N20 (77) 28 мая 2010   28.05.2010 | 02:46
Замороженная зона
Рубрика: дембельский альбом
Просмотров: 968
Версия для печати

Замороженная зонаКакое наследие оставил после себя экс-руководитель Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области, сторонник «ЕР» Леонид Шостак! Этот представитель «ближайшего партийного резерва» потрудился на славу, передав новому руководству регионального ГУФСИН обманутых дольщиков, проблемный долгострой и «замороженные» счета. Если местные политические сектанты «опираются» в своей деятельности именно на таких людей, возникает тревога за будущее губернии.

В «Газету Наша Версия» обратились представители двух различных групп, объединенные одной общей проблемой - долгостроем на ул. Мичурина, 84. Это обманутые дольщики, беды которых в последнее время принято списывать на так называемое «наследие Невейницына». Кто-то из них до сих пор надеется и ждет, что злополучный дом будет достроен, а заказчик строительства и представители подрядной организации в конце концов разберутся с вопросом  дважды проданных квартир. А кто-то пытается вернуть вложенные в недвижимость средства.

Наследие Шостака

Вот небольшая справочка, подготовленная по результатам прочтения многочисленных и безответных (по сути) жалоб дольщиков.

В феврале 2001 года Главное управление Федеральной службы исполнения наказаний РФ по Саратовской области в лице его начальника - Леонида Шостака обратилось с просьбой к ДУП «Саратовский проектно-изыскательский институт МВД России» о производстве проектной документации для строительства жилого дома по ул. Мичурина, 84 в г. Саратове (договор №9 от 23.02.2001г.).

В сентябре того же года региональное ГУФСИН доверило ЗАО СФ «Строитель» возведение первой очереди жилого дома (подъезды А и Б). В июне 2002 года господин Шостак заключил договор строительного подряда №52 с гендиректором этого ЗАО - Виталием Никифоровичем Невейницыным. Руководство госучреждения попросило для себя 30% жилой площади дома по ул. Мичурина, 84, за это предоставив ЗАО участок земли федеральной собственности, находящийся в оперативном управлении. Стоит отметить, что 30% квартир за право пользования землей - это немыслимые условия, которые уже сами по себе могли загнать заслуженного строителя Невейницына в кабалу. Говорят, что многие его знакомые и товарищи тогда крутили пальцем у виска, мол: что ты творишь. Но Виталий Никифорович отмахивался, заявляя: «Сдюжим!»

Вообще, по сообщениям очевидцев, в те времена многие знатные саратовские строители, такие как Поимцев или Писной, прибегали к такой «пирамидальной» схеме работы. Пусть придется отдать 30, да даже 40 процентов жилой площади, но главное - начать побольше объектов, забить сваи, продать квартиры и вперед... А всяческие недоделки, нарушения сроков и прочее, и прочее - это неминуемые издержки.

Вот и Виталий Никифорович был большим оптимистом. Можно даже сказать - добряком, или попросту - му...м. Но, как отмечают знающие люди, сволочью и аферистом этот человек не был никогда. Просто из-за своей природной доброты и наивности он не смог бы проворачивать те махинации, которые впоследствии приписывались ему следователями.

И многие пользовались простотой и добротой Невейницына. Взять тот же дом на ул. Мичурина и еще один, который возводился на Театральной площади. Большинство квартир наш добряк раздавал всевозможным депутатам, работникам силовых структур и прочим власть имущим практически за бесценок. Однако эта святая доброта вышла Виталию Никифоровичу боком.

В ЗАО СФ «Строитель» начались финансовые проблемы. Тогда его подопечные начали активную распродажу жилья в строящихся домах. И продавались не только принадлежащие ЗАО квартиры. На Мичурина, 84 в ход пошли те, что были отданы ГУФСИН. Потом Виталий Никифорович неоднократно преследовался за эту историю с задвоением квадратных метров...

Именно в этот момент очень многие - эти самые депутаты, милиционеры, прокуроры и другие власть имущие, которым заслуженный строитель жаловал квартиры по мизерной цене - проявили свою истинную сущность. Оказалось, что жажда наживы для них превыше всего, а судьба такого человека, как Невейницын, пусть и глуповатого, но бесконечно позитивного - не более чем расходный материал для достижения корыстных целей.

Когда встал вопрос о возврате денег за задвоенные квартиры, вышеназванные деятели потребовали вернуть им вовсе не те средства, которые по простоте душевной брал у них за квадратный метр Виталий Никифорович. Нет. Они требовали возместить им «ущерб» по рыночной стоимости. Стоит ли говорить, что эти суммы во много раз превышали те, что брал за свои квартиры Невейницын?

И пошла череда его посадок в тюрьму. Никто не проявлял сострадания к больному (как физически, так и уже почти душевно) человеку. Цель, надо думать, была одна: заставить раскошеливаться сына Невейницына - Стаса. Он на тот момент уже был преуспевающим бизнесменом, работал в столице России и, конечно же, не мог оставаться равнодушным к судьбе отца.

Вот только родственника заслуженного строителя в Саратове ожидал неприятный сюрприз. За то, чтобы отвязаться от больного и посаженного Виталия Никифоровича, некие люди потребовали с его сына неимоверные деньги. Хотя это уже совсем другая история, требующая более детального рассмотрения. К ней мы вернемся в ближайших номерах «Газеты Наша Версия». Сейчас же, больший интерес представляет «наследие Шостака», которое тот передал своим последователям...

Потусторонник

В ноябре 2009 года стало известно о том, что Леонид Шостак отправлен в отставку. Место руководителя ГУФСИН по Саратовской области занял Александр Гнездилов. То, что местного начальника сменили выходцем из Орловской области, многие связывали с громкими бунтами, которые за некоторое время до этой ротации то и дело вспыхивали в колониях губернии.

Однако, как отмечают наблюдатели, для тюрем вполне естественны чуть ли не ежемесячные бунты и возмущения заключенных. Поэтому можно предположить, что попросили г-на Шостака с его насиженного места (он был начальником регионального ГУФСИН с 1992 года) как раз из-за участия в возведении долгостроя по ул. Мичурина, 84. В пользу этого предположения говорит еще и тот факт, что как раз к концу 2009 года кардинально изменилась позиция некоторых обманутых дольщиков по поводу возмещения своих убытков.

Во всевозможные инстанции посыпались обращения людей, которые в свое время поверили госучреждению, возглавляемому Леонидом Шостаком. По их мнению, заказчик строительства, коим является ГУФСИН по Саратовской области, прекрасно представлял себе угрозу от «пирамиды» «Строителя», однако принимал меры по защите лишь своих интересов. Совершение преступления с чужой собственностью якобы не преследовалось, что в конечном итоге и привело к срыву строительства жилого дома.

Дольщики недоумевают, каким образом государственное учреждение - ГУФСИН России по Саратовской области - стало соавтором «строительной пирамиды» совместно с ЗАО СФ «Строитель»? Почему, не завершив строительство первой и второй очереди жилого дома в 2002 году и не рассчитавшись по своим прежним обязательствам, г-н Шостак начал в 2006 году строительство третьей очереди жилого дома?

Почему выделенные Саратовскому ГУФСИН средства федерального бюджета в период с 2003 по 2005 год направлялись не на сдачу в эксплуатацию готовой к заселению первой очереди и строительство второй, а на приобретение квадратных метров у обанкротившегося подрядчика - ЗАО СФ «Строитель», на тот момент уже доказавшего свою несостоятельность? И почему государственные средства, выделенные на строительство I и II очередей жилого дома и «законсервированные» на 9 лет в незавершенном строительстве, не беспокоят федеральное руководство ГУФСИН? Все эти вопросы теперь автоматом переадресовываются нынешнему руководителю Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области Александру Гнездилову. Вот уж кому не повезло, так это ему! Получается, что «пьянствовали ночью» одни люди, а расхлебывать «утреннее похмелье» приходится г-ну Гнездилову.

Например, несколько дольщиков решили не дожидаться, когда наконец будет завершен долгострой, и незадолго до отставки Леонида Шостака подали в суд на ГУФСИН. Как сообщили корреспонденту «Газеты Наша Версия» представители этой инициативной группы, несколько месяцев назад Кировский районный суд Саратова вынес решение в пользу одного из дольщиков, обязав госучреждение выплатить ему денежную компенсацию. Однако по истечении трех месяцев региональное ГУФСИН на это решение должным образом не отреагировало, вследствие чего Управление Федерального казначейства по Саратовской области приостановило операции по лицевым счетам федеральной службы.

То есть, если верить нашим источникам, на сегодняшний день ГУФСИН по Саратовской области работает с «замороженными» счетами. Как это удается госучреждению - непонятно. Тем более что его служащие в последнее время очень активно объявляют аукционы и запросы котировок на средства федерального бюджета в системе госзаказа РФ. На вопрос корреспондента о том, каким образом заказчик собирается рассчитываться перед подрядчиком в случае, если тот выиграет тендер, один из работников регионального ГУФСИН отметила: «Не навсегда же счета заморожены...»

Вот такое «наследие Шостака». Наследие человека, который, наверное, слишком долго являлся руководителем столь серьезной структуры. Человека, который занимает почетное место в рядах сторонников Саратовского регионального отделения партии «Единая Россия». Кстати, руководитель этого совета - пока еще банкир Олег Коргунов - в бытность свою депутатом Госдумы РФ раздавал громкие обещания. Мол, наведет порядок в вопросе долгостроя по ул. Мичурина, 84. Обещал вместе с Леонидом Шостаком найти способы «реанимировать» стройку. Как видим, это, похоже, оказалось не по силам Коргунову. Или сработал принцип: сторонник сторонника видит издалека?

Дмитрий Федотов: «Что-то будет...»

За комментариями по поводу сложившейся ситуации корреспондент «Газеты Наша Версия» обратился к заместителю председателя правительства Саратовской области Дмитрию Федотову, который еще в ранге министра строительства и ЖКХ следил за судьбой долгостроя на ул. Мичурина.

- Конечно, я этой проблемой как занимался, так и буду заниматься, - отметил Дмитрий Александрович. - Теперь буду это делать в ранге председателя комиссии по защите прав обманутых дольщиков. Там ситуация, в двух словах, следующая. Конкурсный управляющий ЗАО СФ «Строитель» первоначально предложил завершить строительство и рассчитаться по задвоенным квартирам за счет дополнительного сбора средств. Дольщики его в этой инициативе не поддержали.

На сегодняшний день, по словам г-на Федотова, этот конкурсный управляющий находится в стадии судебных разбирательств с заказчиком - ГУФСИН - по определению размера долей. Принимается решение о том, кому и что принадлежит в проблемном доме. Дольщики пока из этого разбирательства практически выведены.

Кроме того, зампред сообщил, что сейчас есть предложение оказать помощь в строительстве здания на ул. Мичурина через областную программу поддержки органов исполнения наказания, поскольку большое количество квартир должны были получить там именно служащие ГУФСИН. Уже есть определенное понимание стоимости этого вопроса. Но есть некоторая проблема. Заказчик строительства - федеральный, собственность тоже федеральная. Возможно, это помешает областному бюджету вмешиваться в ситуацию с долгостроем.

Корреспондент поинтересовался у Дмитрия Федотова, не считает ли он, что проблемный дом на Мичурина стоит называть не «наследием Невейницына», а «наследием Шостака»?

- Я бы не стал так персонифицировать, - ответил собеседник. - Дело в том, что когда начинали строить этот дом, не было 214-го закона... Еще Градостроительного кодекса не было, который четко расставил бы - кто заказчик, кто подрядчик и кто за что отвечает. Это был правовой вакуум, который в какой-то степени завел ситуацию в тупик. А кроме этого, есть проблема задвоенных квартир. Это уже чисто вопрос «Строителя», который несколько раз их продавал.

Г-н Федотов подытожил, что дом так или иначе будет достраиваться. Те, у кого есть решения суда на получение квартиры в первую очередь, ее получат. «А те, кто покупал уже задвоенную квартиру, у них будет денежное требование к конкурсной массе ЗАО СФ «Строитель». Что там будет в конкурсной массе? Ну, что-то будет...» - оптимистично заметил зампред.

Замороженная зонаВ день выпуска номера в редакцию «Газеты Наша Версия» пришел ответ на запрос информации из Управления Федерального казначейства по Саратовской области. Руководитель УФК Ольга Калиниченко отмечает, что Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области 12.05.2010 и 18.05.2010 действительно приостановлены операции по расходованию средств. Это связано с «неисполнением в течение трех месяцев со дня поступления в орган Федерального казначейства следующих исполнительных документов, должником по которым является ГУФСИН по Саратовской области...» Далее указаны решения Кировского и Октябрьского районных судов Саратова.

«Согласно пункту 8 статьи 242.3 Бюджетного кодекса РФ, при неисполнении в течение трех месяцев со дня поступления исполнительного документа в орган Федерального казначейства орган Федерального казначейства приостанавливает до момента устранения нарушения осуществление операций по расходованию средств на всех лицевых счетах должника, включая лицевые счета его структурных (обособленных) подразделений... Вопрос о проведении получателями бюджетных средств тендеров на поставки товаров, работ и услуг для государственных нужд не относится к компетенции Управления», - говорится в ответе.

Более обширный запрос информации был направлен нашим изданием в ГУФСИН по Саратовской области, однако ответ на него пока не получен. Работники этого госучреждения посоветовали направить еще один запрос информации, чтобы узнать о судьбе прежнего. Поскольку такая «запросная пирамида» может продолжаться до бесконечности, мы просто будем дожидаться ответа в надежде на порядочность нынешнего руководства регионального ГУФСИН.

 

 

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
28 мая 2010, 16:34

а макси - сын шости вроде бы невейницыну строймат поставлял. групповая работа на славу.

ответить
15 июля 2010, 10:22

Ну так Коргунов уже не Госдеп, а банкир, поэтому этот вопрос и остался без результата. Если бы не перевелся с Госдепов, то стопроцентов бы решал эту проблему.

ответить
на главную