N30 (87) 6 августа 2010   06.08.2010 | 01:40
Перегрев
Рубрика: редакционные расправки
Просмотров: 330
Версия для печати

Партия учит нас, что газы при нагревании расширяются.

Из репертуара Аркадия Райкина

Помните, у Михаила Булгакова? «В час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина...»

Ключевое слово здесь, несомненно, - «жаркий». Если бы не высокий столбик термометра, если бы не раскаленный асфальт, если бы не удушающий зной, из-за которого, «кажется, и сил не было дышать», то, быть может, и не сгустилось бы марево и не соткался бы из знойного воздуха человек престранного вида в жокейском картузике, и не возник бы на аллее другой человек, в берете и с тростью. И Михаил Берлиоз, председатель правления МАССОЛИТа, не стал бы азартно доказывать дьяволу, что дьявола в природе не существует, а поэт Иван Бездомный не устремился бы, в одном белье, в погоню за таинственным иностранцем, - погоню, которая, в конечном итоге, надолго задержала поэта в сумасшедшем доме...

Специалисты утверждают, что жара - самый серьезный раздражитель нервной системы. В особенности жара негативно действует на тех, кто уже имеет психические расстройства или склонен к ним, хотя и для здоровых людей жара является серьезным стрессом, становясь первопричиной повышенной возбудимости и снижения самоконтроля. По мнению итальянского психиатра Массимо ди Джаннантонио, при температуре выше 30 градусов по Цельсию могут появляться «симптомы дисфории, а именно, плохое настроение с преобладанием тоскливо-злобного, угрюмо-недовольного, плюс раздражительность, агрессивность, нередко страхи, резкие перепады настроения».

В этом смысле нашему региону не повезло. Мы попали в самое пекло и оправдали все медицинские опасения. Июльские и первые августовские дни, когда воздух прогревался до 40 градусов, в Саратове были отмечены особо жаркими дискуссиями и жгучими политическими баталиями. Зажигали и в облправительстве, и в облдуме, и в одном здании на улице имени Степана Разина, и в СМИ, не догадавшихся свалить в отпуск от греха подальше. Эмоции выплескивались, превращаясь, как в бане, в нагретый пар.

Не имея возможности охладиться, местные горячие головы сами накаляли страсти там, где и поводов-то особых для пламенных речей не было. Бутылка холодного нарзана, наверное, снизила бы общий градус полемики, однако в коридорах власти, словно в булгаковском киоске «Пиво-воды» на Патриарших прудах в час небывало жаркого заката, похоже, вовсю пенился только теплый абрикосовый напиток с отчетливым запахом парикмахерской...

О чем шумели в самые знойные дни? «О доблести, о подвигах, о славе»? «О Шиллере, о славе, о любви»? О звездном небе над нами и нравственном законе внутри нас? Шиш, поднимай выше! Шумели о виртуальных миллионах, которые местные «Рога и копыта» надеялись каким-то необычайно хитрым способом (не иначе как с помощью бухгалтера Берлаги!) умыкнуть у прижимистых московских Корейко - и тут же, почти не приходя в сознание, отдать отвоеванное внукам тех детей, которые так и состарились уже в раздумьях: когда Мельпомена отпразднует новоселье в красивом стеклянном храме на пересечении улиц имени Чапаева и имени Киселева?

Во время недружных споров о том, кому и сколько дадут, а, догнав, еще и добавят, директор грядущего храма успел мимоходом сравнить театр с гонками «Формула-1» и воспеть здоровый запах соперничества как главный двигатель театрального искусства в губернии. Увы! Обещанные деньги (с запахом и без) не стали от этих признаний менее виртуальными. «А ты кто такой? А ты кто такой?» - доносилось из клубов пара. В ходе раскаленных, переходящих на личности выяснений, сквозь чей кошелек-посредник (муниципальный? губернский? лично Остапа Бендера?) обещанные миллионы Корейко дойдут по назначению, саратовская жара достигла уровня египетской. После чего храм искусства как-то незаметно превратился в пирамиду, Мельпомена - в Тутанхамона, посредники - в жрецов, а главный губернский лоббист обрел неотчетливые черты одного из тамошних богов: то ли Тота, то ли Гора, то ли самого солнцеподобного Ра. Вопрос о сроках строительства, таким образом, унесся в туманную даль. Ведь для бессмертных богов, как известно, лишняя сотня-другая лет - не срок.

О чем еще шумели местные витии? О войне и мире? О курсе бакса, ценах на нефть и озоновом слое? Нет, это мелко. У нас сотрясали горячий воздух в споре о модных полосатых трусах. Трусы принадлежали человеку, издали похожему на нашего губернатора: пока наблюдатели еще решали - он? не он? двойник? самозванец? - по-птичьи зоркий облдепутат от «Единой России» уже все увидел. Он слету опознал фигуру, шевелюру, походку и, конечно, полосатые трусы. Итальянские карабинеры, задержавшие яхту с человеком, похожим на Павла Леонидовича, обвинений никому не предъявили и всех отпустили с миром. И даже, кажется, извинились за доставленное беспокойство. Но, помилуйте, разве эти итальянцы что-то понимают в законности? Наши единороссы мигом припаяли носителю подозрительных трусов мелкое должностное преступление.

 Эх, если бы трусы оказались не просто полосатыми, а, к примеру, звездно-полосатыми! Тогда бы партийные умы, расширившись вследствие нагревания, припаяли бы губернатору заодно еще и низкопоклонство перед Америкой. Но раз такой удачи не выпало, «Нашей версии в Саратове» - главному рупору местных единороссов - пришлось всего-то лишь потребовать от главного федерального инспектора по Саратовской области проверить: имели ли право полосатые трусы человека, похожего на губернатора, покинуть - без соответствующего уведомления федеральных властей - пределы нашей губернии? А вдруг Павел Ипатов (если это был, конечно, он) не отпросился у президента, в свой выходной день уехав кататься на яхте? А вдруг бы на эту яхту напали инопланетяне и уволокли бы с собой человека в трусах, приняв его за губернатора? И стали выпытывать у пленника секретные статистические данные о предполагаемом урожае зерновых?

Отдадим должное Павлу Леонидовичу. Несмотря на сумасшедший термометр и повышенный градус споров, глава области благоразумно уклонился от обсуждения полосатых трусов, не ответив на радостное хамство встречным хамством. Впрочем, как выяснилось, и эту деликатность наши единороссы не оставили безнаказанной.

 Выступая на брифинге, депутат Госдумы Николай Панков посетовал на излишнюю, по его мнению, интеллигентность Ипатова. Из-за нее, мол, и страдает дело. Чтобы продемонстрировать, как себя надо вести, госдеп на том же брифинге посоветовал главе областного МЭРТ Дмитрию Лебедеву, имевшему неосторожность отрапортовать об успехах местной карамели: «Ну и соси леденец тогда!»

 Заметим, что во время упомянутого брифинга кондиционеры худо-бедно, но работали. Страшно и представить себе, какими словами изъяснялся бы Николай Васильевич Панков, если бы, упаси Боже, в зале было бы столько же градусов, сколько и на улице.

 

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную