

- Спасибо.

- Это вот будет как про парк?

- Да.

- Я предыдущий прочитала, получилось как телевизионная картинка. В телевидении ведь можно ничего не объяснять, что человек делает. Он говорит, и про него все ясно. Вы примерно так и сумели это воспроизвести. Получилась прямо картина маслом. Лишь бы герои не испугались ваших интервью. Но это тоже показатель. Отрицательный результат - это тоже результат. Желаю вам успехов!

 

Николай Межуев - наш томатный спонсор

К сожалению, то, чего опасалась Лидия Николаевна, произошло. Многие испугались беседы с корреспондентами. Некоторые, например, Николай Панков и Александр Ландо, повторяли, как заевшая пластинка, одну лишь фразу: «Не даю комментарии». Кто-то резко бросал трубку. А кто-то выучил новые слова. Ответы нескольких «отказников» мы решили опубликовать.

 

Девушка и оптимистыБорис Шинчук, член Общественной палаты Саратовской области:

- Борис Леонидович, добрый день. Наталия Гливенко из «Газеты Наша Версия» беспокоит. Вам удобно разговаривать сейчас?

- Какая газета?

- «Газета Наша Версия».

- Это что за газета?

- Вы не знаете такую газету?

- Нет.

- Борис Леонидович, это та, которая выходит на персикового цвета бумаге, называется «Газета Наша Версия». Главный редактор у нас Боровиков.

- Понятно. Что вы от меня хотите?

- Мы опрос проводим. Хотелось бы, чтобы вы в нем поучаствовали.

- Нет, я вашей газете не даю никаких интервью.

- Вы же сказали, что не знаете нашу газету?

- Ну вот я и не знаю, что это за газета.

- Если вы не знаете, что за газета, вы ей не даете интервью?

- Ну поэтому и не даю, что не знаю.

- То есть вы ни разу не видели, не читали, поэтому не можете комментировать что-то?

- Да нет. Я шучу, конечно. Просто я вашей газете не буду давать никаких интервью.

- А, поняла. Значит, вы все-таки читали.

- Да, читал, конечно.

- Но комментировать ничего нам не будете?

- Нет.

- А почему?

- Ну, просто не хочу. Это же мое право гражданское.

- Ну да, конечно. А вы всем не комментируете или только нас не любите за что-то?

- Кому считаю нужным, тем не комментирую.

- Значит, есть еще такие газеты, кроме нас, которые попали в немилость.

- Это не немилость. Просто не хочу.

 

Девушка и оптимистыАлексей Березовский, депутат Саратовской городской думы:

- Нет. Я же сказал, что не даю.

- То есть это не зависит от вопроса?

- Нет, конечно. Но спасибо за предложение. (Учимся вежливости. Прогресс! - прим. ред.)

 

 

 

Девушка и оптимистыНиколай Межуев, заместитель начальника - начальник тыла ГУВД Саратовской области:

- Алло, Николай Иосифович, доброе утро! Это из «Газеты Наша Версия» вас беспокоят, корреспондент Наталия Гливенко. Пять минут отниму у вас?

- А вы в прошлый раз мне звонили?

- Это было уже больше месяца назад. Наш корреспондент вам звонила.

- А что ж она не оплатила? Я что, бесплатно, что ли, должен давать интервью? Детскому садику, вот интернат у нас есть. Я сказал, оплатите детские стульчики или еще что-то. Тогда буду давать интервью. Козлова, есть у вас такая?

- Есть.

- Ну а что ж она... Кто у вас учредитель? Почему я должен бесплатно? Вы меня эксплуатируете, интервью какое-то берете.

- Вы знаете, Николай Иосифович, это же и вам бесплатная реклама.

- Мне не нужна реклама. Я же не просил. Мне она абсолютно не нужна. Я не публичный, не общественный деятель.

- То есть вы не любите свое мнение высказывать о жизни саратовской?

- Да глупости все эти мнения. Мнение должно высказываться специалистами, кто занимается этим.

- Мы же не зря вам звоним, мы считаем, что ваше мнение интересно.

- Не, абсолютно никого не интересует. Давайте сначала, у вас же растет количество этих самых, если вы интервью берете. Ну, тираж. Вы деньги зарабатываете, ваши учредители, как бы эксплуатируя таких, как я, зарабатывают деньги. Так отдайте хоть детям.

- А у вас есть подшефный детский сад?

- Да, есть. Интернат на Вольской. Вот там Наталья Дмитриевна есть. Давайте я вам пришлю счет, тыщ восемь, немного. Вы оплатите, и себе там рекламу дадите, что вы детям помогаете, а не просто.

- Я вам сейчас по этому поводу пока ничего не могу сказать, я же простой корреспондент.

- Как это простой? Простых корреспондентов не бывает. Вы же мнения собираете.

- Да, но за деньги отвечаю не я.

- А при чем здесь деньги? Я ж не с вас деньги требую. Я прошу, чтоб вы подняли вопрос у своих учредителей, у главного редактора, и сказали, что вот дает интервью, бесплатно. И им деньги не нужны. Вот мне от вас конкретно денег не надо. Но вы за то, что ваша газета, так сказать, богатеет, она саратовская газета, нет?

- Да.

- Ну, вы за это оказали благотворительность.

- А вы интервью не дадите?

- Зачем? Вы одно интервью взяли, опубликовали там. Мне не прислали хотя бы экземпляр. Почему я должен тратить деньги, покупать вашу газету?

- Она и бесплатно распространяется.


Ирина ЕСИКОВА

Ольга КОЗЛОВА

Наталия ГЛИВЕНКО

 

Грязь и мусор на улицах, бродячие собаки, полуразрушенные здания - это сейчас лицо нашего города? А слухи о взрыве на Балаковской АЭС, исчезновении соли, легочной чуме, «опрыскивании» и реакция на них разве не похожи на массовую истерию? В связи со всем вышеперечисленным редакция «Газеты Наша Версия» решила провести уже ставший традицией опрос видных политических, и не только, деятелей Саратова. Вопрос был таким: «Саратов безнадежен или его еще можно спасти?»

 

Вдруг из маминой

из спальни...

 

Олег ГРИЩЕНКО, глава муниципального образования «Город Саратов»:

- Конечно же, не безнадежен. Более того, в городском хозяйстве, в социальной сфере Саратова есть направления, по которым нам за последние три года удалось добиться успехов. Но развитие города сегодня затруднено как объективными, так и субъективными причинам, в том числе и «человеческим фактором». Это и хроническое многолетнее недофинансирование, и неопределенные взаимоотношения с региональной властью. Не могу не сказать и о недостаточно эффективном взаимодействии силовых структур с органами местного самоуправления Саратова. При решении всех этих вопросов, я думаю, через 2-3 года Саратов будет совершенно другим городом, которым будут гордиться его жители.

Я уже неоднократно говорил, что, на мой взгляд, отсутствие единоначалия на уровне муниципалитета не способствует эффективному управлению городским хозяйством. Я глубоко убежден, что руководитель должен быть один. Руководитель, который не побоится ответственности за все происходящее в городе, спрос будет только с него.

 

Вячеслав Сомов, глава администрации муниципального образования «Город Саратов»:

- Я не знаю, кто говорит, что Саратов безнадежный. Его не только можно спасти, его и нужно спасать. И я думаю, что все шаги, которые делает администрация и городская дума, направлены именно на это. Поэтому если есть пессимистические настроения у кого-то, то это очень преждевременно.

- Какова причина нынешнего состояния Саратова?

- Вы мне задали вопрос - я ответил.

- То есть на дополнительные вопросы вы не хотите отвечать?

- Я вам уже ранее говорил, что пресс-конференции по телефону не даю. Но сегодня я вам ответил.

Те, кто раньше

над этим трудился

 

Дмитрий Аяцков, экс-губернатор Саратовской области:

- Я даже растерялся. Я даже ни на секунду не сомневаюсь. Ведь в основном-то все зависит-то от народа, от бизнеса. Но ситуацию негативную может создать и правящая элита. Что сегодня и происходит.

- Вы считаете, что в состоянии Саратова правящая элита виновата?

- Да. Пока не будет консолидации во властных элитах. Пока не будет консолидации общественных элит. Я думаю, не только правящей элиты, но и творческой интеллигенции, предпринимателей ведущих, руководителей предприятий, банков. Вот этого не наблюдается. Общественная палата в общем-то она какая-то, рождена неправильно. Она подконтрольна власти сегодня. Очень разрозненно работают представители неправительственных организаций. Раньше они как-то были объединенные под Общественной палатой, а сегодня они каждый сам по себе. Сегодня нет объединяющего начала в главном муниципальном образовании - в городе Саратове.

- Смена руководства области и города поможет исправить ситуацию?

- Ну, народ всегда верил в доброго царя или барина. Были времена, когда и город, и область были на слуху. И в двадцатом веке, и в девятнадцатом веке. Ведь у Саратова очень славная история. Он по праву входил в тройку городов царской России - Питер, Москва, Саратов. Сегодня, к сожалению, Саратов очень слабо звучит на федеральном уровне, да и на областном тоже. Чаще можно слышать негативно.

- А как вы считаете, нам еще стоит ждать светлого будущего или надо уезжать куда-нибудь?

- Ждать не нужно. Нужно работать каждому честно на своем месте. И делать то дело, которое по душе, честно. Тогда и все получится. Ведь у народа никто не отнял право выбирать себе власть, но это право используется очень-очень слабо. Сначала все под лозунгами бегут и голосуют, а за кого, никто не вдумывается. Ведь демократию никто не отменял. Ведь и Грищенко, и Сомова, и депутатов областных и городских, а с ними и областную власть, выбирал тот самый народ, который вы представляете, четвертая власть (интересно, что хотел этим сказать Дмитрий Федорович? Ведь главу администрации выбирал не народ, а депутаты, среди которых, кстати, много списочников. Может, он в очередной раз напомнил, что является единственным всенародно избранным? - прим. ред.). Людям нужно объяснять, чтобы они трезво смотрели на это. Я никогда не буду призывать к какой-то революции. Это не в моем стиле. Надо научиться уважать Конституцию и все законы, которые принимаются на федеральном и местном уровне. И их не только знать, но и четко исполнять всем, начиная от первого лица государства и заканчивая дворником дядей Ваней с метлой, если он есть и остался в Саратове.

 

Андрей Россошанский, депутат Саратовской областной думы:

- Спасти можно.

- А как?

- Как спасти?

- Да. Что нужно в первую очередь сделать?

- (молчит) Трудный вопрос.

- Конечно. Но мне кажется, что он актуальный. Вот вы считаете, что город не безнадежен, а кто может нам помочь?

- Я думаю, что, во-первых, нужно достичь самого главного - это взаимопонимания власти городской и власти областной. Потому что о чем бы мы ни говорили, мы говорим о деньгах, то есть о бюджете. А бюджет города трещит по швам по полной программе. И городская власть должна научиться правильно управлять бюджетом. Во-вторых, постоянно и профессионально его пополнять, учиться дорого продавать городскую землю. Должно быть поменьше коррупции в решении всех вопросов, связанных с городской казной. Я имею в виду землю, недвижимость и все такое. И чиновники в городе должны постоянно думать о том, как наполнять бюджет. Ну и должно быть понимание между городской властью и областной, с чего я и начал, потому что слишком много противоречий. Здесь трудно сказать, кто прав, кто виноват, потому что есть вещи, которые я как областной депутат вижу. Областные депутаты и правительство помогают городу и выделяют средства дополнительные постоянно. А городская власть, с моей точки зрения, иногда не выполняет своих обязательств и свою долю для погашения той или иной критической ситуации как бы не находит. Поэтому для меня это признак того, что нормальной договоренности между областной и городской властью не существует. Потому что в области много городов, малых и средних, а проблемы возникают только в городе Саратове.

- Вы как считаете, Андрей Владимирович, миром или войной можно добиться этого понимания?

- Ну, войны по-любому не должно быть. Только мир. А мир все-таки зависит от первых лиц. А когда первые лица где-то друг друга не понимают, получается, что и подчиненные не понимают. Получается, тема эта вечная. Разжевывается 131-й закон, который, с одной стороны, не позволяет областной власти вмешиваться в работу муниципалитета в полном объеме. Из-за этого народ страдает. А городские чиновники, городская власть этим делом пользуются. Я очень сожалею, что так происходит.

- Андрей Владимирович, может быть, если уж выражаться совсем жестко, кого-то надо «добить», чтоб мир наступил? Или, наоборот, лучше кого-то не трогать?

- (смеется) Трудно сказать, кого там нужно «добить», в кавычках. Я скажу так, как думает народ. Народ во всем винит власть. А власть у нас, я имею в виду власть в персоналиях, состоит из узкого числа первых лиц. Поэтому, ну что тут говорить, вот это узкое число первых лиц, они должны находиться в одной упряжке. Под флагом партии «Единая Россия», под какими-то другими принципами, но все должны друг друга очень хорошо понимать и не подставлять друг друга, не заниматься в данной ситуации политикой, а заниматься хозяйством. Потому что город Саратов - это большое хозяйство. Можно вспомнить Мысникова, успешного председателя горисполкома Саратова, и многих других, которые фактически жизнь и свое здоровье отдали во имя города, горожан. И чистый был город, и строились больницы, детские сады, школы, объекты социальной сферы. И без всяких криков, без всяких истерик, митингов. И поливали машины, и снег убирали, и деревья сажались в огромном количестве. Я это все помню. А когда мы просто шумим о том, что у нас нет денег и отвяжитесь, а что сделано-то, собственно говоря? Когда кто-то начинает рассуждать о том, хороша или плоха власть, народ ее оценивает только в одном ключе. Народ должен ответить сам себе на вопрос: а что было сделано? Отремонтировали Набережную, построили пешеходный проспект Кирова, наведен порядок во дворах, поставлены новые мусорные бачки, появились новые снегоуборочные машины, что-то еще. То есть должны быть вещи, которые реально говорят об эффективности власти городской. Налажены ли системы взаимодействия с поставщиками тепла, услуг жилищно-коммунальных, правильно ли выстроены взаимоотношения с потребителями, с гражданами, которые платят за все за это? Все в совокупности должно говорить об эффективности власти.

- А вы как считаете, что-то сделано нынешней властью?

- Я вот по отдельным районам могу сказать. Например, по тому же Волжскому, где я депутат, могу сказать, что глава администрации Сараев, с моей точки зрения, очень эффективный глава, потому что я несколько раз сам специально утром рано выезжал в район и видел, как убирается Волжский район, как убирается Набережная. То же самое можно сделать и с теми же «Липками». Ну, мне так кажется. Набережная, во всяком случае, стала чище. Кто бы со мной ни спорил, но Набережная на сегодняшний день совсем другая. Хотя ей нужно заниматься, в нее нужно вкладывать огромные средства. Я давно предлагал городской власти, и Олегу Васильевичу, и главе исполнительной власти города: давайте создадим специальное муниципальное учреждение по уборке Набережной Космонавтов, по ее сохранению и постоянной реконструкции. Всегда во все бывшие, славные советские времена этим занималось специальное хозяйство, которое рассаживало там клумбы, которое постоянно там поддерживало в порядке бордюрные камни, асфальт, какие-то еще и парапеты Набережной, чтоб она смотрелась и с воды красиво. Для этого нужна специальная строка в бюджете, поскольку это лицо города. Можно и крыши покрасить в один цвет. Вот я помню хороший пример, Дмитрию Федоровичу Аяцкову отдам должное, он в свое время заставил Юрия Николаевича Аксененко покрасить все крыши на Набережной Космонавтов в один цвет, в зеленый. И это смотрелось с Волги очень симпатично и интересно.

 

Юрий Зеленский, депутат Государственной думы:

- Я считаю, что Саратов совершенно не безнадежен, и он заслуживает очень хорошей участи. Как и в любом деле, здесь нужно просто больше приложить желания и организованности.

- А это с чьей стороны должно исходить?

- Конечно, тон во всех организационных процессах несомненно должны задавать власти. И когда от властей есть посыл, то автоматически желание просыпается и у граждан. Поэтому это дорога с двусторонним движением, и я думаю, что Саратов пройдет ее достойно.

- Как вы считаете, кто виноват в нынешнем состоянии Саратова?

- Тут много причин. Есть причины объективные, которые связаны с тем, что нам достаточно тяжелое наследие досталось. Есть причины и субъективные. Это притирка ветвей власти. Согласитесь, что 131-й закон внес диссонансы не только в Саратове, но и в других городах, потому что это новая для России система управления, когда власти разделены. А сегодня мы учимся. Я могу сказать как депутат сначала областной думы - я часто бывал в районах, сейчас уже Государственной думы - и тоже я часто бываю в закрепленных за мной районах. Я вижу, что власти начинают понимать и начинают пользоваться теми механизмами, которые им дает этот закон. Поэтому нужны время и желание. Два фактора. Я даже переставил бы их местами - желание и время.

- Смена власти даст какой-то результат или это не имеет значения?

- Вы знаете, это имеет значение. Но смена власти как таковая - она ничего не несет. Достаточно вспомнить великолепную басню Крылова «Квартет». Там это все хорошо описано давно, много лет назад. Только смена власти ничего не даст. Нужно понимание и нужно желание. Это как расстроенный инструмент. На нем сколько угодно можно буцать по клавишам, но он все равно не даст никакого эффекта на выходе. Нужно настраивать инструмент.

- А кто должен настраивать, как вы говорите, инструмент?

- Хороший вопрос. Можно было бы сказать: Господь Бог должен настраивать, но Господь Бог в эти вещи не вникает. Он занимается более серьезными вещами, связанными с душевным настроем людей. Настраивать должны сами власти. Кстати, очень много усилий к этому может подвигнуть. Я не совсем четко построил фразу. Побудить к этому может политическая конкуренция. Это мировая практика. И вы заметили, что мы все-таки являемся свидетелями такого политического механизма? И если посмотреть выступления лидеров всех партий, если посмотреть выступления лидеров страны, мы чувствуем, что мы очень так объективно идем к нормальной форме демократического управления. Когда все-таки главным носителем власти является народ, и главным критерием прихода к власти являются люди. Политическая партия, таким образом, обязана выстраивать свои действия, чтобы люди эти действия поддерживали. Это конкретный ответ на тот вопрос «А кто должен?»

- Да, я согласна с вами.

- Я понимаю, что вы сейчас мое интервью в прямой речи продемонстрируете все, но я пытаюсь высказать, может быть не очень четко, ответы на те вопросы, которые вы мне задаете. Хотя, скажем прямо, таких оракулов в России нету и быть не может.

- Кто может сказать...

- Да, кто может прямо взять и так вот, знаете, абсолютно разложить все по полочкам по одной-единственной причине. Потому что нашей демократии еще отроду-то, еще даже совершеннолетия, наверно, не исполнилось. Мы бросили слушать наших западных советчиков, которые провалились со всеми своими финансовыми советами. У нас в Саратове, по старой памяти, человек десять присутствовало советчиков, и приватизацию мы проводили всю под четкими советами наших западных друзей. Сегодня, слава Богу, у нас появляется свой опыт, свое видение, появляются силы в собственных ногах.

 

Саратов -

это вам не Париж

 

В отдельную, самую большую группу можно объединить тех, кто считает возбудителем «синдрома Гадюкино» 131-й Федеральный закон, который создал двухголового то ли орла, то ли змия, разделив власть. Отсюда - панацеей от городских проблем часть опрошенных считает консолидацию власти, общества и бизнеса.

Сергей Баканов, депутат Саратовской областной думы:

- Что значит: безнадежен или можно спасти? Я не понял ваш вопрос.

- Сейчас очень много критики в адрес нашего города.

- Надежда умирает последней. Это у меня такое кредо, поэтому я всегда говорю, что нельзя опускать руки. То, что в Саратове сегодня делается, это все равно делается для людей. Я вот сейчас еду по дороге новой из Юбилейного в Солнечный. Новую развязку сделали - молодцы. У меня просто душа радуется. Раньше на этой дороге теряли по часу. Сегодня это уже сделали. Это первые шаги. Спасибо, конечно, тому, что поддержал нас Вячеслав Викторович Володин. Что деньги были выделены, насколько я знаю, и при поддержке, и федеральная, и областная дума - молодцы. И правительство - молодцы. В том числе и мэрия - молодцы.

- То есть вы думаете, что дальше так и будет?

- Я думаю, да. И город станет чище. И многие другие вопросы решатся. Меньше уже надо заниматься междоусобными какими-то делами, а надо заниматься созиданием. Обращать внимание на качество, то, что делается.

- Вы считаете, что успех в объединении?

- Естественно. Консолидация сил нужна. Сегодня не надо думать, кто больше сделал, а кто меньше, а консолидировать.

- Как вы считаете, как себя граждане должны вести?

- Граждане должны сейчас меньше слушать слухи всякие дурацкие, распускаемые непонятно кем и для чего, а больше самим вникать в эти вопросы.

- Вы имеете в виду «свиной» грипп?

- Не только. Это и поливные дела, и что только ни придумали. Энергию лучше в мирных целях направить.

 

Валерий Белов, министр – председатель комитета охраны окружающей среды Саратовской области:

- Конечно, Саратов не относится к категории безнадежных городов. Вопрос поставлен как-то целенаправленно. Есть проблемы в Саратове, но они решаются, и решаются успешно.

- А какие проблемы?

- Я, в частности, отвечаю за проблемы, связанные с экологией. Ну, например, в городе Саратове строится серьезный водоохранный объект - набережная. Разве это плохо? Это здорово. В городах, которые расположены на Волге, наверное, еще где-то строится набережная. Если вы знаете, то приведите пример. Но в Саратове строится. (Жаль, что министр не назвал конкретно, где и как идет строительство набережной - прим. ред.)

- То есть вы видите позитивные тенденции?

- Я буду говорить об экологии. Это мои полномочия. Значит, уникальный природный парк «Кумысная поляна». Он расположен в центре Саратова. Он сегодня обеспечивает серьезную рекреационную функцию. Раньше говорили, что это «легкие» города. И это так. Он на сегодня имеет статус природного парка. У него с прошлого года восстановлена дирекция в количестве 38 человек. Первый этап обустройства Кумысной поляны в этом году реализован.

- Я помню, на ПДС у Стрелюхина был такой разговор, что по Кумысной поляне линии электропередач пройдут.

- Нет-нет. Это был разговор, пусть проблему по-другому решают. Ведь Кумысная поляна - это природный парк, и не должно быть ничего технического.

- Не допустите такого?

- Я думаю, да. Потому что природный парк не позволяет тех намерений, которые были высказаны. Я лично не слышал. Вы слышали. Есть альтернативный вариант переброски энергии. Вот такие дела. Вот набережная, вот воздух, вот пожалуйста.

- А сами жители меняются? Есть какой-то прогресс?

- Прямо скажу, я думаю, что такого резко заметного, чтобы население города Саратова наутро изменило свое отношение и перестало мусорить вокруг себя, такого пока не наблюдается. Это задача структур, которые должны влиять и формировать экологическую культуру у населения области. Что мы и делаем. Ежегодно мы систематично издаем серьезный документ совместно с университетом и другими научными учреждениями и формируем экологическую культуру у населения Саратова и Саратовской области. Резкого улучшения пока нет, но процесс пошел в лучшую сторону.

- Мы слышали такую вещь: школьники подписывали бюллетень, что нельзя убивать медведей в берлоге зимой. Это инициатива учителей, или вашего комитета, или еще кого-то?

- Ну, во-первых, если говорить о медведях, то они не водятся у нас в Саратове. Их нет и не будет. Ну, а зачем их будить да убивать? Пусть живут. Это часть природы. Нельзя. Надо все беречь. От элементарных до высших форм, вот, в частности, вы о медведях говорите. Трогать нельзя.

 

Владимир Синюков, министр культуры Саратовской области:

- Уж прямо слишком мрачно. Я вообще такую постановку не понимаю, что он безнадежен. Да, проблем много, безусловно. Но есть и положительная динамика. Однозначно, в сравнении, берут обычно 90-е годы, вот летом, весной после уборки прямо даже приятно. По многим улицам видно, что занимаются, благоустраивают. Там и цветы, и зелень, и насаждения, и прочее. Конечно, есть фундаментальные проблемы, которые трудно поднимать, нужно как-то здесь вместе быть. Вот Набережная, например, центр города.

- Это проблемы?

- Набережная? Я думаю, да. Там уходит она. Провалы есть. Ну и с точки зрения ухода, насаждений. Хотя надо сказать, что Волжская администрация, надо отдать должное, видно, что занимаются. Последние годы, год-два по крайней мере, видно было, что там, я сам там живу и вижу, что там есть много улучшений.

- А как вы считаете, для того чтобы город сделать лучше, нужно, чтобы власти совместно с жителями работали?

- Тут много очень направлений. Мы тут никакие не первопроходцы. Это власть - жители, это власти между собой, муниципальные, региональные, федеральные. Вот все вместе. Должен быть налаженный оркестр. Власти законодательные и исполнительные, тоже очень важно, чтоб не тянули в разные стороны.

- Кто-то мешает тому, чтобы Саратов становился лучше?

- Мне кажется, мешает единственный наш главный враг - это неорганизованность, которая просматривается не только в Саратове, но и, увы, в других регионах. Где-то плюсы, где-то минусы.

- Какой самый главный минус?

-Тут сложно сказать. Структура, люди, кадры, деньги. Лидерство должно быть какое-то внятное.

- То есть проблема комплексная?

- Да, думаю - да. Одна методология, которую сейчас применили. Вроде как заменили одного, и все сидят, ждут, что произойдет. Конечно, от этого много зависит. Но в то же время, наверное, нужна система какая-то.

 

Антон Комаров, генеральный директор телеканала «ТНТ-Саратов»:

- Здравствуйте, Антон Николаевич. Это «Газета Наша Версия», Ольга Козлова.

- Теперь модно отвечать: «Это которая персиковая?! Это которая фейтлихеровская?! Я не даю вам никаких комментариев!!!»

- «Я работаю, Ольга!» - можно еще ответить.

- Я читаю ваши телефонные разговоры со всеми.

- Спасибо. Мы очередной опрос решили провести. Вопрос интересный, надеюсь, вам понравится. Как вы считаете, Саратов - это безнадежный город или его еще можно спасти?

- Я не просто отвечу. Над этим вопросом я размышляю, наверное, последние лет 15. И мысли мои двигаются по синусоиде. То мне кажется, что Саратову выпадает очередной шанс, то кажется, что все безвозвратно потеряно. Сейчас где-то, наверное, в нулевой точке.

- А дальше как синусоида себя поведет? Пойдет вверх или вниз?

- Мне кажется, что пока идет вниз. Никаких предпосылок для оптимизма последняя неделя не принесла - только наоборот.

- Понятно. А как-то можно спасти наш город, как вы думаете? Кто его спасет или что?

- Даже не знаю, на кого уповать!.. Вы знаете, по крайней мере, значительно улучшить ситуацию может либо внятный тандем главы города и сити-менеджера, которые будут работать рука об руку и двигаться в понятном направлении, либо изменение системы двоевластия по 131-му ФЗ.

- То есть вы считаете, что либо один человек должен править...

- Либо какую-то команду создать. Пока у нас лебедь, рак и щука.

- Ваш прогноз, я так понимаю, не очень оптимистичный.

- Пока я не вижу никаких предпосылок для улучшения. Никаких. Здесь, понимаете, в чем вся беда? Время, отпущенное для каких-то позитивных изменений, - оно не бесконечно, так же, как и во всей стране. Начинают происходить техногенные какие-то вещи, как на Саяно-Шушенской ГЭС или на нашем «Водоканале». Если ничего не делать, то все потихоньку разваливается. Дороги наши уже напоминают больше рельсы, потому что... Не знаю, почему. Потому что нагрузка на них большая и ничего не делается. Вы же представляете себе все это?

- Ну да.

- Казалось бы, центральная автотрасса. И клали сетку туда какую-то импортную, пиарили ее. И все один фиг - провалилось. И если не делать ничего, то мы все провалимся в тартарары.

- А кто должен сделать, по-вашему, так, чтобы мы не провалились? От кого это зависит?

- В случае с дорогами одна надежда - на передачу транспортного налога в саратовский бюджет! И должна быть понятная позиция губернатора по отношению к областному центру, вы же про город Саратов спрашиваете? У меня такое впечатление, что наш губернатор недолюбливает Саратов, он один раз так прямо и сказал: «Саратов - это вам не Париж!» Мы и сами это каждый день ощущаем…

 

«Он стоит,

с удовольствием

чавкает»

 

Были и такие, кто единственным способом «пластической операции» лица Саратова видел смену власти.

 

Ольга Алимова, депутат Саратовской областной думы:

- Можно спасти при условии относительно честных выборов. Честными я их назвать не могу. Смены двух глав, двухголового этого змея. И при условии, что в деятельность не будет вмешиваться великая в кавычках партия «Единая Россия». То есть даст возможность развиваться городу согласно бюджету, согласно налогам, даст возможность работать. При условии, что сохраняется этот депутатский корпус, остаются эти два проекта партии или любой другой проект, перспектив у города Саратова нет и не будет. Есть предложение переименовать в Гадюкино с большой буквы.

- Как вы считаете, изменения, о которых вы говорите, реальны?

- Если изменится избирательное законодательство, повнимательнее посмотреть. Мало вероятно. Может, только не будет столько сумасшедших. Относительно здоровые может попадут туда люди. И, главное, вот эти два проекта партии, бесконечные какие-то проекты, которые я, извините за грубость, называю выкидыши партии. За исключением одного, который пытался работать, из Энгельса. Он вот еще пытался работать, забыть о политике, но ему не дали такой возможности. А все остальное - это несчастье города.

- Были когда-нибудь времена, когда нормально было в Саратове?

- Были, когда был Мысников, когда был Агапов и другие, но те, которые действительно имели огромный опыт работы и которые были люди ответственные. Они несли ответственность за все содеянное, и с них действительно могли спросить. Но за восемь лет правления этой великой и ужасной партии им нужны только те люди, которые выполняют слепо их волю. Сказали идти направо - значит, направо. Сказали налево - значит, налево. Сказали «будет зима» - значит, будет, «не будет» - значит, не будет зимы. Хотелось бы, чтобы были профессионалы. Не просто преданные люди, заглядывающие в глаза, не имеющие ничего в голове, но очень желающие верно служить и оказаться близ великой руки, лизнуть вовремя что-то там. А специалистов они, в основном, не любят. Потому что речь идет о том, как правильно пилить бюджет, в их понимании правильно, чтобы ничего не досталось народу и досталось нужным людям.

- Сколько времени потребуется, чтобы исправить ситуацию?

- Я думаю, что при моей жизни я уже этого не увижу - нормального правления в городе Саратове. Хотя я намерена жить долго. Пока мы не сменим власть целиком в России, у нас, к сожалению, и будет вот такое безобразие.

- А граждане как должны себя вести?

- Если он считает себя человеком с большой буквы, то есть он не только кушает и организм его выбросы производит; если он считает, что его нельзя унижать, он гражданин, у него есть права и обязанности, и у чиновника они тоже есть; что милиция его защитит, что суд должен смотреть на закон, а не преданно в глаза этой же партии, и так далее, - то он должен, конечно же, бороться за свои права. Безусловно ходить на выборы и выражать свою точку зрения, не важно, за какую партию, но он должен прийти и уметь отстоять ее. А если человек такой, что ему просто налили в корыто, и он стоит с удовольствием чавкает, и он знает, что ему завтра снова нальют, то тут каждый достоин того правителя, которого достоин.

 

Владимир Пожаров, депутат Саратовской областной думы:

- Ничего в этой жизни безнадежного не бывает. Из каждой безнадежной ситуации есть выход. Это сказал не я - это говорят все классики. Поэтому, конечно, можно спасти.

- Каким образом? Что должно произойти?

- Ну, во-первых, должно произойти... Вы имеете в виду Саратов или Саратовскую область?

- Нет, Саратов, сам город. Но если хотите, и про область можете что-то сказать.

- Потому что безнадежность - в чем? Если брать отрасли, если советским языком выражаться, то многие отрасли у нас находятся если не в безнадежном, то, скажем так, в критическом, кризисном состоянии. Слово «кризис», правда, сейчас многие не любят, но тем не менее. Тогда нужно смотреть в первую очередь, кто руководит тем или иным направлением деятельности, той или иной сферой, той или иной отраслью. И вообще, конечно, начинать с самой головы, потому что рыба всегда гниет с головы. В первую очередь, должна прийти такая власть, четко понимающая, что есть проблема, а не выступающая по телевизору и говорящая о том, что «не волнуйтесь люди, никаких проблем нет», несмотря на то, что город опустел и все чуть не убежали из города. Один из последних случаев.

- Вы имеете в виду панику по поводу гриппа?

- Ну да. Тут пол-Саратова просто стояло на лыжах уже, а выступает первое лицо и говорит: «Да вы не волнуйтесь, ерунда все это». И так далее. Потому что, общаясь с коллегами из других регионов, в общем-то начинаю понимать сомнения, что те ли врачи нас лечат, так ли нас лечат, те ли лекарства нам дают. Давайте возьмем последнюю проблему с тем, что легочная чума, не легочная чума - слухов было столько, что все их лучше не вспоминать, потому что каждый слух, наверное, у половины саратовцев оставил какой-то рубец или рубчик на сердце, потому что все боятся за своих детей, своих родных, близких, безусловно. Ну, в первую очередь, это власть.

- То есть вы считаете, что надо сменить власть?

- Да, конечно.

- А на что?

- А вот это как раз второй вопрос, достаточно сложный, - чтобы к власти пришел вменяемый, понимающий человек, настоящий хозяйственник, кто знает, что такое хозяйство - большое, кто умеет им управлять и, главное, кто хочет им управлять. Оптимально, если бы это было из нашей среды, саратовской, и человек, пусть даже фамилия его никогда не звучала, но, по крайней мере, он прошел серьезный производственный путь. То есть он знает, что такое жизнь, не понаслышке. Дальше этот человек будет набирать команду - команду профессионалов. И тут сразу возникает вопрос: а) чтобы такой человек пришел к власти - возможно это или нет? б) дадут ли ему набрать команду? в) что он может сделать с тем состоянием финансов и с тем бюджетом, который на данный момент есть? Тут, конечно, вопросов очень много, но решать их должен человек, который в первую очередь наберет команду, а потом уже будет решать все остальные вопросы.

- А это миром или войной произойдет, как вы думаете?

- Ну, только бы не войной у нас что-нибудь произошло! Нам войны не нужны.

- Я имею в виду - политической войной.

- Да у нас, мне кажется, все, что происходит, уже называется «политическая война». Настолько, что уже само выражение «политическая война» себя полностью... ну как бы настолько замылилось это понятие, что его действительно можно к любому...

- Событию, ситуации?..

- Да, да. Да нет, конечно, если войну называть войной, то есть вещи своими именами, то только не война, конечно, никаких революций, никаких потрясений, Христа ради! Уже хочется нормально, спокойно, благополучно жить. Причем, еще раз говорю, смотрим на другие регионы и в общем-то таких особых проблем... Вернее, так скажем, в каждом регионе есть какой-то нюансик, пунктик, он вылезает, но вот такой совокупности проблем я не знаю. По крайней мере, у наших соседей точно нет, чтоб все сразу было плохо: и в здравоохранении, и в дорогах, и так далее, так далее, так далее.

- А почему, как вы думаете, так происходит? Почему Саратов такой «избранный»?

- Власть. Не-а-дек-ват-ная, не отвечающая власть. Рыба гниет с головы. Не надо искать каких-то других причин - что Бог от нас отвернулся или, наоборот, дьяволу мы приглянулись и так далее. Конечно, Бог всегда помогает тем, кто работает. Кто ничего не делает, как в том анекдоте с лотерейным билетом. Помните?

- Нет, не помню.

- Ну, это был старый анекдот, когда один товарищ из Одессы все время просил, чтобы в лотерею он выиграл большой приз, получил много денег. И каждый день, ночь, утро, день он по нескольку раз молил Бога об этом. В конце концов ангелы на небесах говорят: «Господи, пусть он уже выиграет, ну он столько уже просит!» Он говорит: «Да я бы рад, чтобы он выиграл, но пусть он хоть лотерейный билет купит». Здесь то же самое - пусть хоть это сделает.

- А может, не ждать, когда все это кончится, может, уехать вообще из Саратова, не терпеть?

- Уехать, убежать от проблемы - конечно, это самое, наверное, первое, что приходит в голову. Но, скажем, те, кто находятся в политике, кто являются депутатами, такие советы как минимум не имеют права давать, потому что мы обязаны сделать так, чтобы людям было жить хорошо, а не говорить: «Эй, люди, собирайте чемоданы и уезжайте».

- И все в Самару!

- Да, да. Или хотя бы в Пензу, которая уже круче нас становится. Поэтому, нет, конечно. И на самом деле, безнадеги такой уж нет. Есть достаточно большой регион, есть достаточно большая база: и производственная, и сельскохозяйственная, и научная, и культурная. У нас, слава Богу, и люди умные есть - только нужно, чтобы это кто-то грамотно возглавил и направлял. Без вожака не будет нормального движения, не будет и никогда не было. Да?

- Ну да.

- Трудно сказать, какой ветер путный, как в одной песне было у «Машины времени» - если ты не знаешь, куда твой корабль должен плыть. Поэтому должен быть вожак, который должен сказать: «Корабль плывет туда-то». Причем лучше, если он посоветуется, скажем, с представителями элиты, в первую очередь, которая даст ему дельный совет, куда плыть, выберет уже вариант решения и дальше уже сам своей харизмой, своей энергией, своей мощью пробивает этот путь. А к нему люди, если будут видеть, что человек работает и старается, будут подтягиваться. Когда человек очень редко бывает в Саратовской области и пытается руководить... Как называется-то это управление?.. Дистанционное управление области уже противопоказано.

- А у вас есть такой кандидат?

- Я бы не стал называть, потому что есть нюансы, но это уже не по телефону. Могу сказать, что у нас в Саратовской области эти люди есть, и причем даже не так важны те, кто постоянно звучит. Там набор из пяти-семи фамилий, кто всегда звучит. Есть крупные и менее крупные, но достойные руководители, я имею в виду, крупных предприятий, которые могут при определенных обстоятельствах с этой ролью справиться. Свято место пусто не бывает, да?

- Ну да.

- Поэтому нужно немножко покрутить головой.

- Кому покрутить головой?

- Тем, от кого будет зависеть принятие решения. К концу месяца партия власти сформирует список, отправит их Президенту. Кто будет крутить головой, пока будут составлять этот список? Мы с вами можем хоть обкрутиться. Это первый момент. Второй момент - уже дальше Президент и его Администрация. Согласятся они с этими кандидатурами - не согласятся, может, они кого-то другого предложат - такой же тоже вариант возможен. А когда нам внесут в думу, тогда можно головой не крутить, там уже можно сидеть, держа скулы двумя руками.

- Владимир Александрович, а за какой срок такой человек может выправить ситуацию?

- Нет, то, что он это сделает даже за год, - это нереально. Но, скажем, три года - это тот срок, за который можно реально сделать. Первое время у него уйдет просто на формирование команды, на изучение ситуации. Ведь если придет человек новый сюда к нам, у него все равно уйдет время на изучение болевых точек и нахождение точек роста. Тот, кто здесь уже работает и движется, у него, конечно, этот процесс по времени будет меньше, потому что он лучше знает. Поэтому, я считаю, что лучше бы, если бы это был человек из Саратовской области, выдвиженец, у него меньше времени уйдет на адаптацию. С другой стороны, человек, который придет откуда-то сверху, возможно, будет меньше связан какими-то пристрастиями или приверженностями, но это тоже не факт. Он же тоже может к нам прийти с определенными установками... (со вздохом) Не будем мы с вами знать, на каких точно условиях и как дальше. Вот так вот.

 

«Пластмасса -

это тоже болезнь»

 

Некоторые, видимо, настолько от всего устали, что уже не надеются ни на нынешнюю, ни на будущую власть. Эти люди предпочитают доверять только себе и делать все самостоятельно. Может быть, такой подход является врожденной самостоятельностью, как у следующего опрошенного.

 

Василий Синичкин, депутат Саратовской областной думы:

- Да, конечно, можно. Я тебе скажу одно. Прежде всего надо людям самим повернуться к себе лицом. Прежде всего с этого начать. Мы хотим, чтобы работало только руководство, понятно, что оно должно работать, но мы-то с вами что делаем? С другой стороны скажу, вот вспомни, например... Тебе сколько лет?

- Мне 24.

- Ну, мало. Но скажу одно, ты вспомни, буквально два десятка лет назад, когда не было пластмассы, даже бумагу, которую не убирали, проходил дождь, она растворялась и не было грязи. Это же тоже был вопрос. А нормативы, насколько я знаю, не рассматривались и не пересматривались в сторону увеличения. Пластмасса - это же тоже болезнь. Но то, что с городом надо заниматься, - это однозначно. Самим надо людям заниматься. У меня один из лозунгов был в начале чуть ли не самых первых выборов - «помоги себе сам».

- То есть люди должны прежде всего сами что-то делать?

- Скажи мне, ты живешь в большом доме?

- Да.

- Вот обижайся - не обижайся, можешь даже не отвечать мне, но ты хоть раз снег чистила у подъезда?

- Нет, я лично никогда.

- Все. Вот видишь как. А я чищу, потому что я в частном доме живу. А потому что никто не придет и не почистит.

- А власти все-таки должны что-то делать?

- Конечно, власть должна заниматься городом. Поводырь должен быть.

- Сейчас кто-то занимается городом или нет?

- Нет, я не хочу на этот вопрос отвечать.

- Как вы считаете, есть люди, которые мешают Саратову стать лучше?

- Да мы уже, по-моему, обсуждали этот вопрос. Система чиновников - как раз вот эта болезнь. Поверь мне, я понимаю, что Сомов хочет сделать, да не все получается.

- Может, просто не хватает средств в бюджете?

- Средств достаточно.

- Много говорится о том, что город никак общего языка с областью не найдет. Это важно? Или это просто разговоры?

- Нет, это разговоры одни. Это политические разводки, я так думаю. А так я вопроса между городом и областью не вижу. Нет, понимаешь, денег всегда недостаточно, только весь вопрос в том, кому сколько хватает. Поэтому можно говорить что угодно. Можно программу развернуть, сделать объект, ну, условно говоря, который никому не нужен. Как я иногда некоторые объекты называю «дорога в никуда». Не буду расшифровывать, сама поймешь. Ладно, спасибо, Наташ. А то я в Балаково.

 

Олег Коргунов, банкир и председатель регионального совета сторонников партии «Единая Россия»:

- Конечно. Как это - безнадежный?! Безнадежным ничего не бывает. Россия не безнадежна. Конечно.

- А как его спасти можно?

- Работать, работать и еще раз работать.

- Всем или кому-то конкретному надо работать?

- Всем! В том числе и гражданскому обществу. Быть небезразличным к своей родине, к своей земле, по которой ты ходишь. Притом это не громкие слова - это мое убеждение. И я имею моральное право так говорить, потому что достаточно много своих нервов, жизни отдал на благоустройство города Саратова. И не только Саратова.

- Олег Николаевич, как вы считаете, сколько времени надо, чтобы какие-то позитивные изменения произошли?

- Вообще, вот если... Ну, легко всегда предполагать. Намного сложнее работать. Но по моей оценке, при определенных стечениях обстоятельств и при достаточно эффективном администрировании, я думаю, года достаточно для того, чтобы люди максимально почувствовали, что есть перспективы развития. Притом все ветви власти должны заниматься, в том числе и социально ответственный бизнес должен быть. Но бизнес будет социально ответственным тогда, когда он почувствует, что власть эффективно работает.

- А сейчас он чувствует эффективность власти?

- Ну-у-у-у... я бы не давал, наверное, таких оценок. Но я считаю, что у власти еще есть резерв по эффективной... по эффективной... по эффективизации администрирования всего муниципалитета.

- То есть за тот год, о котором вы говорили, они могут еще что-то исправить?

- Думаю, что да. Я по складу характера оптимист. Я в Балашове проработал два года, 1997-1999-й год. В чужом городе. До сих пор вспоминают.

- Вас вспоминают в Балашове?

- Ну, вы задайте балашовцам вопрос. Хотя пришлось некоторые моменты ломать через колено. Власть должна быть сильной и справедливой. Тогда ее уважают. Будет справедливой - тогда она будет сильной.

- То есть если справедливая, то сильная тогда будет, да?

- Если власть справедливая и выполняет свои обязательства, то тогда она сильная.

 

Лидия Златогорская, председатель Саратовского отделения Союза журналистов России:

- Я считаю, что город в целом нельзя считать безнадежным.

- Смена власти городской и областной помогла бы сейчас?

- Городской - нет. Там система останется прежней. Это один фактор. Второй фактор - это насколько терпеливо мы относимся к тому, что происходит. А мы-то не умеем защищать свои права. В такой системе еще жить да жить. В этом смысле мы безнадежны. У нас нет фашистских законов. У нас законы все демократические. Они все очень хорошие. В основном. Кроме избирательной системы, все остальное должно работать на интересы граждан. Избирательную систему менять надо.

- Пока возможны небольшие только шаги?

- Да. Но каждый небольшой шаг - это пример, который придаст бодрости другим. К сожалению, эта инертность не от страха, а, может быть, от желания обезопасить себя. Мне кажется, это чисто саратовская, чисто мещанская черта. Нужно спросить себя: что я могу сделать?

- То есть вы считаете, что народ сам себя должен в первую очередь вытаскивать, а властные структуры - как дополнение?

- Нет, ну, мы вот уже сколько раз убеждались и в глупости власти, недальновидности, вороватости. Но почему она существует, эта глупость? Явные ошибки, злоупотребления даже. Мы это видим, слышим. Так почему же это существует? Потому что нет института репутации у самой власти. То есть не стыдно. Не потому, что общество этого не осуждает. Потому что для попадания во власть это не главное условие. Но Саратов для меня не безнадежен. Было бы страшно. Не во всех сферах у нас глухое болото.

- Спасибо.

- Это вот будет как про парк?

- Да.

- Я предыдущий прочитала, получилось как телевизионная картинка. В телевидении ведь можно ничего не объяснять, что человек делает. Он говорит, и про него все ясно. Вы примерно так и сумели это воспроизвести. Получилась прямо картина маслом. Лишь бы герои не испугались ваших интервью. Но это тоже показатель. Отрицательный результат - это тоже результат. Желаю вам успехов!

 

Николай Межуев - наш томатный

спонсор

 

К сожалению, то, чего опасалась Лидия Николаевна, произошло. Многие испугались беседы с корреспондентами. Некоторые, например, Николай Панков и Александр Ландо, повторяли, как заевшая пластинка, одну лишь фразу: «Не даю комментарии». Кто-то резко бросал трубку. А кто-то выучил новые слова. Ответы нескольких «отказников» мы решили опубликовать.

 

Борис Шинчук, член Общественной палаты Саратовской области:

- Борис Леонидович, добрый день. Наталия Гливенко из «Газеты Наша Версия» беспокоит. Вам удобно разговаривать сейчас?

- Какая газета?

- «Газета Наша Версия».

- Это что за газета?

- Вы не знаете такую газету?

- Нет.

- Борис Леонидович, это та, которая выходит на персикового цвета бумаге, называется «Газета Наша Версия». Главный редактор у нас Боровиков.

- Понятно. Что вы от меня хотите?

- Мы опрос проводим. Хотелось бы, чтобы вы в нем поучаствовали.

- Нет, я вашей газете не даю никаких интервью.

- Вы же сказали, что не знаете нашу газету?

- Ну вот я и не знаю, что это за газета.

- Если вы не знаете, что за газета, вы ей не даете интервью?

- Ну поэтому и не даю, что не знаю.

- То есть вы ни разу не видели, не читали, поэтому не можете комментировать что-то?

- Да нет. Я шучу, конечно. Просто я вашей газете не буду давать никаких интервью.

- А, поняла. Значит, вы все-таки читали.

- Да, читал, конечно.

- Но комментировать ничего нам не будете?

- Нет.

- А почему?

- Ну, просто не хочу. Это же мое право гражданское.

- Ну да, конечно. А вы всем не комментируете или только нас не любите за что-то?

- Кому считаю нужным, тем не комментирую.

- Значит, есть еще такие газеты, кроме нас, которые попали в немилость.

- Это не немилость. Просто не хочу.

 

Алексей Березовский, депутат Саратовской городской думы:

- Нет. Я же сказал, что не даю.

- То есть это не зависит от вопроса?

- Нет, конечно. Но спасибо за предложение. (Учимся вежливости. Прогресс! - прим. ред.)

 

Николай Межуев, заместитель начальника - начальник тыла ГУВД Саратовской области:

- Алло, Николай Иосифович, доброе утро! Это из «Газеты Наша Версия» вас беспокоят, корреспондент Наталия Гливенко. Пять минут отниму у вас?

- А вы в прошлый раз мне звонили?

- Это было уже больше месяца назад. Наш корреспондент вам звонила.

- А что ж она не оплатила? Я что, бесплатно, что ли, должен давать интервью? Детскому садику, вот интернат у нас есть. Я сказал, оплатите детские стульчики или еще что-то. Тогда буду давать интервью. Козлова, есть у вас такая?

- Есть.

- Ну а что ж она... Кто у вас учредитель? Почему я должен бесплатно? Вы меня эксплуатируете, интервью какое-то берете.

- Вы знаете, Николай Иосифович, это же и вам бесплатная реклама.

- Мне не нужна реклама. Я же не просил. Мне она абсолютно не нужна. Я не публичный, не общественный деятель.

- То есть вы не любите свое мнение высказывать о жизни саратовской?

- Да глупости все эти мнения. Мнение должно высказываться специалистами, кто занимается этим.

- Мы же не зря вам звоним, мы считаем, что ваше мнение интересно.

- Не, абсолютно никого не интересует. Давайте сначала, у вас же растет количество этих самых, если вы интервью берете. Ну, тираж. Вы деньги зарабатываете, ваши учредители, как бы эксплуатируя таких, как я, зарабатывают деньги. Так отдайте хоть детям.

- А у вас есть подшефный детский сад?

- Да, есть. Интернат на Вольской. Вот там Наталья Дмитриевна есть. Давайте я вам пришлю счет, тыщ восемь, немного. Вы оплатите, и себе там рекламу дадите, что вы детям помогаете, а не просто.

- Я вам сейчас по этому поводу пока ничего не могу сказать, я же простой корреспондент.

- Как это простой? Простых корреспондентов не бывает. Вы же мнения собираете.

- Да, но за деньги отвечаю не я.

- А при чем здесь деньги? Я ж не с вас деньги требую. Я прошу, чтоб вы подняли вопрос у своих учредителей, у главного редактора, и сказали, что вот дает интервью, бесплатно. И им деньги не нужны. Вот мне от вас конкретно денег не надо. Но вы за то, что ваша газета, так сказать, богатеет, она саратовская газета, нет?

- Да.

- Ну, вы за это оказали благотворительность.

- А вы интервью не дадите?

- Зачем? Вы одно интервью взяли, опубликовали там. Мне не прислали хотя бы экземпляр. Почему я должен тратить деньги, покупать вашу газету?

- Она и бесплатно распространяется.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
13 декабря 2009, 12:14

Интересно получилось... Последний кадр показателен!))

ответить
29 сентября 2010, 20:34
Сегодня мне на почту спам пришел! Вот: ---- Надоели бродячие собаки? Предлагаем средства гуманного отлова бродячих (а также диких) животных. Оборудование, выпускаемое фирмой уже около 20 лет, защищено патентами, а некоторые не имеют мировых аналогов. Подробности на сайте: texno-farm.ru При ссылке на данную рекламу скидки до 10%! ---- Кому из наших чиновников надо перенаправить это письмо, не подскажите?
ответить
на главную