N8 (65) 5 марта 2010   04.03.2010 | 23:26
Пассатижи
Рубрика: никто не забыт
Просмотров: 1723
Версия для печати

Пассатижи«Губерния» вспоминает о банке «Порта»

Такое развитие ситуации, когда в Саратове возникнет политическая структура с близким названием, стремящаяся перетянуть на себя партийное одеяло, по-видимому, не очень устраивала Сергея Ислентьева. Бороться же с «конкурентами» Сергей Алексеевич решил хорошо известными ему медиа-методами. Стоит напомнить, что в первой половине 90-х годов, еще до знакомства с Абросимовым, Ислентьев пытался привлекать к сотрудничеству с находящимися в его ведении коммерческими структурами талантливых саратовских журналистов. Поработали тогда на него нынешние главные редакторы Александр Свешников («Богатей») и совсем еще молодой Вадим Рогожин («Резонанс»). Пытался Ислентьев издавать и свою собственную газету под названием «Юридическое бюро». Но дело постоянно не ладилось из-за того, что Сергей Алексеевич не мог или не хотел выполнять своих финансовых обязательств перед приглашенными им же самим журналистами. Иной раз дело доходило до суда и шантажа истцов с помощью трудовых книжек. Наверное, для того чтобы подобных напрягов больше не возникало, в 2000 году Сергей Ислентьев решил финансировать медиа-деятельность, осуществляемую в интересах своего городского «Единства», средствами сторонних юридических лиц. А для реализации этой нехитрой схемы привлек в качестве исполнителя Эдуарда Абросимова.

В мае 2000 года Саратовская губернская торгово-промышленная палата обзавелась собственным изданием - газетой «Губерния». Инициатором этого проекта был журналист Андрей Фурсов. Однако буквально через месяц Ислентьеву удалось уговорить тогдашнего президента СГТПП Владимира Давыдова отстранить от редакторства Фурсова и поставить руководить «Губернией» Эдуарда Абросимова. Главным аргументом в пользу такого решения было то, что он якобы имеет опыт руководства крупными изданиями - недавно в Киеве под руководством Эдуарда Николаевича выходила ежедневная «Столичная газета». Позже, когда Абросимов стал редактором «Губернии» и получил таким образом возможность рекламировать сам себя, в печати появилось утверждение о том, что «Столичная газета» ежедневно выходила тиражом в 700 тысяч (!!!) экземпляров. Запомним эту цифру. Позже, когда пойдет речь о «хлестаковщине» Эдуарда Абросимова, нам еще предстоит к ней вернуться. Однако сотрудничество Эдуарда Абросимова с Владимиром Давыдовым на посту главного редактора органа СГТПП - газеты «Губерния» - также продолжалось недолго. Вот что записано со слов Давыдова в приговоре по делу Ислентьева о завершении редакторской карьеры неотразимого Эдички.

«Потерпевший Давыдов В.В. показал, что с Ислентьевым С.А. он знаком с весны 2000 года. В указанный период времени он занимал должность председателя Саратовской губернской торгово-промышленной палаты (ТПП). По предложению Ислентьева С.А. весной 2000 года он вступил в Саратовское городское отделение общественно-политического движения «Единство». Определенное время поддерживал ровные деловые отношения с Ислентьевым С.А.. При содействии Ислентьева С.А. познакомился с Э.Н. Абросимовым, которого пригласил занять должность редактора газеты «Губерния», учредителем которой выступила ТПП. Занимая пост редактора, Абросимов Э.Н. по большинству вопросов советовался с Ислентьевым С.А. Под руководством Абросимова Э.Н. было выпущено два выпуска газеты «Губерния», в которой была размещена информация сомнительного, по его оценке, содержания, не соответствующая действительности. После этого Абросимов был снят им с должности редактора. При увольнении Абросимова Э.Н. из редакции газеты пропали платы из компьютера ТПП, содержащие ценную информацию, о чем было сделано в правоохранительные органы соответствующее заявление. Что касается Ислентьева С.А., с ним он также порвал всякие отношения. Сведения, распространенные в отношении него Ислентьевым С.А., являются ложными, порочат его честь, достоинство и подрывают его репутацию».  

Наверное, стоит сделать небольшое пояснение относительно сомнительных публикаций в газете «Губерния», о которых рассказал в своих показаниях на следствии и суде Владимир Давыдов. Речь идет о публикации под названием «Пояснительная записка о деятельности банка «Порта». Данная статья была подписана псевдонимом Зигмунд Пак, который являлся псевдонимом Ислентьева. И об этом многим журналистам в Саратове было хорошо известно. Поэтому лично меня несколько удивило использование псевдонима Ислентьева в публикации о внутренних разборках в банке «Порта», к которому, как мне было хорошо известно, Ислентьев никогда никакого отношения не имел. Впоследствии, уже когда Ислентьев был осужден, я разговаривал с ним на эту тему. Сергей Алексеевич честно признал, что «одолжил» этот свой псевдоним Эдуарду Николаевичу, который очень боялся негативных последствий после той публикации. Вот, например, что писалось в указанной статье о былых партнерах Абросимова по банку «Порта» и о самом Эдуарде Николаевиче:

Пассатижи«Осенью 1993 года выяснилось, что Александр Благодаров совместно с Алексеем Колесниковым в течение всего 1993 года, не имея на то согласия Совета Директоров, сотрудничал с такими главарями уголовного мира как-то: Чикун, Земец, и некий авторитет Валера. Для их структур в банке были открыты счета. Один яркий пример их покровительства: когда криминальный авторитет Канапа пришел в банк и попросил Благодарова профинансировать строительство его дома, Благодаров отказал в кредитовании, через неделю Канапу порезали в подъезде дома, где он жил.

Отчитываться перед Советом Директоров о своем взаимодействии с преступниками Благодаров отказался и отправил «заинтересованных» разбираться с Колесниковым. Когда вице-президент банка «Порта» Эдуард Абросимов попытался вмешаться в ситуацию, Благодаров отказался признать его право на вето, которое осенью 1992 года на первом учредительном собрании банка было оговорено только устно. А. Колесников объяснил Абросимову, что профессия банкира очень опасная, надо вести себя осторожнее, тем более что за 1993 год в России было убито 73 банкира. Далеко за примером ходить не надо - известный в саратовских финансовых кругах предприниматель по прозвищу Буржуй был найден осенью 1993 года обезглавленным.

В январе 1994 года Эдуард Абросимов складывает свои должностные полномочия и эмигрирует на остров Мальта. Его место вице-президента занимает менее щепетильный компаньон Эдуард Борисовский».

Возможно, о той десятилетней давности статье про банк «Порта» здесь и не стоило бы вспоминать, если бы в истории с ее публикацией не проявилось несколько характерных методов по «принуждению к миру и сотрудничеству». Тех самых методов, которые сегодня используются местной  «Единой Россией» против политических оппонентов, независимых журналистов и просто предпринимателей, которые не идут на «конструктивное сотрудничество» с партией власти, а предпочитают поддерживать альтернативные политические структуры.

Во-первых, в истории с редакторством Абросимова в «Губернии» оба наших героя (Абросимов и Ислентьев) впервые испробовали возможность использования для целей «черного пиара» изданий на базе организаций, возглавляемых их политическими единомышленниками. Для примера, в 2000 году это был член городского «Единства» Владимир Давыдов, который на базе ТПП издавал газету «Губерния». А в 2007-2009 годах примерно так же, как Давыдова, Абросимов использовал ректора СГАП, члена регионального политсовета «Единой России» Сергея Суровова. Нелишне будет напомнить, что на базе возглавляемого Сурововым вуза, с использованием его материальной части, сотрудников и студентов, в 2007 году издавалась газета «Открытым текстом», а в 2008-2009 годах - «Политдозор».

Вторым отличительным признаком агрессивной политики Ислентьева стали «медийные наезды» на тех предпринимателей и чиновников, которые не желали сотрудничать с городским «Единством». Сегодня подобные методы взяты на вооружение и широко используются «зондер-командой» Николая Панкова, о чем подробно рассказали на своей пресс-конференции 4 февраля политтехнологи Почечуев и Осовин. А тогда, в 2000 году, я лично встречался с Алексеем Колесниковым, чтобы выслушать его точку зрения относительно публикации про банк «Порта». Оказалось, что Колесникова как предпринимателя пытался затащить в ряды городского «Единства» Сергей Ислентьев. Однако после того, как Алексей отказался вступать в «ислентьевское» «Единство» и спонсировать эту организацию, последовала статья Зигмунда Пака. Главным виновником этой лживой публикации Колесников считал не столько Ислентьева (к тому он относился как к не вполне адекватному человеку), сколько Абросимова. В беседе со мной Алексей Колесников припомнил о той громадной по тем временам сумме «отступных», которые были выплачены Абросимову, когда он покидал пост вице-президента банка «Порта». Размер суммы я точно не назову, но хорошо помню, что на полученные деньги Эдуард Абросимов легко смог приобрести виллу на Мальте и обзавестись в этой стране собственным бизнесом. Однако вместо благодарности Абросимов вернулся в Саратов, и теперь с помощью Ислентьева и газеты «Губерния» пытается посчитаться с былыми партнерами и благодетелями. И вот здесь мы вплотную приближаемся к другой важной отличительной черте, характеризующей деятельность Эдуарда Абросимова. А именно - к его склонности предавать и подставлять своих былых партнеров и благодетелей. И переходить на службу к тем, кого он так недавно нещадно поливал грязью.

ПассатижиАнтология «политтехнологичных» предательств

Итак, как уже было сказано выше, 17 декабря 2002 года был провозглашен обвинительный приговор в отношении отца-основателя саратовской городской организации «Единство» и идеологического наставника Абросимова Сергея Ислентьева. В приговоре по делу Ислентьева было указано, что свой преступный умысел на клевету он реализовывал совместно с Сергеем Майоровым и Эдуардом Абросимовым на пресс-конференции, проведенной в Саратове по адресу: ул. Советская, д.18, оф. 2. Здесь стоит сделать пояснение, что местом этого преступления стала квартира, принадлежащая Эдуарду Абросимову еще со времен его работы в банке «Порта» и переданная в аренду под офис Саратовского городского отделения «Единства». А главной клеветнической «бомбой», распространенной 27 сентября 2000 года, стала информация о незаконной слежке и тайной «прослушке» в гостиничном номере, которой якобы подвергся летом 1999 года тогдашний директор ФСБ Владимир Путин в ходе его визита в Саратов. Организатором этой незаконной слежки и прослушки в отношении Путина Ислентьев совместно с Майоровым и Абросимовым объявил заместителя начальника областного УФСБ Александра Бурдавицына. А в числе лиц, которые были задействованы в противозаконных действиях по слежке за будущим президентом России, помимо Бурдавицына, в пресс-релизе городского «Единства», выпущенном по итогам этой пресс-конференции, были упомянуты также и два высокопоставленных на тот момент чиновника областного Совбеза, т.е. структуры областного правительства, непосредственно подчиненной губернатору Дмитрию Аяцкову. Имена этих чиновников - Андрей Россошанский и Сергей Утц. Не будем забывать, что 27 сентября 2000 года, когда Ислентьев сотоварищи взялся распространять эти сведения, Владимир Путин уже являлся действующим президентом России. Таким образом, если бы данной информации был дан широкий ход в СМИ (в реальности на публикацию пресс-релиза с пресс-конференции Ислентьева и Ко из офиса саратовского городского «Единства» решился лишь главный редактор газеты «Репортер» Сергей Михайлов в №37 возглавляемой им газеты), то под политический удар был бы подставлен в первую очередь губернатор Дмитрий Аяцков.

И вот здесь перед нами со всей неизбежностью встает вопрос: в самом ли деле Майорову и Абросимову не было ничего известно о задуманных Ислентьевым противоправных действиях? Или, может быть, они вполне осознанно и целенаправленно осуществляли целый план, направленный на дискредитацию своих политических оппонентов по «Единству»? Здесь нелишне будет напомнить, что к осени 2000 года областная организация «Единства», председателем исполкома которой был заместитель областного министра промышленности Александр Яковлев, взяла курс на активное развитие сотрудничества с Саратовским городским «Единством» под руководством Константина Ионова. Такого неблагоприятного для себя развития событий не могли допустить ни Ислентьев, ни Абросимов. И если задачу по дискредитации Ионова взял на себя Сергей Ислентьев, приписав Константину Константиновичу соучастие в организации «хапалинского общака», то труд «поработать» с Александром Яковлевым взяли на себя Абросимов с Майоровым. Свои переговоры с председателем регионального «Единства» Александром Яковлевым и его помощником Владимиром Щелочковым, состоявшиеся 15 сентября 2000 года, Абросимов с Майоровым тайно записали на диктофон. А затем копия сокращенного варианта беседы была разослана многим высокопоставленным саратовским (и, думаю, не только саратовским) чиновникам. В моем журналистском архиве сохранилась ксерокопия этой беседы, в которой Александр Яковлев (ныне руководитель российского торгпредства в Таджикистане) выглядит едва ли не как идиот. Александр Викторович признается, что пытается в партийном строительстве «Единства» применить свой опыт работы в ВЛКСМ и КПСС, лебезит и оправдывается перед Абросимовым за те неудобства, которые по его вине претерпел Эдуард Николаевич при попадании в Кремль на съезд «Единства». И даже предлагает Абросимову поспорить с ним на ящик водки о том, что у него, Яковлева, имеются документы, подтверждающие его избрание председателем регионального исполкома «Единства».

Из этой тайной аудиозаписи, сделанной благодаря креативному гению Абросимова, выясняется одна пикантная историческая подробность, о которой раньше саратовские журналисты никогда не писали. Оказывается, наш Саратов вполне мог стать местом проведения «преобразовательного» съезда «Единства», на котором это движение реорганизовывалось в политическую партию. Но не стал. Вот как объяснял этот досадный факт Александр Яковлев Эдуарду Абросимову:

Пассатижи«Этот Ландо со своим съездом проституток нам все испортил, а я уже договорился в Москве с Грызловым, что съезд у нас в Саратове пройдет. Я только вчера из Москвы вернулся. А этот Ландо нам сильно помешал, теперь съезд в Великий Новгород едет. Несовместим оказался съезд «Единства» и съезд проституток. Но мы все равно ждем к нам в гости и Грызлова, и Попова. …»

Как уже было сказано выше, расшифровка этой аудиозаписи разошлась по высоким кабинетам и имела для саратовской региональной организации «Единства» определенные далеко идущие последствия. В октябре 2000 года по настоянию Москвы лидером областной организации «Единства» вместо Александра Мирошина стала первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска. К моменту своего избрания в Госдуму Любовь Константиновна успела поработать заместителем председателя правительства Саратовской области, курирующим социальный блок. Поэтому кто такой Сергей Ислентьев и что можно от него ожидать, Любовь Слиска себе хорошо представляла. А потому вскоре после того, как она возглавила областную партийную организацию «Единства», Ислентьев и его соратники типа Абросимова, Майорова и Пицика, оказались в жесткой политической изоляции. Впрочем, продолжалось это недолго, поскольку вскоре после завершения муниципальных выборов, состоявшихся в декабре 2000 года, Сергей Ислентьев был задержан и в рамках возбужденного против него уголовного дела начал курсировать между СИЗО и различными закрытыми медицинскими учреждениями психиатрического профиля.

А что в это время, то есть на протяжении всего 2001 года, делал Абросимов?

На пресс-конференции в редакции местной «Комсомолки», состоявшейся 5 февраля 2010 года, Абросимов пытался убедить пришедших на это мероприятие журналистов, что он всячески опекал и поддерживал Ислентьева в период вынужденной неволи, лично возил тому в Москву в Институт имени Сербского продовольственные передачи. И даже узнал от директора Института имени Сербского Татьяны Дмитриевой страшный психиатрический диагноз Ислентьева под названием «бред отношений». Но ничто не ново в этом мире, особенно если речь идет о «поливах» Эдички Абросимова.  На самом деле, вскоре после задержания и ареста Ислентьева его соратник Абросимов действительно исчез из Саратова. Но уезжал он из «столицы Поволжья» отнюдь не с целью опеки своего недавнего соратника и шефа, помещенного в закрытый Институт имени Сербского. Наверное, выступая в феврале 2010 года перед саратовскими журналистами, Эдуард Николаевич просто запамятовал, что всего год назад он дал интервью подведомственному «Политдозору», в котором подробно рассказал о том, где и как он провел весну 2001 года.

Воспоминание 2: «13 февраля 2001 года бывшего заместителя премьер-министра Украины Юлию Тимошенко посадили в Лукьяновскую тюрьму, в камеру №13. Через 42 дня я встречал ее из тюрьмы в толпе украинских журналистов. Ей было 40 лет, она была в ярости и потому восхитительно красива. А когда Тимошенко стала в 2005 году председателем правительства Украины, сажавший ее министр внутренних дел Юрий Кравченко  выстрелил себе в голову дважды. Вот Юля молодец». (Эдуард Абросимов: «Всем, кто меня ненавидит, надо еще потерпеть», «Политдозор», №7(105) от 27 февраля 2009 года)

Как видим, в тот момент, когда его политический наставник оказался за решеткой, Абросимов попросту свалил из России и несколько месяцев отсиживался в Киеве. К слову, подобную же «тактику защиты» наш герой попытался использовать и в конце 2004 года. После того, как в рамках возбужденного уголовного дела о клевете на вице-спикера Госдумы Вячеслава Володина были проведены обыски в здании правительства Саратовской области и изъят жесткий диск из компьютера Абросимова, этот советник губернатора также исчез из Саратова. При этом приятель Абросимова Роман Чуйченко, трудившийся в ту пору пресс-секретарем губернатора Аяцкова, официально сообщал всем желающим, что Абросимов отъехал в Киев для изучения опыта «оранжевой революции». В Саратов Эдуард Николаевич вернулся только 20 января 2005 года, и в этот же день был задержан, а впоследствии и арестован. Как видим, бездумное повторение единожды успешно сработавшего приема, или политтехнологии, в дальнейшем может привести к результатам, совершенно обратным ожидаемым.

Однако, на мой взгляд, Абросимов либо не понимает этой простейшей истины, либо уже не способен придумать чего-либо нового и креативного. И это его качество ярко проявилось в ходе пресс-конференции 5 февраля, на которой наш спин-доктор обнаружил у своего былого наставника и соратника Ислентьева заразное психиатрическое заболевание под названием «бред отношений». Этим своим «открытием» Эдичка щедро поделился с присутствующими на мероприятии журналистами. Однако Абросимов в очередной раз повторяется, чем очень грубо подставляет себя и своего патрона Николая Панкова. В этой связи уместно было напомнить, что восемь лет назад   Эдуард Абросимов уже сообщал в местной печати о психиатрическом заболевании Сергея Ислентьева и даже называл присущий его недавнему политическому партнеру диагноз. Правда, тогда еще без ссылок на сведения, якобы почерпнутые им от директора ГНИ им. Сербского Татьяны Дмитриевой. Речь идет о публикации в газете «Настоящий Саратов» в декабре 2001 года двух открытых писем Эдуарда Абросимова, размещенных редакцией под общим заголовком «Ислентьев и пустота». Напомню, что в ту пору газету «Настоящий Саратов» издавали нынешние конспирологи Сергей Почечуев и Игорь Осовин, которых в феврале 2010 года Абросимов объявил психически больными «бредом отношений». Причем со ссылкой на того же Ислентьева, у которого Осовин с Почечуевым этот бред якобы и «подхватили». Выходит, что восемь лет назад наш спин-доктор жаловался в печати на одного злостного шизофреника (Ислентьева) двум другим «шизофреникам» - Осовину с Почечуевым. А те, в свою очередь, эти «абросимовские плачи» под рубрикой «Игры патриотов» опубликовали в своей газете.

А теперь о сути той публикации, которая, как уже было сказано, являлась подборкой из двух обращений Абросимова, содержание которых он решил довести до широкой общественности. Один из материалов этой подборки был выполнен в виде открытого письма кающегося Эдуарда Абросимова на имя ответственного секретаря газеты «Настоящий Саратов» Сергея Почечуева. В свете последних скандальных разоблачений этот текст Эдуарда Николаевича выглядит настолько симптоматично и символично, что не могу удержаться от искушения процитировать хотя бы его начало и конец.

Воспоминание 3: «Уважаемый Сергей Алексеевич, нет труда более тяжелого, глупого и неблагодарного, чем опровергать самого себя, особенно тогда, когда тебя об этом никто не просит. Надо иметь очень серьезную причину, чтобы, сделав когда-то все возможное, и невозможное для доказывания какого-либо тезиса, однажды решиться на публичное откровение прямо противоположного свойства. Мы имеем такую причину, и зовут ее Сергей Алексеевич Ислентьев.

Вам наверняка известно, что, вытаскивая его из тюрьмы, нам пришлось лично повстречаться, провести соответствующие переговоры с весьма высокопоставленными чиновниками, перечислю лишь некоторых из них:

1. Гуров А.И. - член Политсовета партии «Единство»;

2. Шувалов Ю.Я. - заместитель руководителя фракции «Единство» в Государственной думе;

3. Остроухов - помощник директора ФСБ Патрушева Н.П.;

4. Буркин А.Д. - председатель ООД «Россия Православная»;

5. Дмитриева Т.В. - директор ГНИ им. Сербского;

6. Паращенко А.Ф. - главный врач Саратовской областной психиатрической больницы;

7. Пивоваров А.С. - заведующий 5-м отделением Саратовской областной психиатрической больницы.

Так что прошедший год добавил и в без того скандальную известность Сергея Алексеевича Ислентьева не много нового. Имя этого человека теперь упоминается исключительно в публикациях криминальной хроники. При этом журналисты задаются уже единственно интересным вопросом: кто же он - откровенный жулик и авантюрист, правдолюбец и идейный борец или просто не совсем адекватный персонаж? Вопрос действительно не простой».

И далее, следуя избранной логике, Абросимов начинает ставить психиатрические диагнозы своему недавнему наставнику и благодетелю.

«По моему наблюдению, с 1997 года Ислентьев пережил три стадии непреходящего бреда. Первая стадия - бред отношения, суть которого состояла в том, что Ислентьеву казалось, что вся окружающая действительность имеет непосредственное отношение к нему. (…)

В 1999 году, на мой взгляд, бред отношения перерос у Ислентьева в бред преследования. Психологическая мотивировка этого перехода достаточно прозрачна: если все обращают на меня внимание, следят за мной, говорят обо мне, значит, им что-то от меня нужно, значит, меня хотят в чем-то уличить, возможно, убить и т.д.» Возможно на стадии бреда преследования у Исленьева нарастала аутизация мышления, но внешний мир еще каким-то образом существовал». («Настоящий Саратов», №6 (6) от 21.12.2001 г. - «Ислентьев и пустота»)

И, наконец, Абросимов констатирует у Сергея Ислентьева переход от бреда преследования к мании величия:

«Ислентьев не знает ни в чем чувство меры. Любой мелкий факт в его повседневной жизни может принять невероятные, преувеличенные, доходящие до карикатурности размеры. Он - суфий, резидент спецслужб, миллионер, кавалер ордена Александра Невского, хотя никогда не служил в армии и не имеет высшего образования». (Там же)

Как видим, поносить в печати своего бывшего шефа и соратника Эдуард Абросимов начал примерно за год до вынесения Сергею Ислентьеву приговора. И это тоже одна из характерных черт поведения «черного политтехнолога» Абросимова. Он очень часто подставляет или предает своих былых партнеров и нынешних друзей. За примерами далеко ходить не надо. Они располагаются в той же подборке «Ислентьев и пустота». Вторым материалом в ней является письмо-донос Эдуарда Абросимова, адресованное на имя тогдашнего министра юстиции Саратовской области Юрия Галкина. В этом письме речь идет о так называемом «Поволжском союзе журналистов». Организация именно с таким названием возникла в Саратове в 2009 году и возглавил ее друг и партнер Абросимова Роман Чуйченко. Многим молодым журналистам было невдомек, кому и зачем понадобилась еще одна общественная организация журналистов при том, что областная организация Союза журналистов России под руководством Лидии Златогорской в последние годы отличается своей активностью и боевитостью?

Тем их коллегам, кого всерьез заинтересовал этот вопрос, я хочу напомнить, что общественная организация точно с таким же названием уже создавалась в нашем городе в 2000 году.

Продолжение следует

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (6)
5 марта 2010, 11:01

Радиостанция,"Трибуна депутата","Навигатор","Губерния", "Сот-Маркет","Компьютерра-Саратов", недавно вот какая-то вузовская газета, это далеко не полный перечень проектов, которые в одиночку начинал Фурсов, которые у него после выхода на самоокупаемость отжимали, делали на этом деньги и сваливали, губили проекты, оставляя им сомнительную славу. Мораль:Дуракам закон не писан.

 

 

ответить
5 марта 2010, 13:04

фурсову нада как-то выбирать себе партнеров поприличней

ответить
5 марта 2010, 13:49

По поводу партнеров поприличней в точку. Не помните, кто работал негром у Абросимова-Чуйченко в период их службы у Аяцкова, при создании текстов против врагов ДФ (Бондар, Володин, Фейтлихер), листовок и прочего гуана?

Некая Татьяна Никитина, журналистка. Кстати, не знаете, где она сейчас?

ответить
5 марта 2010, 14:45

Давыдов, Мендрелюк и Плеве с виду вполне приличны были, самому надо голову включать, не маленький.

Четалке: у ДФ много кого работало, и порядочных людей, и всякой швали в последний период, не надо всех в одну кучу мешать.

Ждем с нетерпением дальнейшего рассказа Крутова о дальнейших похождениях Ивана Белозубова.

 

ответить
5 марта 2010, 15:54

У ДФ много кого работало, а у Абросимова-Чуйченко - мало. Татьяна Никитина у них работала негром на чернухе, а не у ДФ.

Кстати, где она сейчас? Как вспомню, потешная такая, глупая...

ответить
5 марта 2010, 18:04

Не болтайте ерундой и не валите в кучу. На радиостанции Фурсов был всего лишь главредом, как и в "За инженерных кадрах", а новое начальство всегда старых удаляет и своих людей принимает, чтоб деньги солидные осваивать и информация об освоении денег чтобы никуда не уходила.

ответить
на главную