N17 (74) 7 мая 2010   07.05.2010 | 01:37
Пассатижи
Рубрика: никто не забыт
Просмотров: 262
Версия для печати

Воспоминание 22

«В отличие от Александра Мирошина, руководитель городской организации «Единства» Сергей Майоров счел необходимым более подробно остановиться на теории. Вот письмо, озаглавленное «Что такое правый консерватизм» и имеющее подзаголовок-разъяснение «коллегам из Кировского райкома движения «Единство». Лично на меня его чтение навеяло ностальгические воспоминания о временах юности, когда с не меньшим упоением читывалось «Письмо рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком».

Скажем, идеологический противник указан также достаточно конкретно: «Битва, которая идет вокруг понимания места России и русских в мировой истории, видна невооруженным глазом. Усиление давления уже на некоммунистическую Россию очевидно. Осуществление глобальных проектов против Православия и России как исторического явления, начавшееся в начале двадцатого столетия под флагом марксизма, продолжается и по сей день, под новыми лозунгами радикального либерализма, провозглашаемыми СПС и яблочниками (…) В электронных и печатных СМИ идет неутомимое забалтывание либо замалчивание правильного понимания идей правого консерватизма «Единства». Отталкиваясь от логики миропорядка, навязываемого России радикальным либерализмом, чьим главным рупором являются НТВ и «Московский комсомолец», нам пытаются навязать всевозможные клише, и это только начало».

Помимо антилиберальной риторики, есть в письме Майорова моменты, ставящие его автора в один ряд с поборниками идеалов тоталитарного государства. Руководитель саратовских «медведей» ратует за единую государственную идеологию, которая «представляет собой центральную ось мироустройства», а правовое государство западного образца считает «примирением с порочной природой человека, которого удерживает от преступления лишь сила Закона, то есть угроза уголовного наказания». Если я правильно понял Майорова, в его трактовке «правый консерватизм» лучше всего формализуется триадой «православие-великодержавие-патриотизм». Последнее же, на мой взгляд, есть не что иное, как вариация идеологической конструкции, изобретенной апологетом николаевского самодержавия, педерастом графом Уваровым. Только в первозданном виде она выглядела несколько иначе: «самодержавие-православие-народность». Однако современного российского обывателя на подобной патриотической мякине вряд ли проведешь. Он даже союз с Белоруссией нынче воспринимает с большой опаской. Поэтому очевидно, что для широкого продвижения в массы «медвежьей» идеологии требуется организация нового типа. И такая организация создается сегодня в рамках городской организации «Единства». (А. Крутов. Саратовские «медведи»: коллективный портрет с политологическими отступлениями. - «Общественное мнение», №5(10), май 2000 года.)

бабурин«Российский консерватизм для «Единой России»

«Папа Мюллер не бросался кадрами. Он попросил Штирлица остаться, потому что его интересовали вопросы: враг Штирлиц или друг? А если он не шпион, то нельзя ли его использовать на благо рейха?» (Валерия Новодворская. Демократов просят не оставаться. - Журнал «The New Time», 4 февраля 2008 года.)

Как видим, благодаря таким политикам, как «респектабельный националист» Сергей Бабурин, «правый консерватизм» был объявлен основной идеологической доктриной партии «Единство» еще в 2000 году. С тех пор прошло десять лет. В 2002 году для реализации классовых интересов и политической воли «новой номенклатуры» возникла и новая, объединенная партия чиновников под названием «Единая Россия». В течение всего последующего времени лидеры этой партии не сильно старались утруждать себя идеологическими выкладками и экспериментами. Партия развивалась. Росла численно. В ней происходили невидимые постороннему глазу трения. Имели место различные «подводные течения» и разборки кланов. Но придавать всему этому какую-либо идеологическую окраску никто не пытался. И вдруг в одночасье все стало меняться.

7 ноября 2009 года в офисе регионального отделения «Единой России» состоялся первый в Саратове так называемый «медиафорум», организованный под эгидой этой партии. Целью данного мероприятия, на которое приглашались ведущие журналисты и главные редакторы со всей области, было рассказать о новостях партийной жизни. Сделать это в преддверии предстоящего съезда должны были региональные партийные лидеры. По иронии судьбы, докладывать о новой партийной идеологии перед большой аудиторией журналистов пришлось ректору СГМУ (по совместительству - секретарю регионального политсовета «ЕР») Петру Витальевичу Глыбочко. На мой взгляд, было что-то весьма символичное в том, что именно такому блестящему ученому и практику в области проктологии, каковым является Петр Витальевич, выпала участь покопаться в глубинах новой партийной идеологической доктрины, которую предстояло утвердить на съезде.         

Итак, главной партийной новостью, которую озвучил на медиафоруме Петр Глыбочко, стало то, что «Единая Россия» наконец-то решила обзавестись своей идеологией. То, что политическая организация, называющая себя партией, умудрилась прожить семь лет без идеологии и добиться при этом практически монопольных позиций во власти, можно считать своеобразным политологическим феноменом. Но всему хорошему в этой жизни, в том числе и идеологическому вакууму, приходит конец. Общая тенденция новой партийной идеологии, которую предстояло утвердить на съезде, обозначена как «российский консерватизм». Что это такое, насколько я понял, сегодня из саратовских единороссов не знает практически никто. Однако в интерпретации Петра Витальевича толкование партийного идеологического тренда выглядело примерно так: «Партия хочет вернуться к идеалам отцов и дедов, и сохранить все то ценное в нашем обществе, что было наработано веками». С учетом сказанного можно предположить, что «Единая Россия» всерьез пытается «оседлать конька», заезженного идеологами КПРФ. Правда, тащить пока на щит «дедушку Сталина», занявшего почетное второе место в рейтинге национальных исторических лидеров, определяемых в ходе дебатов и интернет-голосований в проекте «Имя Россия» на канале «Россия», единороссы пока не решаются. И на том спасибо!

Помимо общей направленности в сторону «российского консерватизма», партийная идеология будет иметь три источника, или, если кому-то больше нравится, три составные части. Первой из этих частей Петр Витальевич назвал статью «Вперед, Россия!», автором которой является беспартийный гражданин Д.А. Медведев. Второй составляющей партийной идеологии был так называемый «план Путина». Как известно, данное словосочетание вошло в политический оборот в середине 2007 года, когда «партия власти» готовилась к очередным парламентским выборам. Поначалу никто не мог объяснить, в чем же заключается этот пресловутый «план Путина». И только по прошествии нескольких месяцев тогдашний лидер «Единой России» Борис Грызлов дал пояснение, что под «планом Путина» следует понимать содержание всех восьми посланий Владимира Путина, что были озвучены им за два президентских срока. И, наконец, третьей составной частью новой идеологии партии является некая «стратегия 20 на 20».

При всей эклектичности и очевидной внутренней противоречивости упомянутого выше партийно-идеологического микса все же нельзя не обратить внимание на его стержневую составляющую под названием «российский консерватизм». Как видим, по сравнению с 1999 годом, когда такие политики, как Александр Дугин, Эдуард Лимонов и Сергей Бабурин занимались идеологическим наполнением для новорожденной партии, изменения основной доктрины оказались косметическими. И если быть до конца точным, то коснулись они смены прилагательного - с «правого» на «русский». Вроде бы ничего страшного: не так давно кремлевские идеологи пытались ввести в оборот политического новояза дефиницию под названием «суверенная демократия». Теперь речь пошла о «российском консерватизме». Иными словами, мы, россияне, живем в какой-то иррациональной политологической реальности, при которой и консерватизм, и демократия у нас не такие, как у людей. То есть во всем цивилизованном мире. Но оставим в покое «суверенную демократию», о которой по умолчанию приказано забыть. И остановимся на «российском консерватизме».

бражниковТермин «российский консерватизм» одним из первых в современный оборот ввел политолог Илья Бражников на страницах «Политического журнала» в 2007 году. В то время в преддверии президентских и парламентских выборов в кремлевской администрации активно работали над созданием «идеологической подкладки» для продления верховной власти Владимира Путина. Своеобразной творческой лабораторией для таких поисков стал толстый цветной «Политический журналъ», во главе с бывшим «известинцем» Петром Акоповым. Одной из магистральных тем этого издательского проекта стало обсуждение национально-консервативной идеологии как инструмента для бесконечно долгого удержания власти нынешней правящей элитой. В апреле 2007 года в №13/14 «Политического журнала» была опубликована статья «Удержание идентичности», где дается критика «правого консерватизма» и обосновывается необходимость перехода к «российскому консерватизму».

Воспоминание 23 (начало)

«Вообще правоконсервативное устройство общества предполагает совершенно иную социальную структуру. Ответственность так называемых элит, или лучших людей, или аристократии может быть только перед высшим началом, то есть верховной властью и непосредственно перед Богом. Направление ответственности вниз (то есть перед избирателями - А.К.) создает неправильный социальный космос, великое смещение, которое не приведет ни к чему, кроме революций и распада. Мы знаем, как идея подотчетности верхов низам привела к развалу армии в 1917 году, едва не привела к разгрому в 1941-м, и мы помним, как та же шальная идея, запущенная журналами «Новый мир» и «Огонек», привела к развалу государства в 1990-1991 гг. (…)

Итак, России необходима, с точки зрения консерватора, не эволюция (постепенный и безболезненный, ступень за ступенью, общественный прогресс), а развитие национальных начал, или удержание идентичности. Весь вопрос для консерватора состоит в определении этих самых исконных национальных начал, или идентичности, которую нужно удерживать. При правильном их определении консервативная идеология может состояться, при ошибочном - она проваливается в качестве консервативной». (Илья Бражников. Удержание идентичности. - «Политический журналъ», №13/14, 16 апреля 2007 года, с. 85-86.)

Наверное, не стоит говорить об адекватности приведенных автором исторических примеров, равно как и о корректности механического перенесения принципов управления армейскими подразделениями в тот или иной период времени, на политическую систему государства. Не менее необоснованными и откровенно глупыми выглядят попытки господина Бражникова обвинить редакции двух (всего лишь двух) легальных отечественных изданий - журналов «Огонек» и «Новый мир» - в развале сверхдержавы под названием СССР. Спрашивается, что же это было за государство, которое всего за два года рухнуло под напором идей двух относительно независимых СМИ? Не понимать абсурдности своих выкладок и примеров здравый политолог никак не мог. Но тогда ради чего же, спрашивается, автору статьи потребовалось «городить весь огород» вокруг необходимости правильного определения «исконных национальных начал», которые только и смогут обеспечить успех и жизнеспособность новой охранительной идеологии? От прямого ответа на этот вопрос Илья Бражников уклоняется, выпячивая на первый план уже известного читателю Сергея Бабурина - одного из теневых создателей «Единства» и столпов «правого консерватизма». И, прячась за авторитет Бабурина, показывает главную цель «консервативной конструкции», которую еще только предстоит внедрять в сознание россиян.

Воспоминание 23 (продолжение)

«Итак, рано или поздно властям России не избежать выбора: либо демократия, либо суверенитет. Первое будет равнозначно окончательной гибели исторической России, второе - означать победу консервативных начал и в пределе восстановление самодержавия (слово, которое переводится на русский язык как «суверенитет»). Самодержавная царская Россия может, кстати, сохранять выборные начала демократии на низовом уровне. То есть, как ни парадоксально это прозвучит, суверенная демократия в России станет возможной только при восстановлении традиционной политической формы - русской самодержавной монархии. Как отметил в своем обращении к делегатам VII съезда Партии национального возрождения «Народная Воля» заместитель председателя Государственной думы С.Н. Бабурин, «Демократия в России прекрасно работает на уровне местного самоуправления, может быть, в рамках городов и поселков, но в силу огромной территориальной протяженности, сурового климата и постоянной внешней угрозы как с Запада, так и Востока, она не может быть общегосударственным устроительным принципом. (…) Мы стоим перед задачей восстановления традиционного понимания природы государства как самодержавной власти. Мы хотим, чтобы власть снова стала священна для каждого, а Церковь - свята для всех. Ведь власть - это не привилегия и не инструмент обогащения. Это служение не за страх, а за совесть». Фактически в этих словах раскрывается консервативное понимание русской государственной власти». (Там же, с. 86.)

По иронии судьбы, прямой призыв к восстановлению самодержавия исходит в начале XXI века из уст лидера партии, приватизировавшей и испоганившей историческое революционное название «Народная воля». Следует напомнить, что истинные «народовольцы», действовавшие во второй половине XIX века, совершали удивительные акты самопожертвования, шли на смертельный риск и даже гибель ради сокрушения государственного самодержавного строя. Поэтому звучащие в наши дни призывы лидера нынешней «Народной воли» Сергея Бабурина к реставрации самодержавия выглядят не просто историческим кощунством. Думаю, что большинством здравомыслящих людей они воспринимаются не просто как анахронизм, но и как не вполне адекватная попытка, игнорируя существующие политические реалии (прежде всего Конституцию РФ), ввергнуть страну в пучину нового средневековья.

Вдумайтесь только в суть описанной выше концепции - ради продления на неограниченно долгий срок власти одного-единственного человека эти люди замахиваются на 3-ю статью Конституции России, в которой единственным источником власти объявляется многонациональный народ нашей страны. Впрочем, статья 3 Конституции - это только начало. Очевидно, что внедрение модели «современного самодержавия» повлечет за собой отмену (либо профанацию) и статьи 1-й Конституции, где определяется республиканская форма правления и федеративная (а не свойственная для самодержавия унитарная) форма государственного устройства. Сам факт существования реставрированного (пусть и гипотетически) самодержавия однозначно ставит под сомнение и статью 10 Конституции РФ, в которой в качестве основного принципа демократического государства прописан принцип разделения властей. А попытка установления государственного порядка, где «Церковь - свята для всех», есть очевидное отрицание статей 14 и 28 действующей Конституции, в которых Россия объявлена светским государством, а ее гражданам гарантирована свобода совести вплоть до права не исповедовать никакой религии. На мой взгляд, доктрина «российского консерватизма», усилиями господ Бабурина и Бражникова доведенная до своего логического конца в виде реставрации самодержавия, есть, по сути может быть  программой глобального антиконституционного заговора. Причем этот «идеологический продукт» обладает не первой свежестью и подается в наименее привлекательной для российских граждан и исторически скомпрометировавшей себя «упаковке».

Очевидно, что потворствующие Бабурину, но более прагматичные и дружащие с головой заказчики вряд ли могли пойти на реализацию этой идеологической концепции. Во всяком случае, в переломный момент окончания второго президентского срока Путина. Не надо быть большим провидцем, чтобы представить, к каким непредсказуемым для нынешних российских политических элит последствиям могло бы привести объявление Владимира Владимировича новым российским самодержцем. И все ради того, чтобы законсервировать на неопределенно-продолжительный срок пребывание у власти нынешних политических элит, сделать их неподотчетными и неподконтрольными народному волеизъявлению.

кургинянСлава богу - и Владимиру Путину, и руководителям его администрации в конце 2007 - начале 2008 года хватило здравого смысла, чтобы не воспользоваться сомнительными идеологическими наработками Бабурина и Ко. Все ограничилось лишь присвоением Путину умозрительного и ни к чему не обязывающего титула «национального лидера». Что же касается «российского консерватизма», то эта идеологическая доктрина была отложена до лучших времен и, как было сказано выше, всплыла на свет божий лишь в конце 2009 года как одна из неотъемлемых составных частей идеологии партии «Единая Россия». Почему это произошло? Рискну высказать свою версию этого странного, на первый взгляд, явления.

Говоря здесь о «российском консерватизме», следует иметь в виду, что помимо «бабуринской» самодержавно-православной модели существует и иная концепция - «евразийского» консерватизма. Ее автором является уже известный читателю Александр Гельевич Дугин. То, что господин Дугин еще с 80-х годов прослыл одним из теоретиков зарождающегося русского фашизма, достаточно широко известно. Этот факт был подмечен в начале 90-х годов, причем не только либеральными учеными и политологами типа Александра Янова, но и собратьями по «патриотическому лагерю». В частности, в 1993 году на страницах ведущего патриотического толстого журнала «Наш современник» публичную идеологическую «порку» учинил Дугину за его увлечение идеями немецкого национал-социализма другой крупнейший теоретик русского национализма Сергей Кургинян.

Воспоминание 24

«Россия - выразитель континента (по Дугину). Третий Рейх - тоже выразитель континента. Империя Чингиз-хана тоже выразитель континента. И прежде всего - континент. Что это означает? А то, что при определенных условиях для Дугина лучше континент без России, чем Россия без континента. В очередной раз Россию приносят в жертву интернационалу, теперь уже не красному, а черному…

Я обращаю ваше внимание на фигуру эсэсовца, держащего в руках земной шар на странице 17 первого номера «Элементов». Я интересуюсь, кстати, читал ли Проханов другие, не дугинские журналы с тем же названием «Элементы», издаваемые в других странах, на других языках. А ведь Дугин прямо рекламирует на первой странице те «братские» издания», давая фотографию с веером их обложек. Смею заверить, что те издания не скрывают своей неофашистской ориентации и не оставляют сомнений, что по отношению к ним «Элементы» Дугина просто дочерняя фирма…

Речь идет о целом международном журнально-пропагандистском синдикате, щупальца которого достигли «патриотической Москвы», дав нам вместе с дугинскими «Элементами» также и «Гиперборею», главный редактор которой по случайному факту рождения сын полковника СС, черного мистика, руководителя изуверско-экспериментального центра «Аненербе» Зиверса, казненного по приговору Нюрнбергского трибунала…

Ну что бы такое яркое процитировать? Пожалуй, стихи некоего Касаткина.

Наш черный орден сохранен

И разрушенью не подвластен.

Он ночь за ночью, день за днем

Шлифует зубы волчьей пасти.

Дальше можно цитировать: «Мы отстояли наш Берлин от полчищ интернационала», «Мистический Берлин - суть алхимической тинктуры» и т. д. Осуществляя заимствование, что именно заимствует Дугин? Самую сердцевину именно германского национализма, его оккультно-мистическое ядро, наследство тевтонских рыцарей… антирусское дело…

Таким образом, речь идет об очередной антирусской идеологической агрессии Запада, особенно опасной тем, что она облекает себя в патриотические ризы, маски, и эти маски срывать надо немедленно, пока не поздно». (Сергей Кургинян. «Капкан для России, или Игра в две руки». - «Наш современник», №2, 1993 год, с. 145-146.)

С момента публикации процитированной выше статьи Кургиняна прошло семнадцать лет. В России давно действует закон о противодействии экстремистской деятельности. Тем не менее, ни прошедшее время, ни ужесточение правового режима ничуть не ухудшили положения Александра Дугина и его идеологических последователей. Как отмечает в «Политическом журнале» Константин Волгин, «нельзя сказать, чтобы Дугину и его сподвижникам удалось добиться заметных успехов на ниве практической деятельности (все-таки созданные ими движение «Евразия» и Евразийский союз молодежи (ЕСМ) остаются довольно маргинальными организациями), тем не менее, им удалось выработать весьма последовательную и продуманную идеологическую конструкцию. Поэтому независимо от того, сбудутся ли надежды координатора ЕСМ Павла Зарифуллина, заявившего недавно, что «именно евразийцы будут заниматься интеллектуальным окормлением новой российской власти после 2008 года», или нет, сконструированная евразийцами на их исторических слетах и «интеллектуальных конгрессах» политологическая конструкция небезынтересна и, как минимум, заслуживает права на уважительное отношение к себе» («Политический журналъ», №13/14, 16 апреля 2007 г., с. 94).

Продолжение следует

 

 

 

 

 

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную