N4 (13) (6 февраля 2009)   09.02.2009 | 05:22
Одномерная политика
Рубрика: СИДИТЕ ТИХО
Просмотров: 180
Версия для печати

Недавно СМИ донесли до общественности тревожную весть: по данным социологического исследовательского бюро «Фонд «Общественное мнение», рейтинг Владимира Владимировича Путина снизился аж на 4%. С 81 до 77%. Взволновалась общественность: с чего бы это?

В самом деле, что это всё значит? В сущности, приведённые цифры не значат ничего. Рейтинг нашего премьера настолько высок, что установленное социологическим инструментарием снижение можно списать на статистическую погрешность. Мода на разного рода рейтинги установилась в России с началом реформ, и они стали непременным атрибутом политической жизни. Под этим термином понимается размер социальной базы, общности людей, одобряющих деятельность данного политика или смиренно её переносящих. Рейтинг В.В.Путина с приходом на высшие государственные должности был неизменно высок. Это связано с явственно проявившимся в общественном сознании в конце 90-х годов страстным желанием «сильной руки» (смотри, например, Фомин О.Н. «Десятилетие реформ». Саратов, изд. ПАГС, 2004 г., стр. 37).
Нынешний премьер и стал олицетворением этой самой «сильной руки».
Социологи отмечают также, что политики регионального уровня практически никогда не заслуживают столь же высоких рейтингов, как федеральные. Это объясняют извечной тоской русского народа по «доброму царю» и столь же устойчивой неприязнью к царским боярам. Возможно, отчасти это действительно присутствует в общественном сознании. Более существенным представляется своеобразный феномен российской политики: она одномерна. В повседневной жизни мы действуем в трёхмерном пространстве - мчимся по горизонтали на автомобиле, возносимся на лифте или, вообще, покоряем сразу все три измерения в зажигательном хип-хопе. Можно представить себе некие существа, ползающие в двухмерном пространстве - плоскости. К российской политике всех уровней подходит одномерная модель, в которой можно двигаться лишь вперёд - назад, по одной прямой.
В одномерность политическая сфера свернулась в России в 1922 году, когда была сметена и физически уничтожена единственная в послереволюционное время альтернативная политическая сила - партия левых эсеров. Тогда и сформировался социально-политический шашлык на тоталитарном шампуре: впереди - компартия, потом советские органы, потом профсоюзы, комсомол и всё прочее. Любые попытки обогнать, перескочить «руководящую и направляющую партию жестоко пресекались и стали некой «привычкой свыше» не только для политиков, представителей элит, но и для подавляющего большинства граждан - политических обывателей. Прах Бухарина, Рыкова, Вавилова, Мандельштама и ещё тысяч других жертв одномерности шепчет нашим сердцам: сидите тихо, к чертям собачьим двухмерность и трёхмерность.
Любой, кто занимался организацией выборной кампании, знает, что проводить опросы в сельской местности практического смысла не имеет. Избиратели будут голосовать так, как скажет глава администрации, начальство. Личные предпочтения будут оставлены для разговоров за рюмкой чая. Уже на закате Советской империи была сделана попытка имитировать объёмное политическое пространство. Стараниями работников госорганов была создана первая за 70 лет партия, даже несколько альтернативная компартии - Либерально-демократическая партия, благополучно существующая и до сих пор, правда, оказавшись уже на другом политическом шампуре. В начальный период после деструкции СССР, во времена президентства Б.Н.Ельцина, при всей нелепости и одиозности этой фигуры у государственного кормила, политическое пространство стало обретать отрадную трёхмерность, рельефность.
Только очень уж странным и непонятным показалось явление многопартийности. Граждане, с восторгом доверившиеся МММам и «Селенгам», с большим недоверием восприняли возможность выбирать для себя и для страны политические ориентиры, ставить социальные и экономические цели. Как же тогда всю ночь светящееся окошко в кремлёвском кабинете Сталина, который думает о нас и за нас? Как же нам без мудрых секретарей обкомов и парторгов? Мы без этого жизнь свою не представляем. До сих пор не представляем.
Современная политическая система России возвратилась, с определенными коррективами, к традиционной одномерности. Объективно этому способствовали «дикая приватизация», грубые просчёты в сферах экономики и международных отношений. Убоявшись непонятных социально-политических новаций, народ российский со чада и домочадцы - властями, законоисполнительными органами, армией, наукой и системой образования - полез в привычную, обжитую нору авторитаризма. В этой норе, понятно, политике разгуляться негде, и вытянулась она, как и прежде, в одну шеренгу, с новой руководящей и направляющей партией во главе.
Другая какая-либо партия может возглавить политику только тогда, когда не станет прежней правофланговой партии. В середине 90-х фаворитом властей и народа было движение «Наш дом - Россия». Затем появилось динамичное и агрессивное «Отечество» и гомункулус его политических и экономических оппонентов - «Единство». Сначала «Единство» в пух и прах размело «Наш дом». В 1999 году, на выборах в Госдуму, когда разворачивались эти коллизии, глава администрации одного из районов нашей области звонил в областной штаб по проведению выборов: «За кого голосовать нам прикажете? Что ещё за «Единство» появилось?» Дать чётких указаний своим согражданам он не смог, штаб тоже находился в прострации, и явка избирателей в этом районе составила около 20%. В других районах, где главы сориентировались сами, явка была процентов 80.
Этот небольшой эпизод ярко иллюстрирует особенности российской политической культуры. Вождизм, сервильность и безразличие масс - вот и вся культура. Рейтинги В.В. Путина и Д.А. Медведева просто не могут в принципе быть низкими, ведь эти политики стоят в самом начале политической прямой. За ними с молодецкими посвистами следует руководство «Единой России», и никакая «Справедливая Россия» или какая-либо другая партия, хоть коммунисты, хоть жириновцы, никогда не смогут оказаться во главе отечественной политики - пространство-то одномерное.
Любая аналогия, разумеется, чрезвычайно упрощает реальность. Существуют и в России достаточно мощные политические движения, да и сама партия «ЕР» далеко не однородна по политическим предпочтениям, системам мотивации и жизненным целям своих лидеров и активистов. Только вот сложившаяся в нашем государстве политическая система и особенности политической культуры делают и оппозицию, и правящую партию своими заложниками. Как в песне Высоцкого: из этой колеи не вырваться. Ожидать, что российский народ вдруг сделается политически активным, деятельным и непримиримым, рассчитывать нет никаких оснований. Структура политических сил, расстановка их на сиротливой политической прямой политическими методами изменена быть не может. Это означало бы самоуничтожение лидирующей партии, чего, конечно же, её руководство не допустит.
Возможно изменение расстановки политических сил в результате воздействия сил экономических - кризисного развития всех сфер экономики и борьбы за передел собственности. Но и в этом случае проклятая одномерность только укрепится, ведь победителям в экономических баталиях нужно будет защищать свои завоевания, а это очень удобно делать в условиях политической одномерности. Несколько лет назад политическое руководство страны, прислушавшись к мнению своих аналитиков, озаботилось вопиющей ущербностью российского социума. В качестве альтернативы политической линейности было предложено интенсивно развивать гражданское общество. Предполагалось, что боевые и вездесущие общественные организации, подобно дождевым червям перелопачивая глубинные пласты общества, устроят его благодатным для прогрессивных социальных новаций, консолидируют и сделают совсем незаметной политическую одномерность и властную авторитарность.
Особых успехов в развитии этого самого гражданского общества пока не заметно. Общественных организаций, пригодных для развития гражданского общества в России, совсем немного, и в авангард социальных процессов их не пускают те же политические одномеры. То, что получается сейчас с гражданским обществом в нашей стране, напоминает исполнение танца маленьких лебедей из «Лебединого озера» ансамблем рыночных грузчиков. Гармония и очарование обращаются какофонией и комизмом. Остаётся нам одно - имитировать политическую и общественную активность, делать вид, что несказанно довольны политикой единственной, в сущности, партии. Жили же древние славяне, татары, удмурты, марийцы и другие наши соотечественники без всяких партий, выборов, рейтингов и прочей новомодной чепухи.

 

все статьи
номера
на главную