N35 (92) 24 сентября 2010   24.09.2010 | 00:38
Мне мама в детстве выколола глазки
Рубрика: отказ уха
Просмотров: 332
Версия для печати

Корреспондент «Газеты Наша Версия» вчера лично убедилась в том, что у некоторых судей Октябрьского районного суда сформировалась определенная судебная практика, с успехом применяемая уже не первый год. Например, депутат Саратовской городской думы Леонид Фейтлихер может к гадалке не ходить, если вдруг его исковое заявление попадет к судье Ольге Шушпановой. Эта представительница судебной власти еще ни разу не удовлетворила ни один его иск, и опять же ни разу не отказала кому бы то ни было в иске к Фейтлихеру. Очень странная статистика, не правда ли?

Вчера судья Шушпанова вынесла решение по иску гордепа Леонида Фейтлихера к прокуратурам и прокурорам Октябрьского, Волжского и Кировского районов, областной прокуратуре и ее руководителю Владимиру Степанову, Роскомнадзору по Саратовской области и его начальнику. Гордеп требовал признать незаконным бездействие надзорных органов и компенсировать причиненный ему моральный вред. О том, в чем же, по мнению Фейтлихера, выразилось это бездействие, «Газета Наша Версия» уже писала в №24 (81) от 25 июня, №30 (87) от 6 августа и в №31 (88) от 27 августа этого года. Вкратце напомню: речь шла о том, что мимо надзорных органов прошла публикация целого ряда статей, в которых, по мнению гордепа, были распространены сведения экстремистского характера. В результате ни прокуратура, ни Роскомнадзор не предприняли никаких действий для того, чтобы признать эти материалы незаконными и добиться их внесения в федеральный список экстремистских материалов. При этом выяснилось, что проверка некоторых средств массовой информации не проводилась ни разу.

Судья Шушпанова отказала Леониду Фейтлихеру в иске. Отказ этот пока ничем не мотивирован, и полное решение будет готово лишь на следующей неделе. Корреспондент «Газеты Наша Версия» надеется, что за это время судья сумеет найти более или менее приличные доводы, чтобы оправдать ответчиков. Правда, после процесса складывается впечатление, что сделать это будет очень сложно. Взять хотя бы несколько доводов представителей надзорных органов, которые, как мне кажется, не выдерживают никакой критики.

Представитель прокуратуры Октябрьского района вчера представил суду ответ на запрос депутата гордумы Виталия Коврегина, в котором парламентарий просит проверить ряд изданий, допускающих, на его взгляд, экстремистские высказывания. В документе, который получил в итоге Коврегин, сказано, что закон «О противодействии экстремизму» не нарушен, а указанные им публикации не находятся в федеральном списке экстремистских материалов. Такое доказательство вызвало вполне резонный вопрос представителя Фейтлихера Аллы Винтер: а какие, собственно, проверочные мероприятия были проведены, неужели сотрудники надзорного органа всего лишь сверились с федеральным списком и, не обнаружив в нем названных Коврегиным СМИ, успокоились? Отвечая, сотрудник Октябрьской прокуратуры засмущался, как показалось корреспонденту, он и представления не имел о том, каким образом проходила проверка. К тому же выяснилось, что никаких экспертиз не проводилось. Видимо, прокуроры действительно лишь сверились с имеющимся у них списком экстремистских материалов и на этом остановились.

Интересный документ добавили к материалам дела и сотрудники Роскомнадзора. Они сообщили о количестве проверенных ими СМИ. В 2007 году было изучено 994 печатных издания, в 2008 - 280, а в 2009 - 219. Ну, во-первых, как видно, из года в год роскомнадзоровцы читали все меньше и меньше. А во-вторых, если прибегнуть к несложным математическим действиям, то получается, что в день сотрудники Роскомнадзора прочитывали по 0,8 газеты. Да уж, они точно не перетрудились. Понятно, конечно, бюджетная организация просто не располагает такими средствами, чтобы покупать все издания. Но есть же библиотека, куда в обязательном порядке направляется экземпляр любой газеты. Впрочем, как заявила представительница Роскомнадзора, сотрудники этого органа не обязаны «сидеть в библиотеках и мониторить все СМИ». Вчера можно было узнать и о том, что Роскомнадзор не должен привлекать к своей работе специалистов-лингвистов для проведения экспертиз и может выносить предупреждения, основываясь исключительно на собственном опыте. В общем-то чиновники в очередной раз показали гражданам их место. Напрашивается вопрос: а зачем нужен чисто номинальный орган, который призван бороться с экстремизмом, но не делает этого? К чему эти избирательные мониторинги для галочки? Мол, мы работаем и не зря зарплату получаем?

Представитель областной прокуратуры Андрей Савельев, молодой специалист и, судя по погонам, уже майор, провел огромную работу и серьезно подготовился к процессу. Он притащил в суд целую коробку с «надзорками» - документами, по его мнению, доказывающими, что в прокуратуре никто зря штаны не протирает. Шушпановой он предъявил множество ответов на запросы и жалобы Леонида Фейтлихера. Такие ответы корреспондент «Газеты Наша Версия» видела не раз. И уж простите меня, уважаемые прокуроры, но я их воспринимаю не иначе как отписки. Впрочем, сейчас не об этом. Целая коробка ответов из надзорного органа, сообщающих, что была проведена такая-то и такая-то проверка, должна была убедить суд в том, что работа по противодействию экстремизму, во-первых, проводится, а во-вторых, начинается лишь после обращений граждан. Вроде бы после такого доказательства представитель истца должна была ахнуть и признаться в своей неправоте, да вот только лукавит господин Савельев. Редакция «Газеты Наша Версия» 15 сентября 2010 года получила из прокуратуры Октябрьского района ответ, в котором ясно сказано: «В соответствии с ПЛАНОМ рабочей группы по противодействию экстремистским проявлениям на 3 квартал 2009 г., прокуратурой Октябрьского района г. Саратова проводились проверки издательских организаций на предмет соблюдения требований закона «О противодействии экстремистской деятельности». Значит, все-таки есть план проверки средств массовой информации! И значит, каждый квартал должен вестись мониторинг всех СМИ, а не только тех, которые прокуратура области выписывает в обязательном порядке (об этом подробней в №31 (88) от 27 августа 2010 года в статье «Степанов зачитался»). Алла Винтер представила суду документ, полученный «Газетой Наша Версия», но Ольгу Шушпанову он, видимо, не убедил. Хотя такой избирательности саратовских прокуроров следовало бы дать самую серьезную оценку.

Корреспонденту «Газеты Наша Версия» занимательным показался еще один довод представителей надзорных органов. Говоря о мониторинге электронных средств массовой информации, они дружно заявили об указе Президента, в котором запрещается доступ в Интернет с компьютеров, на которых может храниться секретная информация. Таким образом, электронные СМИ прокуроры не проверяют, потому что у них нет возможности. Получается, что во всей прокуратуре нельзя установить один компьютер, на котором не хранилась бы важная информация, но был бы доступ в сеть? Как же легко можно оправдать свое нежелание что-то делать! А может, сотрудникам прокуратуры стоит вообще завязать глаза и вовсе перестать бороться с экстремизмом на страницах газет? Ведь как просто тогда будет заявить в суде, что мы, мол, не можем читать, у нас глаза завязаны! Впрочем, потерей зрения саратовские надзорные органы страдают уже давно. Открытым остается лишь один вопрос: кто же лишил прокуроров зрения?

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную