N22 (79) 11 июня 2010   10.06.2010 | 23:26
Алексей МАЛАЕВ: «Независимых адвокатов не существует»
Рубрика: гость в студии
Просмотров: 1091
Версия для печати

малаевСаратовская область стала в последнее время ареной судебных разбирательств местного отделения партии «Единая Россия» и его видных членов с оппонентами и средствами массовой информации. А совсем недавно в городе отгремели уголовные процессы против крупных чиновников, обвинявшихся в даче взятки. Все это активно обсуждалось в местной прессе. Однако адвокаты, чуть ли не самые главные участники этих судебных побоищ, остались за кадром. «Газета Наша Версия» решила исправить это упущение. Корреспондент издания встретился с президентом Адвокатской палаты Саратовской области, заслуженным юристом РФ Алексеем Малаевым и поговорил с ним о работе саратовских адвокатов.

«Журналист  тоже человек»

- За последние 2-3 года в Саратовской области один за другим прошло несколько странных процессов, в которых принимало участие местное отделение партии «Единая Россия» и его видные члены. Суды это были сложные, широко освещаемые в прессе. Как вы считаете, как должен вести себя адвокат, выступая в таком деле?

 - Я считаю, что адвокат должен вести себя так, как велит ему кодекс профессиональной этики. В первую очередь он должен быть хорошо подготовлен и высокопрофессионален. А все остальное пусть остается за рамками процесса. Ведь в первую очередь ты - адвокат, и тебя не должно интересовать, чем и как занимается другая сторона, участвующая в деле. Адвокат работает, выстраивает свою профессиональную позицию. Он должен подкреплять ее какими-то доказательствами, но никогда не переходить на личности. Это самое неблагодарное дело.

- У нас в последнее время много судятся с журналистами. Как вы думаете, почему в большинстве случаев судьи выносят решения не в пользу средств массовой информации?

 - Помните, как в фильме «Белое солнце пустыни» говорили? Женщина - тоже человек. Так вот журналист - тоже человек. Зачастую журналистам просто не хватает каких-то юридических знаний при подготовке материала. Может быть, для средств массовой информации надо проводить какую-то учебу. Порой просто не хватает профессионализма у журналиста, чтобы хорошо обыграть ситуацию в статье. Но надо признать, что журналисту труднее. Вот, скажем, если судья видит, что стороны в процессе абсолютно равны? То есть доказательств 50 на 50? В чью пользу суд будет выносить решение? Мне кажется, что в этом случае судья должен руководствоваться своими внутренними убеждениями.

- Даже так?

- Ну, а вот вы кого выберете, если равные позиции будут? Как будете решать?

- Мне кажется, что не бывает абсолютно равных позиций.

- А вот бывают! Бывают настолько равные позиции, что решить, на чьей стороне правды больше, очень трудно. Чаще всего суд, чтобы выйти из этой ситуации, предлагает заключить мировое соглашение. В такой ситуации и суд был бы на высоте, и стороны остались бы при своем. Честно говоря, я не сторонник позиции, что раз вот «Единая Россия», то и суд будет в пользу этой партии. Неважно, «Единая Россия» или какая-то другая партия, выигрывает тот, у кого более профессиональный юрист. Потому что именно адвокат находит такие доказательства, которые могут убедить суд, что права партия и никто другой. А у журналиста таких средств нет. Поэтому он просто идет и сам пытается доказать свою правоту, при этом он искренне верит в то, что прав. А надо знать закон. Есть еще и разъяснения пленумов Верховного суда. И профессиональному адвокату все это известно. Опять же проводятся лингвистические экспертизы. Да, можно склонить и эксперта на свою сторону. Поэтому у адвоката должны быть и другие знания. Он должен опираться на материал, который можно назвать истиной в последней инстанции. Например, на словарь Академии наук.

- Но ведь в любом случае есть Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. И там говорится, что для публичных деятелей, которые все время на виду, рамки критики расширены. То есть наши политики должны быть терпимы к критике.

- Я с вами согласен. Действительно, это так. Правда, у нас и журналисты год от года меняются, пресса уже не такая, как 10 лет назад. Корреспонденты появляются грамотные, могут отстоять свои права, да и пишут правильно. Например, ко мне обратился однажды один высокопоставленный человек. Он рассказал, что про него что-то написали не так, и он хочет предъявить иск. Я предложил сначала все изучить. А потом сказал, что ничего не получится. Потому что надо разобраться до буквы, до запятой. Понять, можно ли за написанное привлечь к ответственности. А корреспондент очень здорово все сделал, так, что и не придерешься. Это, кстати, наш саратовский корреспондент. Я сказал, что лучше не поднимать этот вопрос. И это еще одна задача адвоката - объяснить, что иногда лучше не начинать процесса. Кстати, тот высокопоставленный человек со мной согласился и в суд не пошел. Еще непонятно, для чего эта статья появилась. Может быть, чтобы втянуть человека в полемику. Правда, и корреспондент тоже должен думать, прежде чем что-то писать. Никто ведь не будет за него выплачивать моральный вред истцу. Да, есть, правда, заказные статьи, за которые и готовы потом платить. Но это уже политика.

«Мы должны обдумывать каждое слово»

- В Саратовской области состоялись громкие процессы, о которых рассказывали даже федеральные средства массовой информации. Например, дело бывшего мэра Саратова Юрия Аксененко или депутата городской думы и бизнесмена Михаила Макеенко. В этих процессах участвовали саратовские адвокаты. Вы как-то оценивали их работу?

- На самом деле, это просто наша работа. Сегодня, может быть, Иванов участвует в громком процессе, а завтра - Петров. Но всегда это будет адвокат профессиональный, подготовленный для публичных выступлений. Другие такими делами не занимаются.

- А для чего, как вы думаете, привлекались московские адвокаты?

- Здесь все просто. Каждый адвокат в своем регионе чувствует себя более уютно и знает, как быстро решить вопрос. Допустим, мы знаем распорядок саратовских судов, знаем, когда и куда подать жалобу. Когда адвокатов несколько, работа облегчается чисто технически. Можно сказать, они делят между собой работу. Потому что есть процессы, в которых нужны самые разные познания. Особенно если дело многотомное. Например, часто нужен одновременно и специалист по земле, и по уголовному праву, и еще в какой-то области.

- А как быть адвокату, если ему самому понадобилась защита?

- Сам адвокат на то и адвокат, чтобы не допускать этого. Если вы, корреспонденты, можете не знать закон и неумышленно можете допустить ошибку, то мы должны обдумывать каждое слово.

- А если адвокат в процессе, защищая своего клиента, допускает какие-то высказывания, которые другой стороне пришлись не по душе?

- Такие случаи действительно есть. Такие ситуации разбираются непосредственно в квалификационной комиссии и Совете Адвокатской палаты. Я как президент должен провести проверку этого факта и либо возбудить дисциплинарное производство, либо отказать в нем автору жалобы. А проверку провести довольно просто. Во-первых, все изложено в жалобе, во-вторых, излагает сам адвокат. И наконец, самое главное - есть протокол судебного заседания. На самом деле вторая сторона может просто неправильно воспринять ситуацию. Но если адвокат действительно нарушил закон или не соблюдал кодекс профессиональной этики, то мы можем привлечь его к дисциплинарной ответственности. Да, адвокат должен защищать доверителя любыми способами, но они не должны идти вразрез с Конституцией, законом, с этическими нормами.

- А если проверка покажет, что адвокат что-то нарушил?

- Наступит дисциплинарная ответственность. Бывают разные случаи. В адвокатуру приходит много молодежи и юристов, которые раньше не занимались адвокатской деятельностью, работали, скажем, в какой-нибудь фирме. Поэтому примеров много. Например, адвокат может бездействовать. За это тоже предусмотрено привлечение к дисциплинарной ответственности. Каждый адвокат заключает с клиентом соглашение. Это договор, где указаны сумма гонорара и действия, которые адвокат должен выполнить. Например, сказано, что он берется вести дело на следствии и в суде. Но в суд адвокат не идет, говорит, что уже отработал свои деньги. Это бездействие. Может быть и не профессиональная защита, тогда суд выносит частное определение и говорит, что нарушено право человека на защиту, а адвокат принял сторону прокурора. Областной суд не раз выносил такие определения. И мы даже лишали за это адвокатского статуса. Был случай, когда адвокат вел в арбитражном суде дело одного предприятия. Получил за это крупную сумму. И в то же время стал оказывать помощь противоположной стороне, зная все нюансы этого дела. Он даже пошел в кассационную инстанцию от той стороны, наверное, думал, что его не узнают. Но его узнали, мы разбирали этот случай, проводили проверку. В итоге лишили его статуса адвоката.

- Много было таких случаев?

- Такое часто случается. Это обыкновенная рутинная работа.

«Какое общество - такие и адвокаты»

- Мне приходилось наблюдать в судах, что адвокаты не могут и двух слов связать, выражаются неграмотно. Неужели адвокатов не учат ораторскому мастерству?

- Я вам верю, но не до конца. Адвокаты знают русский язык. Но слабая подготовка действительно может иметь место. Хотя еще надо исходить из того, какую позицию занимал адвокат. Авторитетный адвокат, который красиво говорит и владеет русским языком хорошо, он же выступает больше для присутствующих. А судью он должен убеждать своими ходатайствами, своей позицией, доказательствами. Это уже профессиональный вопрос.

- Получается, что для судьи речь, например, в прениях не так важна?

- Нет, она важна, потому что в речи адвокат излагает свою позицию, суммирует все, что было представлено ранее. Если бы адвокат двух слов не мог связать, то к нам в палату поступили бы материалы, в которых судья сообщил бы, что нарушено право на защиту.

- Но адвокат может все ходатайства суду предоставлять, готовить доказательную базу, и при этом совершенно не владеть русским языком.

- Это уже от профессионализма зависит. Если адвокат займет правильную позицию, будет поступать по закону, то он выполнит свою миссию по защите гражданина. Тут много нюансов. Приходится работать с адвокатами по этому вопросу. А с другой стороны, где возьмешь адвокатов лучше? Наверное, какое общество, такие и адвокаты. Тем более что в высших учебных заведениях не готовят адвокатов, мы получаем общее юридическое образование. Ораторскому мастерству нас не учат. Адвокатская палата устраивала для адвокатов семинар на эту тему в рамках курсов повышения квалификации. Мы говорили об особенностях ораторского искусства адвоката на процессе. Приглашали ученых, которые рассказывали, как построить речь. Такая уж адвокатская профессия. Она в себе должна сочетать и артистизм, и хорошую подготовку по русскому языку. Помимо этого, адвокат должен обладать соответствующей эрудицией. Эта профессия, кстати, сродни журналистике. Вот, например, вы постучали в дверь, вас туда не пустили, и вы пошли обратно. А вы же должны все равно добиться своего! В другую дверь войти! Вот такие и адвокаты. О нас ходят слухи, что мы наглый народ, о вас - так же. А мы на жизнь зарабатываем исключительно своим трудом, и при этом защиты особой у нас нет.

- Действительно, у адвоката нет ни больничных, ни отпусков.

- Да, гарантий никаких. Сколько побегаешь, столько и заработаешь. Работник суда, прокуратуры, правоохранительных органов получает зарплату от государства, она стабильна. А заработок адвоката зависит от его профессионализма, мастерства, авторитета. При этом гарантий никаких. Заболел - не можешь работать, а содержать тебя в это время никто не будет. Пенсия у адвокатов такая же, как у рядового гражданина. Хотя при этом мы выполняем еще часть обязанностей, которые, можно сказать, принадлежат государству. Например, адвокат не имеет права отказаться от ведения уголовных и гражданских дел по назначению, это статья 51 УПК. Помимо этого на адвоката законом возложена обязанность предоставлять бесплатную юридическую помощь, предусмотренную действующим законодательством.            

- И все равно, молодые люди выбирают эту профессию, идут работать адвокатами, несмотря на конкуренцию?

- Конкуренция должна быть. Без нее никак. Вы вот говорите, что есть те, кто двух слов связать не может. А конкуренция выдавливает таких непрофессиональных адвокатов. Сейчас пришло очень много молодых людей в адвокатуру, причем они очень профессиональны. Потому что действительно хотят стать настоящими специалистами своего дела. Почему? Потому что, добившись чего-то, адвокат сможет двигаться дальше. Я считаю, что некоторое время назад была совершена досадная ошибка. Ограничили прием адвокатов на судебную работу. Это действительно ошибка. В некоторых странах есть даже законодательство, что прежде чем идти на судебную работу, человек должен поработать адвокатом. У нас тоже так было раньше. Но сейчас нет. Посмотрим, что получится. А ведь адвокат - это разносторонний юрист, он ведет и уголовные, и гражданские, и административные дела, постоянно сталкивается со всем этим. Так что это просто чья-то досадная ошибка, и я думаю, все равно мы вернемся к тому, что среди судей будет много бывших адвокатов. Сейчас правильная тенденция наметилась - решение каждого судьи предлагают публиковать в Интернете. Раз решение судьи выносится на общественный суд, значит, судья должен быть профессионален. Такая политика заставит неквалифицированных судей либо работать над собой, либо уходить. И в то же время, как только в Интернете появятся все решения, можно будет оценить профессионализм судейского корпуса. И тогда решать, что делать, где брать квалифицированных специалистов. Мы-то ладно. Берем юриста со студенческой скамьи и готовим его, помогаем ему, советуем. А судья в совещательной комнате ни с кем посоветоваться не может. Поэтому у него должен быть большой багаж знаний. Я считаю, что эта проблема решится в пользу профессионализма. Сейчас уже не те граждане, которые были раньше, они молчать не будут.

- Порой читаешь решения саратовских судей и видишь грубые нарушения. Например, судебная коллегия умещает свои выводы в две строчки. А где же установленное законом право на мотивированное решение?

- Сейчас многие направляют жалобы в Европейский суд по правам человека. Большая их часть удовлетворяется. Да, порой у граждан нет средств, чтобы обратиться в Европейский суд. Сначала надо здесь все инстанции пройти, а потом заплатить деньги еще и там. Это и удерживает. А те, у кого есть возможность, обращаются и выигрывают. После этого государство, конечно, платит компенсацию. Но главное - гражданин чувствует себя морально удовлетворенным. Прежде всего хочется доказать свою правоту. Люди сейчас даже не о сумме спорят, а о том, кто прав, а кто нет. Именно такая судебная практика сейчас формируется. Уверен, придет время и это станет для наших граждан нормой жизни.

 - Я знаю, что вы являетесь членом координационного совета по борьбе с коррупцией в Приволжском федеральном округе. Как вы видите борьбу с коррупцией?

- Борьба с коррупцией - это не только наказание за совершенное преступление. Прежде всего должно быть стабильное законодательство, стабильная судебная практика во всех субъектах Российской Федерации и жесткая кадровая политиика.

«Лучше никак, чем как-нибудь»

- Как адвокат может получить звание заслуженного юриста?

- Прежде всего должно быть ходатайство адвокатского сообщества. Его должны поддержать государственные органы. В Саратовской области это, например, управление юстиции и правительство. Есть еще закон, который прописывает, в каких случаях человеку присваивают это звание.

- А много в Саратовской области заслуженных юристов из адвокатской среды?

- У нас - около десяти или чуть больше. Это только адвокаты, которые удостоились такого звания. В последнее время звание заслуженного юриста никому из адвокатов не присваивалось. В первую очередь из-за того, что сменился контингент адвокатуры. У нас большая текучка. В год примерно приходит около 100 человек, и столько же уходит. Сейчас много молодежи, которую к такому званию представлять пока рано. Как говорится, лучше уж никак, чем как-нибудь.

- Много пишут и говорят о заслуженном юристе Александре Ландо.  А каким он был адвокатом?

- До принятия закона об адвокатуре и образования Адвокатской палаты Саратовской области он работал в специализированной коллегии адвокатов. А я в это время возглавлял Саратовскую областную коллегию адвокатов, поэтому мы не часто общались. Лично я знаю его как ученого. Насколько я помню, он всегда больше занимался политикой.

- Что значит быть независимым адвокатом?

- В области нет ни одного адвоката, который не являлся бы членом Адвокатской палаты. Поэтому если говорят, что адвокат независимый, то это не так. Любой саратовский адвокат должен выполнять требования закона и кодекса профессиональной этики. И если он допустит нарушение, мы не оставим этого без внимания. Вообще нет понятия «независимый адвокат». Он зависит в первую очередь от закона. Как можно жить в семье и не зависеть от семьи? Это возможно или нет? Жить в государстве и не зависеть от него? Находиться в адвокатском сообществе и не зависеть от него? Это, скажу вам, невозможно.

 

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную