N22 (79) 11 июня 2010   10.06.2010 | 23:32
Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ: «Мне просто нечего скрывать»
Рубрика:
Просмотров: 333
Версия для печати

Че Гевара или Филипп Киркоров? Вячеслав Володин или Наполеон? Перефразируя известную поговорку, можно утверждать: скажи мне, кто твой кумир, и я скажу, кто ты. А кого уважают и ценят видные саратовские чиновники и политики? Кому поклоняются и на кого молятся? На кого хотят быть похожими в своих словах и делах? Есть ли у них кумиры, и должны ли они быть у людей, которые сами могли бы стать кумирами тысяч? Об этом - наш очередной опрос.

Василий Синичкин, депутат Саратовской областной думы:

- Вам удобно говорить?

- Да. Ты меня всегда ловишь, когда я в машине еду.

- Мы опять опрос проводим.

- Какой у тебя там опрос?

- На этот раз тема «Кумиры». У вас есть какой-нибудь кумир?

- Я думаю, что у меня кумир в этой жизни - это семья моя. Это самая основа основ жизни. А что может быть еще другое?

- А когда вы маленьким были, мечтали быть на кого-то похожим?

- Когда маленький был, у меня был кумиром дядя Петя. Он профессиональный военный, медик, правда, но профессиональный военный. И когда он приезжал раз в год - как будто бы бог какой-то был.

- Это родственник ваш?

- Дядя родной. Синичкин Петр Васильевич, он сейчас в Ленинграде живет, закончил службу и остался там жить. А у тебя кто кумир, скажи?

- Ой, я пока еще не определилась, в силу юности у меня кумиры постоянно сейчас меняются.

- Ну вот. Поэтому в силу того, что живем мы в достаточно жестком обществе и думаем всегда о реальном, конечно, об этом меньше всего думаешь. Да, есть люди, которых я очень уважаю. Я уважаю Радаева Валерия Васильевича, потому что это действительно порядочнейший человек, не то что он там спикер, не спикер, просто порядочный человек. Кумиром он может не быть, я просто к нему отношусь очень хорошо. А так, вообще, если по-серьезному, то это семья. Семья - это основа основ, мы с тобой как-то уже на эту тему вольнодумничали, и ты знаешь о том, что все равно все начинается оттуда, все возвращается туда. Независимо от того, будет ли в жизни беда, радость.

Я, может быть, чуть-чуть отвлекусь, ты, как правило, потом выдергиваешь те моменты, которые тебе нужны. Я считаю, что мои успехи зависят от семьи от 30 до 70 процентов. Объясню, почему: потому что все зависит от того, как семья тебя... вот есть ритуалы - меня много-много лет жена провожает на работу каждый день, ну, кроме субботы и воскресения. То есть у меня есть ритуалы. Меня дети по очереди, сейчас младший ребенок дома, ну, как младший, Пашке восемнадцать, он в обязательном порядке встречает меня, когда я еду домой. То есть он приезжает, я загоняю машину, мы с ним идем смотреть пчел на заднем дворе, просто проходим по участку. Может, что-то там подняли, если валяется, грабли или лопата, что-то такое. Мне в прошлом году подарили гнездо уток - это называется гнездо - селезень и две самочки, чтоб ты знала для себя. Знай, что эти утки долго выводятся. У меня сейчас семнадцать утят дома маленьких. Дай Бог, чтобы все у них было хорошо. Дома вывели диких уток, поняла?

- Здорово.

- Да-а-а...  Так что семья все-таки первичный кумир.

- А как вы считаете, для своих детей вы являетесь кумиром?

- Я не знаю. Я сам себя не могу оценивать, это будет нескромно с моей стороны. Но вроде все делаю для них, чтобы им было комфортно, хорошо. Моя роль в семье - учить детей жизни, то есть школа, учеба - этим занимается жена. А мое дело - жизнь, то есть научить ребенка, как молоток держать, как мотоблок завести, как газонокосилку завести, самому покосить. То есть эти вещи. Условно, свет от каких-то моментов выключился, то есть это спуститься вниз, переключить. Ребенок знает эти вещи. В этом моя роль. Конечно, когда дети становятся постарше, уже начинаешь каким-то основам жизни учить, что такое хорошо и что такое плохо. Ты помнишь, это у кого, у Михалкова? Или не у него? Сын к отцу, кроха, чего-то там... Помнишь этот момент?

- Это Маяковский. «Кроха сын к отцу пришел...»

- Да, и что такое хорошо, и что такое плохо. Вот в этом роль отца, и я думаю, что... но во всяком случае, мне уже поздно что-то менять, во всяком случае, я думаю, что это правильно.

 

 

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

Дмитрий Аяцков, помощник руководителя Администрации Президента РФ, экс-губернатор Саратовской области:

- Здравствуйте, мы опрос проводим опять. На этот раз у нас тема «Кумиры». Хотелось бы узнать, есть ли у вас какой-то кумир в жизни?

 - Ммм... Про кумиров? Это хороший вопрос. Не строй себе кумира, а лучше будь им сам. А вообще, я очень трепетно отношусь, не считая их кумирами, - как к наставнику, как к своему кумиру, - к своему отцу, к своей матери. А если говорить о сегодняшнем времени, то я считаю, что моим кумиром является Борис Ельцин, и горжусь тем, что мы последние годы не просто были в каких-то рабочих отношениях, а в довольно-таки дружеских отношениях.

- А в Саратове вы могли бы привести кого-то в пример? Есть кто-то, на кого вы не то чтобы стали бы равняться... Кто, например, вызывает уважение?

- Вы знаете, у меня вызывает большое уважение и симпатию поэт Николай Палькин. Своей жизненной позицией, своими устоями, своими традициями. Это талантливый русский человек.

- Что касается Бориса Николаевича, вы просто им восхищались или старались ему в чем-то подражать, что-то перенимать?

- Я думаю, скорее, особенно после того, как он не стал президентом, мы просто дружили. Дружили семьями, часто встречались, общались. А такого подражания... я же не могу подражать Палькину, я не могу так писать стихи, я не руковожу таким огромным государством, как Россия, которым руководил в самое трудное время Борис Ельцин. Но я всегда удивлялся и удивляюсь силе духа таких людей. Вот у Ельцина была великая сила духа.

 

 

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

Ольга Алимова, депутат Саратовской областной думы:

- Та-а-ак... Как вопрос звучит, кто у меня кумир?

- Да. Есть ли у вас кумир и кто это?

- Ну, как говорят, не сотвори себе кумира. Я подумала-подумала, наверное, скорее, это какой-то собирательный образ, потому что если хочется быть похожим один в один, так называемым клоном стать кого-то, - это удел несостоятельных людей. Так не бывает, я же не овечка Долли, да? Для меня, безусловно, авторитетом огромным является мой папа, и мне хотелось бы быть такой же оптимисткой, как он, и быть такой же человеколюбивой, как он. У мамы мне хотелось бы взять ее невероятное терпение. Что-то удалось взять, например, быть такой же хозяйкой безупречной. У кого-то мне хотелось бы научиться быть немножко пофигисткой.

- А у кого, например? Есть в вашем, пусть не окружении, в поле зрения конкретные люди?

- То есть нужны конкретные фамилии? Про папу с мамой сказала, да? Мне бы хотелось научиться быть спокойной, взвешенной и чуть-чуть пофигисткой у своего товарища по партии - у Афанасьева. Хотелось бы быть такой же бесстрашной, сильной и надежной, как, например, Рашкин. Хотелось бы иметь шикарные косы, как у мамы, но увы. То есть так, знаете, научиться, наверное, просто у женщин, которых я вижу в окружении, которые умеют посвящать себе много времени, но не 100% быть похожей, а научиться посвящать себе время. А больше у меня таких примеров-то и нету, потому что перечислять огромное количество людей, у которых хотелось бы взять что-то одно... Условно говоря, я хотела бы как Леонид Натанович шикарно выстраивать комбинации, но у меня это никогда-никогда не получится, потому что он увлекается шахматами, а я в шахматы только как в шашки домашние играю.

Ну, есть еще люди, наверное... Кого бы мне еще вспомнить, потому что неожиданный совершенно вопрос... Достаточно, мне кажется.

- А в детстве мечтали на кого-то быть похожей?

- Внешне?

- Ну, и внешне тоже. Но скорее все-таки по характеру, по образу жизни.

- Ну, я уже сказала по образу жизни... Конечно, в семейном плане очень хотела бы быть похожей на своих родителей, которые прожили всю жизнь счастливо, и дети ни разу не слышали, как они вообще ругаются. Поэтому это такой образец семейной идиллии, наверняка у них что-то было, но при этом дети никогда об этом не знали. Они всегда с улыбкой, всегда добропорядочны, всегда с чувствами, с любовью и взаимопомощью. Поэтому в семейном плане мне хотелось бы быть похожей на них. А научиться заниматься, разряд какой-то иметь, в спорте достигнуть каких-то высот, - меня восторгают все спортсмены, которым что-то удалось сделать. Но это не сделать своим образом жизни, потому что... ну, не завидую я им. Потому что если ты развиваешь только мышцы, не развивается все остальное - голова, разум, сознание. Сразу наступают пробелы. Мне бы хотелось иметь такую шикарную память, уметь так же говорить и логически выстраивать все свои выступления, как Геннадий Андреевич Зюганов, он потрясающий. Мне бы хотелось шикарно рассказывать анекдоты, как это умеет Володя Пожаров делать. Вот так вот, знаете, понемножку ото всех. Но я имею в виду, перечисляю тех людей, которые на слуху.

Хотелось бы многому научить своего внука. Мне бы хотелось не столько уже, чтобы я была похожа, а мне хотелось бы, чтобы он был похож на меня, чтобы он читал столько, сколько читаю я, хотя тоже не знаю, как к этому приучить. Хотелось бы освоить компьютер, быть компьютерным гением, хотя я не очень хорошо отношусь к этой технике, к этой бесовской машине, но без нее сейчас никак. Хотелось бы быть всесторонне развитой личностью, уметь делать многое, но я же понимаю, что реальные возможности человека не безграничны. И в принципе я довольна всем тем, чему я научилась, главное, что я умею учиться, и если я что-то не знаю, я не стесняюсь в этом признаваться.

 

 

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

Валерий Козлов, начальник управления Судебного департамента при Верховном суде РФ по Саратовской области:

- Понимаете, в чем дело, ориентиров у мужчин, я считаю, несколько может быть, не кумиров, наверное. Я вообще не приемлю это - кумир. Сегодня могут быть образцы людей, которые в жизни были бы какими-то маяками. Я, например, долгие годы работал в системе Управления внутренних дел, и мне посчастливилось быть знакомым и работать с бывшим первым секретарем обкома партии Гусевым. Он до сих пор является для меня примером гражданской ответственности человека - за свой труд, за отношение к людям, к детям. Для меня, например, Владимир Кузьмич Гусев является вот таким вот маяком, с кого я беру пример, по крайней мере. Его доброта, государственность... Ну, вот как-то так.

 Потом, я сам в прошлом профессиональный спортсмен, я горнолыжник, многократный чемпион Советского Союза по горным лыжам, участвовал в чемпионате Европы, был бронзовым призером Европы, пятикратным чемпионом Советского Союза, ну, естественно, у меня были спортивные маяки - Жан-Клод Килли, француз, который был олимпийским чемпионом, Тони Зайлер, который тоже был олимпийским трехкратным чемпионом. Такие вот маяки сегодня. А в жизни, в жизни... я сам заводчанин, воспитанник детского дома. На каждом этапе были перед глазами какие-то люди, с которыми общались. Я вообще представляю жизнь мужчины - это человек-руководитель, потому что я сам руководитель. Как-то у меня так жизнь сложилась, что я все время был на руководящей работе. И пример Владимира Кузьмича Гусева, с которым я долгие годы проработал, встречался, общался по жизни и сейчас продолжаю общаться, он является для меня маяком, не кумиром. Потому что кумир - это когда мужчина сам в себе не видит никаких возможностей быть хотя бы подобным своими действиями, как, допустим, Гусев, - он для него кумир. Потому что он на какой-то другой стадии, самому по себе ему очень сложно стать таким. Я считаю, что мой маяк Гусева досягаем, я сегодня в жизни так же руководитель, я сегодня тоже стараюсь быть государственником в таких принципах, как отношение к людям, уважение, преданность нашей Саратовской области, естественно, тем, кто меня окружает, - семье в первую очередь, детям, внукам, друзьям. Вообще, всем тем людям, которые обращаются ко мне с просьбой, с советом. Вот что я могу сказать вам, что такое передо мной образ какого-то кумира.

 

 

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

Владимир Климов, прокурор Саратова:

- Не знаю, я над этим не задумывался.

 

 

 

 

 

 

 

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

Владимир Пожаров,  депутат Саратовской областной думы:

- Есть такая заповедь - не сотвори себе кумира, да? Нет, кумира у меня нет. А так, для меня кумиры в первую очередь моя мама, мой папа, покойный, к сожалению.

- А может, есть кто-то, на кого вы в детстве хотели быть похожи, хотели подражать?

- Вы знаете, нет. Ну, в детстве все мечтали быть космонавтами, но вот чтобы конкретно - такого не было.

- А в Саратове есть человек, который вызывает у вас уважение, восхищение?

- В Саратове очень много достойных людей, которые вызывают уважение и восхищение, но так, чтобы я сказал, что это мой кумир, такого нет.

 

 

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

Владимир Синюков, министр культуры Саратовской области:

-  О, Господи. Кумира нет, к сожалению или к счастью.

- Никого не можете назвать? Может быть, в Саратове есть люди, на которых хотелось бы равняться, которые вызывают уважение?

- Равняться - это уже не тот возраст. Коллеги у меня вызывают уважение. Очень много молодежи, ребята, даже к некоторым зависть есть, какие они талантливые и творческие люди. Депутаты есть неплохие, вообще люди очень неплохие. Но такого собирательного образа, кто-то чтобы выступал вот единым...

- Может, вы в детстве кем-то мечтали стать, в то время кто-то был для вас кумиром?

- Ну, да. Мне нравились некоторые летчики, помню, я даже сам мечтал быть. Потом впечатление, конечно, большое производили политические деятели, но, правда, почему-то не наши.

- В детстве?

- В юности. Интересовался, когда уже студентом был - Франклин Рузвельт мне нравился как реформатор и одновременно как стабильно устойчивый государственный деятель. А потом, когда все это уже более глубоко было, более понятно, люди, которые цельные внутренне, работают в каком-то одном направлении, привлекали. Но как системные ориентиры надо искать себя. Это вывод многих лет.

- Надо искать себя?

- Конечно, надо искать свою дорогу, свой путь, свои способности к чему-то активизировать.

 

 

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

Валерий Рашкин, депутат Госдумы РФ:

-  Кумир? По жизни? Есть, как их назвать, кумир, не кумир, люди очень глубоко мною уважаемые по истории. Такие великие люди, как Владимир Ильич Ленин, Иосиф Виссарионович Сталин. Ну, вообще-то, это учителя, я думаю, многих поколений нашей страны, нашей Родины, далеко заглядывающие в будущее. Есть люди глубоко уважаемые в сфере культуры, искусства, допустим, те же самые писатели, как Пушкин, Лермонтов - поэты наши, Лев Николаевич Толстой, столетие кончины которого почему-то в этом году умалчивается. Есть спортсмены, которых я очень уважаю и буду уважать, такие как Виталий Абалаков - мастер спорта международного класса, признанный альпинист во всех странах. Это тоже умалчивали в свое время только потому, что он спортсмен советской страны и убежденный строитель социализма был, но это действительно великий альпинист. Так что в разных сферах есть разные люди, которых я глубоко уважаю.

- А в чем вы хотели бы быть похожи на Ленина, Сталина? Что перенимаете от них?

- У меня глубокое уважение к их воспитанию, стойкости характера, их пониманию общественной жизни, что такое человечество. Они гении в раскрытии законов человеческого общества и бытия, гении, просто гении, которые, и это подметили, и человечество восприняло их. Они известны во всем мире. Перед такими гениями можно только преклоняться.

- Маркс и Энгельс не входят в число ваших кумиров?

- Нет, ну я могу перечислить вам добрые двести пятьдесят человек, и их в том числе, и Маркса, и Энгельса. Но мы, по-моему, не для этого, чтобы перечислять фамилии... Вы сказали, что есть, они есть, конечно, как у каждого человека, у каждого гражданина.

- На нынешней политической арене есть люди, которые могут войти в число ваших кумиров?

 - Естественно. Есть глубоко уважаемый Геннадий Андреевич Зюганов - это достаточно энергичный человек, спортсмен по жизни, с колоссальным зарядом позитивным, человек, имеющий аналитический склад ума. В голове держит просто огромный объем и цифр, и фактов. Человек очень стойкий, хороший организатор, человек коллективистский по душе, человек, который не предавал, не предает и не предаст никогда свои убеждения. Это показал и переломный этап, когда было предательство КПСС, Горбачева, Ельцина, Яковлева и иже с ними. Это показал период восстановления компартии на основе марксистско-ленинского учения. Это показал период борьбы на парламентской и непарламентской линии, на улице с перекрытием дорог и на митингах. То есть это человек действительно достойный, сегодняшний лидер компартии, коммунистического движения в России, и не только в России, он известен и в мире.

 

 

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

Юрий Зеленский, депутат Госдумы РФ:

-  Да ну, это не для телефонного разговора. У каждого человека есть кумиры, но вовсе не факт, что он должен на эту тему распространяться. Кумир - он на то и кумир, чтобы, так сказать, в тишине им восхищаться, а не публично. Вы знаете, кумир - это в переводе означает божок, идол. Это не очень правильный вопрос. Другое дело, есть ли у вас по жизни учитель, человек, которому ты хотел бы следовать, человек, который тебя многому научил. Вот такие люди есть, а кумир - это, знаете, больше с религиозным оттенком вопрос. Поэтому это частенько используется в отношении к каким-то лидерам шоу-бизнеса, а к людям делового общения, людям житейского общения, как правило, слово кумир не очень подходит. Поэтому, если слово - кумир, мне нечего сказать. А вот если говорить о людях, которые оставили большой след в моей жизни, то есть, конечно, такие люди.

 Во-первых, это бывший ректор политехнического института Анатолий Иванович Андрющенко. Громаднейшая фигура, и все, кто когда-то сталкивался с ним по работе, вспоминают о нем с восхищением. Хотя не всегда, потому что он достаточно жесткий был человек и резкий, и очень поступательно шел по жизни, и не все удачно попадали, чтобы можно было, как я сказал, ближе к восхищению оценивать общение с ним. Я же у него был заместителем пять полных лет, поэтому мне есть о чем судить. Этот человек уникальный, я у него многому научился.

- Может быть, еще кого-то назовете и вспомните из тех людей, которые, как вы говорите, вызывают у вас уважение, которые не являются вашими кумирами? Но они же являются ориентирами в некотором роде.

- Конечно. Я вам скажу прямо, если мы вспомним классиков, помните Маяковского, одно из его стихотворений, там «Я себя под Лениным чищу»? Я ни под кем себя не чищу, да и, думаю, большинство людей так. Потому что каждый из людей, который всех вспоминает с большой благодарностью, что они встретились ему по жизни, каждый из людей оказывает определенное влияние, не влияние вообще, что человек вот взял и слепил бы себя, как из пластилина, по образу и подобию, - он оказывает определенное влияние. Вот, в частности, отношение к работе, умение построить взаимоотношения с людьми, очень такому поступательному движению к достижению поставленной цели, вот тут мне Андрющенко служит полным, абсолютным примером, ориентиром по жизни. Я очень доволен, что мне повезло с ним встретиться. Я, конечно, до встречи с ним тоже обладал каким-то набором определенных качеств, тем более, мне было чуть больше тридцати, когда я с ним столкнулся в непосредственной работе. Но, поработав рядом, я, конечно, стал другим человеком. Потому что очень многие алгоритмические приемы, которые можно было бы нарабатывать десятилетиями, мне он просто передал как своему ученику. Поэтому это мой главный ориентир.

 Если говорить о политике, хотя я не очень уж такой политик, я в политике, можно сказать, человек временный, то здесь, скорее всего, на меня большое влияние оказал Вячеслав Викторович Володин. Надо отдать должное, я уже об этом с вами говорил, что человек, который прошел путь простого сельского парнишки, который поступил в рядовой, не самый престижный вуз, прямо скажем, на те времена, сделал такую потрясающую карьеру один, без какой-либо поддержки, благодаря исключительно своим личным качествам. Конечно, этот пример тоже заслуживает очень серьезного внимания и восхищения.

Очень большое влияние на меня оказал мой отец. Он тоже человек был крайне достойный, исключительно порядочный. И о нем до сих пор многие люди, хотя все его поколение уже давно умерло, он сам умер в 2002 году, когда ему было 87 лет, представляете? Но, тем не менее, я встречаю людей, даже в Балашове, где он когда-то работал, которые помнят его, которые с ним общались, и все воспоминания исключительно позитивный оттенок несут. Согласитесь, это нечасто встретишь. Много людей есть, за встречу с которыми я очень благодарен судьбе. Ну что об этом говорить, пусть этот багаж останется со мной.

- Спасибо, хотелось бы отметить, что с вами всегда очень приятно общаться и ваши ответы одни из самых развернутых, самых открытых и, наверное, самых содержательных обычно.

- А причина одна - мне просто нечего скрывать.

 

 

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

Василий Артин, начальник штаба «Молодой Гвардии»:

- Добрый день! Вас беспокоит Федорова Екатерина. Вам удобно говорить?

- Кто это?

- Я из «Газеты Наша Версия».

- Да, я слушаю вас. Какая «Наша версия»?

- Персикового цвета.

- Желтая?

- Персиковая.

- Персиковая. Понятно. Я слушаю вас, Федорова.

- У меня к вам такой вопрос: хотелось бы узнать, есть ли у вас кумир и кто им является?

- Есть ли что у нас?

- Кумир. Есть ли у вас какой-то кумир?

- Понятно. Вы сейчас что хотите, интервью у меня взять?

- Нет, не интервью, а опрос просто.

- Кать, есть на самом деле общее правило для «Молодой Гвардии», что мы не даем комментарии представителям вашей газеты. При всем нашем уважении к вашему профессионализму.

- То есть вы не будете давать нам комментарии?

- Да. Мне уже звонили несколько раз из вашей газеты, я им уже объяснял эту позицию. Всего хорошего.

Здесь у меня возникло легкое непонимание. Большие дяденьки из «Единой России» нам дают. А эти нет. Странно, а мне казалось, что молодогвардейцев своих они давать уже обучили. Поэтому на следующий день я сделала еще одну попытку склонить Василия Артина к контакту.

 - Добрый день! Удобно вам говорить?

- Да, удобно.

- Это Федорова Екатерина, я вам недавно звонила из «Газеты Наша Версия».

- Да, здравствуйте.

- Вы мне тогда сказали, что не можете с нами общаться, что у вас указание такое есть.

- Нет, девушка, просто у нас есть договоренность, мы с вашей редакцией не работаем.

- Договоренность с кем?

- У меня понимание такое. Просто вы достаточно неадекватно описываете нашу работу, и, соответственно, я считаю, что здесь сотрудничество не может быть плодотворным.

- А ваши старшие товарищи - Николай Панков, например, с нами общается, разговаривает, комментарии нам дает, Зеленский Юрий Борисович, депутат Госдумы от «ЕР», комментирует.

- У меня свое видение. Я возглавляю «Молодую Гвардию», у меня свое видение.

- То есть вы отдельны от «Единой России»?

 - У меня свое видение по поводу того, как вы описываете работу «Молодой Гвардии». Я про это конкретно вам говорю.

- Так я не вашу работу собираюсь сейчас описывать, я хотела у вас лично взять комментарий.

- ...Поэтому все комментарии, соответственно, мы даем только другим людям. Все, большое спасибо, Кать. Ничего личного, политику вашей редакции мы не разделяем.

- Но если я хочу у вас взять комментарий и привожу его дословно, я же не могу его как-то перефразировать, как-то исказить то, что вы говорите.

- До свидания, Катя, всего хорошего. Желаю вам успехов.

 

 

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

Николай Никитин, руководитель СУ СКП по Саратовской области:

- Хотелось бы узнать, кто является вашим кумиром.

- Председатель Следственного комитета.

- И все?

- Бастрыкин.

- А еще какие-то кумиры у вас есть?

- А в жизни их десять бывает?

- Ну, не десять. Он у вас кумир в профессиональной сфере, я так понимаю?

- Да, да, да.

- А просто по жизни?

- Тогда президент России.

 Юрий ЗЕЛЕНСКИЙ:  «Мне просто нечего скрывать»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную