Губки и зубки

06.08.2010 | 02:51
теплотрасса

Даже в джунглях во время засухи бывает так называемое «водное перемирие», когда и хищники, и травоядные бок о бок утоляют жажду из одного водоема. Но, похоже, в Саратове действуют более жесткие законы - при повышении температуры в нашем «серпентарии» многие его обитатели не перестают юлить и жалить...

 

Даже в джунглях во время засухи бывает так называемое «водное перемирие», когда и хищники, и травоядные бок о бок утоляют жажду из одного водоема. Но, похоже, в Саратове действуют более жесткие законы - при повышении температуры в нашем «серпентарии» многие его обитатели не перестают юлить и жалить...

Экстремальная жара влияет на мыслительный процесс. Кто-то впадает в сонное оцепенение, а кто-то, напротив, оживляется, вываливая на публику все свое нутро. Не исключены проявления экстрасенсорных способностей.

Подсознание Николая Панкова, разогретое до сорока градусов, начало выделывать знатные трюки. Госдеп, явно перепутавший ЮФО с Комсомольским поселком, вдруг ни с того ни с сего решил проконтролировать благотворительную акцию саратовских дорожников. Насмотревшись на жаркий асфальт и полуобнаженных рабочих, Николай Васильевич публично стал грезить о том, что можно сделать с чашкой чая при наличии фантазии, а потом и вовсе разошелся - при многочисленных свидетелях предложил областному министру оральный способ употребления карамели.

Вперемешку с грезами госдеп начал проявлять чудеса прозорливости и догадливости. Сперва он увидел, что ТЮЗ не достроен, а потом и вовсе решил отнять лавры у булычевской птицы-говоруна, которая, как известно, отличается умом и сообразительностью. «Последствия засухи, - изрек Панков, - в значительной степени можно избежать, развивая мелиорацию, водоснабжение сел как технической, так и питьевой водой». Хорошо, что Николай Васильевич не стал развивать мысль дальше - не сказал, что солнце круглое, небо голубое, а трава зеленая.

Пока госдеп Панков совершал свой саратовский анабазис, Вячеслав Володин в Москве занимался тем, что «донимал» министра финансов РФ Алексея Кудрина, предварительно позаботившись, чтобы у сего действа были свидетели. На роль рассказчика о славных подвигах генсека в земле московской была выбрана восторженная Светлана Орлова, зампред Совета Федерации. Светлана Юрьевна поведала саратовцам о большой и неоцененной душе Вячеслава Викторовича, которую тот вкладывает в любое дело.

На фоне всей этой невнятной суеты в Саратове вполне внятно мочили губернатора. Павел Ипатов вдруг стал виноват во всем - в том, что не кормил учителей из ложечки и не обмахивал их опахалом в поезде, в том, что Ландо не улетел, и еще во многом другом. Мастерски был разыгран спектакль под названием «достройка ТЮЗа» - получился и смачный плевок в сторону «неконструктивного» губернатора, и знатный клин, вбитый между городской и областной властями.

Естественно, что в этой истории не удалось обойтись без участия Натальи Линдигрин. Под занавес раздутого СМИ скандала облдеп в своем комментарии вдруг снисходительно похвалила губернатора: «...сегодня надо отдать должное, Павел Леонидович не стоит в стороне от партийного проекта по достройке ТЮЗа, обещает рассмотреть выделение средств из регионального бюджета», отметив по ходу, что «консолидация достигнута» и «здравый смысл» возобладал. Правда, видный комментатор обозначает и жертву, которую нужно принести на алтарь этой своеобразной «консолидации» помимо бюджетных средств. По версии облдепа, наивного губернатора ввели в заблуждение «такие люди, как областной министр культуры Синюков».

Что ж, стоит отметить, что и во второй срок правления Павла Ипатова местные политсектанты продолжают прежний стиль общения с главой региона - сперва бурное «полоскание» в прессе, а затем сдержанная похвала и навязчивые кадровые «подсказки». Это и не удивительно, ведь обе стороны не раз заявляли, что они в одной лодке. Лодочка плывет...