Шедевры Плеве

08.07.2010 | 22:28
пландаун
Шедевры Плеве

Чиновнику положено оправдывать свое существование, то есть он должен действовать. А в чем главная функция бюрократа? Правильно, в том, чтобы придумывать и подписывать самые разные приказы и постановления. А уж насколько они необходимы, исполняются ли они - дело второе, и даже пятое

Шедевры ПлевеЧиновнику положено оправдывать свое существование, то есть он должен действовать. А в чем главная функция бюрократа? Правильно, в том, чтобы придумывать и подписывать самые разные приказы и постановления. А уж насколько они необходимы, исполняются ли они - дело второе, и даже пятое.

В общем, месяц назад в нашем техническом университете издали совершенно замечательный по содержанию приказ №693-П «Об утверждении временных правил посещения СГТУ (его филиалов, структурных подразделений)». Подписал его не сам ректор политеха Игорь Плеве, а на тот момент исполняющий обязанности руководителя вуза Александр Сытник. Игорю Рудольфовичу очень повезло и его рука не оставила автографа на этом прекрасном во всех отношениях документе.

Суть приказа в следующем: необходимо создать условия, при которых будет обеспечена максимальная безопасность студентов и сотрудников вуза. Что ж, начинание похвальное, но исполнение абсурдное. Во-первых, согласно приказу, на входе в любое помещение СГТУ вас дважды проверят металлодетектором: сначала стационарным, затем ручным. Спасибо хоть ручную кладь не придется просвечивать, как в аэропорту. Эта мера предназначена для того, чтобы посетитель ненароком не пронес оружие или иной металлический предмет весом более 200 граммов. Я не инженер, но рискну предположить, что ряд инструментов, которыми на практике пользуются настоящие и будущие инженеры, весят больше, а вот австрийский пистолет Kolibri калибра 2,7 весит 70 граммов, и это известно совершенно достоверно. Еще околоопределимую массу 200 граммов имеет 18-миллиметровый бесствольный травматический пистолет МР-461. Притом администрация политеха уверена, что не должно создаваться очередей и других неудобств. Какие уж тут неудобства, если вас дважды осматривают только на входе!

 Но самый забавный раздел приказа тот, где определяют перечень предметов, запрещенных к проносу на территорию СГТУ. Ну, с «любыми видами огнестрельного, газового, пневматического, нарезного и холодного оружия» (помним, что меньше 200 граммов не определяет), а также с взрывоопасными, пожароопасными, токсичными веществами все понятно. Но при чем же здесь чемоданы, рюкзаки, портфели, а также многозначительное «и т.д.»? Чем так напугали осторожных руководителей политеха профессора с портфелями и студенты с рюкзаками? И почему в перечень «запрещенных» попали зонты? Неужто первый проректор Александр Сытник так впечатлился шедевром французского кинематографа - фильмом «Укол зонтиком» с Пьером Ришаром, что решил на всякий случай оградить себя и окружающих от людей с зонтами? Вероятно, чтоб не засмеяли коллеги, Александр Александрович не стал включать зонт в число «оружия». Зато сойдет в качестве «крупногабаритного предмета».

Все, что не прошло «фейсконтроль», должно отправиться в сейф, где за «нелегальным» скарбом будет следить бравый охранник. Сдача оружия потребует длительной регистрации и соблюдения прочих формальностей, отказ от прохождения которых чреват вызовом милиции.

 За исключением комических формулировок, говорящих о параноидальных настроениях в высоких кабинетах СГТУ, приказ не такой уж и страшный. Интересует другое: зачем он вообще издан? Несмотря на месячную давность документа, посетителей некоторых корпусов университета до сих пор в дверях встречают технички в синих халатах, единственным «детектором» которых остается громкий голос, которым они окрикивают пытающихся «прорваться» в вуз подозрительных личностей без студенческих билетов. Никаких сейфов как не было, так и нет, а на поставку металлодетекторов или каких-либо других средств обнаружения опасных предметов даже не объявлялся тендер. Единственный недавний аукцион политеха по этой теме - на оказание услуг по осуществлению пропускного режима и охране общежитий СГТУ и прилегающих к ним территорий на сумму 535 680 рублей. Но, судя по всему, речь идет о простых комендантах. Отвечать за исполнение приказа придется проректору по АХЧ Валерию Карпцу. Правда, похоже, до этого тоже не дойдет. Тогда с какой целью издавался документ, если его никто и не планировал пока исполнять?

И это не единственный «шедевр» технического университета. Парой дней раньше в вузе разработали «Морально-этический кодекс студента СГТУ». Документ столь же беспрецедентный, сколь и сентиментальный. Скупая слеза наворачивается, когда читаешь патетические формулировки: «сообщество студентов СГТУ считает своим долгом бороться с различными видами академической недобросовестности», «студент СГТУ является образцом не только поведения, но и внешнего вида», «студент СГТУ заботится о своих младших товарищах, помогает первокурсникам адаптироваться в студенческой среде», «для студента СГТУ недостойно мусорить в общественных местах или иным образом нарушать порядок в городе» и т. д. - целых 30 статей. Перед читателем предстает настоящий комсомолец, умник, красавец и далее по тексту.

 Опять же, разве кто скажет, что плохой документ придумали в СГТУ? Да ни в коем случае! Соблюдайся подобный кодекс в академии права, разве произошло бы в пугачевской «Золотой бочке» то, что потребовало вмешательства в скандал не только ректора СГАП Сергея Суровова, но даже заставило делать заявления самого вице-губернатора Александра Бабичева? Конечно, нет. Однако есть один пункт, из-за которого все старания разработчиков - коту под хвост: Статья 3: «Настоящий кодекс является добровольным соглашением между студентами, определяющим поведение и этические нормы студента на все время обучения в СГТУ». Одним словом, хочешь - исполняй, не хочешь - нет. И в чем же тогда смысл столь трудоемкого и креативного документа?

Похоже, администрация политеха решила попрактиковаться в издании бесполезных документов, потому что ничем иным объяснить появление симпатичных, забавных и бессмысленных постановлений нельзя.