N5 (14) (13 февраля 2009)   13.02.2009 | 08:05
Есть ли жизнь после «Единой России»?
Рубрика: ЧЛЕНОВРЕДИТЕЛИ
Просмотров: 276
Версия для печати

 

Недавно руководитель центрального исполкома «Единой России» Андрей Воробьев заявил о 25%-ом сокращении партийных штатов. Правда, по его словам, увольнений в аппарате единороссов не предвидится - «оптимизация» произошла за счет сокращения вакантных ставок. Однако, как сообщила в понедельник газета «Ведомости», представители нескольких региональных отделений «Единой России», в том числе и саратовского, ожидают сокращения бюджетов на 15-20% и потуже затягивают пояса. Экономить собираются в том числе за счет отказа от некоторых штатных единиц. При этом нельзя забывать, что единороссам не так давно уже приходилось «сомкнуть ряды». Впрочем, речь тогда шла не о партфункционерах, а о членах партии, которых в массовом порядке начали исключать.

Волна исключений из «Единой России» прокатилась по стране летом прошлого года. Исполком «ЕР» провел спецпроверку партийных рядов, на первом этапе которой выяснилось, что в разных регионах страны «утратили связь с партией» от 0,3 до 18 процентов ее членов. В целом по России перестали поддерживать связь с родной партией порядка 80 тысяч официально числившихся в ней единороссов. Именно тем, кто не звонит и не пишет, на митингах партийными флагами и транспарантами не размахивает, «Единая Россия» в первую очередь сказала «до свиданья». Но нашлись также и такие члены, кто и звонил, и писал, и флагами размахивал, но при этом вел себя недостойно. Поэтому на втором этапе проверки из партийных рядов были исключены единороссы, так или иначе дискредитировавшие себя. Например, в качестве одного из возможных видов самодискредитации называлось «систематическое невежливое обращение с окружающими». А хамам и прочим безобразникам в партии власти не место.
Но отнюдь не всем, кто, по мнению партии, порочит гордое звание единоросса, сказали эту страшную правду прямо в глаза. Кое-кого партия исключила из своих рядов не только без объяснения причин, но даже просто без их ведома. Впрочем, таким же образом, по признанию бывших партийцев, некоторые становились и членами «Единой России». «Как без меня меня женили, так без меня меня и развели. А вообще это мутная история», - сказал нам один из таких «счастливчиков». Как же после этого жить, на что надеяться и во что верить? Жалеют ли бывшие члены «Единой России» об исключении из партии? Как поменялась их жизнь после изгнания из «партийного рая»? К чему готовиться тем, кто попадет под возможное штатное сокращение в целях оптимизации? Об этом мы решили спросить у самих «изгнанников».
В Саратове самая громкая партийная зачистка пришлась на 1 декабря 2007 года. Тогда решением Волжского и Ленинского политсоветов партии из её рядов были исключены сразу четыре известных в городе человека: главный редактор журнала «Общественное мнение» Алексей Колобродов, генеральный директор ИВК «Солнечный» Антон Комаров, генеральный директор ООО «Лифтсервис» Алексей Лукьянов и тогдашний заместитель главы администрации города Саратова Александр Мирошин. Официальная формулировка - «за несоблюдение норм устава партии и действия, дискредитирующие и порочащие «Единую Россию».
Кроме того, под «сокращение» за последние несколько лет попали также генеральный директор балаковского ЗАО «Молоко Поволжья» Иван Чепрасов, экс-глава Саратовского района Стефанида Тимохина, экс-депутаты областной думы Сергей Аржанов и Николай Чернобук. Приставку «экс» они приобрели практически одновременно с лишением единоросского партбилета. Всех «партисключенных», увы, перечислить пока невозможно не только в силу ограниченной печатной площади, но и, большей частью, в силу скрытности сотрудников пресс-службы Саратовского регионального отделения партии «Единая Россия», которые не торопятся «рассекретить» списки бывших своих однопартийцев.
С некоторыми из исключенных членов «Единой России» нам удалось пообщаться, и они ответили на наши вопросы со всей откровенностью и прямотой. 

zАлексей Колобродов, главный редактор журнала «Общественное мнение»:
- Жалею ли я об исключении из «Единой России»? Честно говоря, я вообще не уверен, что меня исключили из партии. Больше всего на свете мне бы хотелось, чтобы меня вызвали на ковер и я, как Макар Нагульнов, прижимал бы партбилет к груди и, холодея, бледнея и дрожа, отказывался бы его отдать. Но, увы, мне не дали повести себя, как Макар Нагульнов. О своем исключении я узнал из газет, из сообщений пресс-службы партии «Единая Россия», доверять которым, сами понимаете, не всегда можно. Выписки никакой на руки мне не дали. Кроме того, собрание, на котором было принято решение о моем исключении, было назначено на тот день, когда шел монтаж моей телепрограммы, и я заведомо не мог на нем присутствовать. Изменилась ли моя жизнь после этого случая? Наверное, тут надо сказать, что я впал в депрессию, просыпаюсь по ночам в холодном поту от мысли, что больше не состою в рядах «Единой России». Но я не могу этого сказать. Как ни странно, жизнь меняется от совершенно других вещей. В марте прошлого года у меня случилась болезнь, из-за которой я полностью поменял свои привычки, стал вести здоровый образ жизни. Теперь я занимаюсь спортом, бегаю на лыжах, парюсь в бане, ныряю в прорубь... Разве что курить не бросил. А исключение из «Единой России» в ряду событий моей жизни судьбоносным все-таки не стало. 

 

xАлександр Мирошин, бизнесмен:
- Не жалею, потому что вижу: партия уже не та, что была раньше. По моим наблюдениям, «Единая Россия» превращается в худший вариант КПСС. После исключения из партии я понял одно: для того, чтобы чего-то добиться во власти, надо быть членом партии. Хочешь заниматься политикой, хочешь быть чиновником или депутатом, не важно, сидел ли ты, берешь ли ты взятки - главное, чтобы ты был членом «Единой России». Я сейчас стараюсь заниматься бизнесом, в котором партийная принадлежность не является жизненно важным условием.

 

 

 

 

без названияСтефанида Тимохина:
- Жалею, потому что сделали это несправедливо и незаконно. Многие ведь были против моего исключения из партии. А жизнь после сложилась нормально... (Пауза. Вздох.) Вот только наше общество не созрело еще для оправдательных приговоров. Что вам еще ответить?.. Умные, образованные люди сейчас не нужны... Есть мозги, нет мозгов - не важно. Мозги никому не нужны.

 

 

 

 

cИван Чепрасов, генеральный директор ЗАО «Молоко Поволжья» (из интервью журналу «Общественное мнение», № 12, декабрь 2008 г.):
- В «Единую Россию» возвращаться не собираюсь, сегодня это уже далеко не та партия, которую мы когда-то начинали. Одному идти в оппозицию нет никакого смысла. А какой-то новой реальной политической силы в Балаково и Саратове я пока не вижу. Но это временное явление. Просто кризис еще не дошел до такого состояния, когда появится сила, которая скажет: «Хватит!». Пока еще есть Стабфонд, латаются самые сложные дыры, но скоро это кончится. Я думаю, что такая сила появится ближе к августу. Те, кто сегодня говорят, что уже в мае наступит стабилизация, сильно заблуждаются. Поэтому сегодня о какой-то политической борьбе я речь не веду.

 

 

 

 

Из романа М. Шолохова «Поднятая целина»
Тем временем Корчжинский, обозленный стычкой с Балабиным, поднял на Макара сердито посверкивающие из-под припухлых век глазки и уже с нескрываемой враждебностью сказал:
- Кончен разговор, Нагульнов! Решением бюро ты исключен из наших рядов. Такие вы партии не нужны. Клади сюда партбилет! - и постучал по столу ладонью рыжеволосой руки.
Нагульнов мертвенно побледнел. Крупная дрожь сотрясала его, а голос был почти не слышен, когда он говорил:
- Партбилет я не отдам.
- Заставим отдать.
- Езжай в окружком, Нагульнов! - крикнул из угла Балабин и, на полуслове оборвав разговор с председателем РИКа, вышел, оглушительно хлопнув дверью.
- Партбилет я тебе не отдам!.. - повторил Макар. Голос его окреп, со лба и скуластых щек медленно сходила голубоватая бледность. - И партии я буду ишо нужен... И мне без партии не жить! А тебе не подчинюсь!.. Вот он, билет, в грудном кармане... Попробуй, возьми его! Глотку перерву!..

 

 

все статьи
номера
на главную