N42 (99) 12 ноября 2010   12.11.2010 | 12:28
Дышло
Рубрика: бабло и зло
Просмотров: 296
Версия для печати

Совсем недавно Президент РФ Дмитрий Медведев предложил ужесточить наказание за преступления, совершенные в сфере государственных закупок. А в нашем регионе тем временем разворачивается скандал вокруг аукционов на ремонт дворовых территорий. А был ли у администрации шанс сделать все по закону? И действительно ли 94-й ФЗ, регулирующий сферу госзаказа, так хорошо борется с коррупцией?

Пиилорама

Дмитрий Медведев как-то говорил, что законодательство, регулирующее госзакупки, требует совершенствования, и с этим сложно не согласиться. Главной проблемой Федерального закона №94-ФЗ от 21.07.2005 года «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» называют то, что по сути единственным критерием оценки участника является предлагаемая цена товаров, услуг, работ - чем она ниже, тем лучше. Такой подход часто выходит боком. Во-первых, это отрицательно сказывает на качестве исполнения муниципального или государственного контракта. Во-вторых, бывают случаи, когда движимый желанием выиграть аукцион, поставщик или подрядчик в азарте слишком сильно занижает цену. Он выигрывает, но потом понимает, что дал маху и просто не может исполнить контракт - оплата слишком мала. «В результате ничего не выполняется или же пытаются «выцыганивать» потом какие-то дополнительные деньги», - говорил об этом Президент.

Помимо этого, существует система откатов и укоренившееся в России «телефонное право». Нередко (об этом свидетельствуют многочисленные жалобы в блоге главы государства) чиновники проталкивают аффилированные компании, и бюрократическая система им в этом помогает. В других случаях фирмы, не имеющие прямого отношения к власть имущим, просто проплачивают свой выигрыш в аукционе или конкурсе.

Но если в названных способах госзакупок есть хоть видимость соревнований, то в таком виде, как запрос котировок, нет и ее. В этом случае компании-соперники никак не взаимодействуют между собой и не видят, кто и какую цену предложил. Они просто присылают свои котировочные заявки с предложением стоимости заказчику. Тот, в свою очередь, вскрывает конверты и выбирает наименьшую сумму. Если несколько фирм прислали одинаковые предложения, то побеждает та, которая сделала это первой. У участников нет возможности отследить процесс, и в случае неправомерных, по их мнению, действий заказчика они не могут оспорить или пожаловаться на решение. Плюс к этому все заявки должны быть изучены за один рабочий день. Думается, что если их будет слишком много, то чиновники просто не обратят внимания на часть из них. Хорошо еще, что запрос котировок можно проводить только по суммам, не превышающим 500 тысяч рублей, то есть бюджетные миллионы через них сразу не «распилишь». А по контрактам, сумма которых не превышает лимит Центробанка на расчет наличными деньгами между юридическими лицами, составляющий сейчас 100 тысяч рублей, вообще не проводится никаких торгов. Наше издание много раз рассказывало о подозрительных закупках академии права. Начальник Контрольного управления Администрации Президента Константин Чуйченко, отчитываясь перед главой государства, сообщил, что не по назначению через госзаказ уходит до триллиона рублей в год. Это, пожалуй, прямо указывает на несовершенство 94-ФЗ.

Еще этот закон лишает власть оперативности. Например, в приюте для детей обвалилась крыша. Здание требует срочного ремонта, но сразу выделить деньги чиновники не могут. Нужно подготовить конкурсную документацию, подождать месяц, провести аукцион. Только после этого здание начнут восстанавливать. А что делать, если никто не хочет подавать заявки на участие в аукционе? Скажем, срочно надо купить квартиры для ветеранов, а никто из строителей не желает продавать жилье по такой низкой цене. На второе полугодие 2010 года для Саратовской области министерство регионального развития установило норматив в 23 250 рублей за один «квадрат», а по данным Саратовстата, в 3-м квартале текущего года средняя цена на первичном рынке - 31 105 за квадратный метр типового жилья. Вполне естественно, что застройщики не хотят терять деньги. И вот объявлен аукцион, но заявок не поступило. Его объявляют повторно - результат тот же. Что делать в таких ситуациях? По логике, чиновникам остается только начать давить на строителей, используя свои должностные полномочия.

Все у нас не как у людей

Проблема «год кончается, а деньги тратить надо», которая сейчас возникла в Саратове с дорожными аукционами, не нова. С ней к Президенту обращались из многих регионов (Москва, Магаданская область, Ставропольский край и т. д.). Но действительно ли администрация Саратова не успевала отремонтировать дворы по закону? Можно проследить хронологию. 16 июня Вячеслав Володин озвучил сумму, которая будет выделена Саратову. С этого момента можно было начинать готовить аукционную документацию. Даже если бы деньги не пришли из федерального бюджета, хуже от готовых бумаг никому не стало бы. Опять-таки - тренировка навыков делопроизводства. 6 июля глава города Олег Грищенко провел совещание по этой теме. Вот с этого момента уж точно можно было заняться документами. Региональный парламент 21 июля завел многострадальные 806 миллионов рублей в областной бюджет. Городская дума приняла деньги в бюджет Саратова на заседании, прошедшем 29 июля. Если бы к этому времени все бумаги были готовы, то можно было объявить аукцион уже на следующий день и подвести его итоги 30 августа. Таким образом, на проведение работ осталось бы еще два месяца.

Допустим, администрация побоялась, что с середины сентября пойдут дожди, а в октябре вообще выпадет снег, как это бывало. Тогда можно предложить еще два варианта. Первый - взять кредит, когда стало известно о выделении средств из федерального бюджета. Провести аукцион на кредитные деньги, а потом оплатить заем федеральными средствами. Это, конечно, тоже не совсем по закону, но такого скандала, скорее всего, не было бы. Правда, тут существует опасность, что что-то сорвется, и федеральный бюджет вовсе не осчастливит город 806 миллионами или осчастливит, но меньшей суммой. Второй вариант - провести аукцион без денег. 94-ФЗ не обязывает заказчиков производить стопроцентную предоплату. То есть была возможность провести аукцион так, чтоб к завершению работ как раз пришли федеральные деньги. Но тут снова возникает уже упомянутая опасность. Можно предположить, что администрация решила перестраховаться из-за недоверия к высшему руководству. Но это лишь предположение. В итоге все получилось так, как получилось.

Аукционы, правда, все равно провели. Заявки на них подали только две организации - ЗАО «Автогрейд» и МУП «Городские дороги плюс» - вместо 20 написавших письмо заместителю премьер-министра страны с просьбой не дать отменить аукцион. Кстати, МУП под этим письмом не подписывалось. Так как на оба аукциона были поданы по одной заявке, они были признаны не состоявшимися и контракты отданы с максимальными ценами 394 и 449 миллионов соответственно. Остается только надеяться, что итоги торгов не отменят и хотя бы эти компании получат свои деньги, потому что больше всего жалко именно простых рабочих, которые укладывали асфальт в сорокаградусную жару, а теперь даже зарплату получить не могут.

Подводя итог, с учетом всего сказанного можно сделать вывод, что 94-ФЗ не борется с коррупцией и не порождает ее, а просто является некой лакмусовой бумажкой нашей действительности.

Мы решили поинтересоваться, что думают известные в Саратове политики по поводу этих аукционов, и о 94-ФЗ - в целом.

Николай Панков, депутат Государственной думы:

- Хорошо, что ремонт и строительство дорог идет в рамках законодательной плоскости. Проведены аукционы. Это говорит о том, что городская власть работает. Для партии «Единая Россия», как и для жителей Саратова, важно, чтобы дороги были сделаны качественно, в срок и с наибольшей отдачей. Поэтому те дворовые территории, в которых проводили ремонт - это все для жителей, для населения. Я считаю, что все идет в рамках законодательного процесса, а для партии главное, чтобы эти дороги дошли до людей, чтобы люди почувствовали хорошее отношение к ним власти. Такую задачу мы ставили на федеральном уровне и выходили с этим проектом, выделяли финансирование в объеме 814 миллионов для города Саратова на строительство и ремонт дорог и дворовых территорий. Для партии это хорошо - то, что единороссы поддержали и внесли изменения в бюджет Государственной думы. Плохо, что наши с вами депутаты от других партий не голосовали за этот проект и были против него. В частности, КПРФ и «Справедливая Россия», которые голосовали против выделения денег городу Саратову. Что касается 94-ФЗ, в любом случае федеральный закон принят, и он действует. Те наработки, которые есть в регионах при использовании этого законодательства, можно вносить в качестве предложений. Готов любые предложения от регионов выслушать и вносить изменения. Чтобы поправки вносить, есть определенная процедура. Я готов от непосредственных участников этого закона эти поправки выслушать и их вносить, если есть необходимость. Еще раз говорю, если касаться дорог города Саратова, то для нас, для партии, самое главное, чтобы эти дороги были сделаны, чтобы они были качественные, а за все юридические моменты - это отвечает городская власть. Насколько мне известно, конкурсы проведены - это хорошие показатели того, что они выходят в русло законодательства.

 

 Дышло

Леонид Писной, депутат областной думы:

- Будем говорить так, что ситуация не совсем приятная, потому что есть факт выполнения, и рассчитываться с подрядчиками надо. Я не понимаю, почему произошла задержка с объявлением конкурса. То же самое было в 2007 году, те же деньги, но нарушений не было. Все было проведено, а потом уже начали работать. И при чем тут 94-ФЗ? Он, конечно, действительно достаточно неприятный по отношению к строительным работам. Когда в процессе торгов происходит снижение цены вполовину - мне это как строителю и как экономисту непонятно, но такие случаи бывают. А по срокам его, я считаю, что закон довольно нормально работает. Просто не надо изначально исходить из того, что «давайте его нарушим».

 

 

 Дышло

Александр Ландо, депутат областной думы:

- Что вы хотели?

- Я хотела у вас взять комментарий по поводу ситуации с дорожными аукционами.

- Нет. Я не буду.

- А комментарий, как у юриста, по поводу 94 федерального закона дадите?

- Нет. Я эту ситуацию не буду комментировать. Нет. Не могу. Просто не буду.

 

 

 

 Дышло

Иван Панков, министр транспорта и дорожного хозяйства области:

- Все должно делаться по закону. Я уже об этом говорил. Ко мне многие обращались. Пока еще мы не получили ответа на то обращение от Федеральной антимонопольной службы. Вот оно будет, тогда с вами и побеседуем.

 

 

 

 

 

 

 Дышло

Сергей Гусев, секретарь отделения партии «Единая Россия» Заводского района:

- Я не буду этим заниматься. У нас вот что по партийной составляющей - пожалуйста. По планам, что было в этом - мы все очень хорошо сделали. Улица Огородная очень хорошо получилась. На следующий год у нас тоже грандиозные планы, что нужно будет - я и без телефона могу тебе рассказать. А по аукционам - это чисто техническое и это к администрации. По поводу 94 федерального закона - со всеми законами нужно работать. Чем больше мы будем подключать общественность, тем будет лучше.

 

 

 

 Дышло

Олег Галкин, депутат областной думы:

- Какой комментарий? Насколько я понимаю, аукционы прошли. Победители известны. По одному аукциону контракт вчера заключили, по второму - через пару дней. Насколько я понимаю, существенных нарушений там не признано, раз они не отменены и состоялись.

- Вы занимались контролем качества работ, выполненных в дворовых территориях?

- Не только качества, а вообще целесообразностью проводимого ремонта, поскольку это партийный проект.

- Как вы проводили контроль?

- Понятие «качество» можно оценивать по-разному. Понятно, что сложно оценить качество щебня, например, или глубину асфальта. Для этих целей есть исполнительная власть и контролирующие органы. В контрактах, насколько я понимаю, прописан тот аспект, что в случае если асфальтовое покрытие в течение нескольких лет не выдерживает, то подрядчик его за свой счет восстанавливает. Наша же задача была - оценить, сделаны ли эти работы в соответствии с ожиданиями населения. Действительно ли люди довольны тем, что они получили. Вот в этом была задача партийного ресурса в этом проекте.

- Как вы считаете, 94-ФЗ требует доработки?

- Наверное, все уже это признают, что 94 федеральный закон не совершенен. Поскольку закладывается единственный качественный критерий - ценовой. Зачастую он не является главным. Иногда это происходит в ущерб качеству. Дешево - это, как правило, сердито, а не хорошо. Этими моментами пользуются недобросовестные поставщики и подрядчики, которые изначально идут на понижение цены, а потом отыгрываются на качестве - как товаров, так и услуг.

 

 Дышло

Александр Стрелюхин, зампред правительства Саратовской области:

- Антимонопольная служба все решения вынесла, и они все есть на сайте, так что комментировать больше нечего. Можно как угодно относиться к 94-му закону, но закон есть закон. Мы сегодня должны действовать в рамках существующего законодательства. Еще раз говорю, у нас есть Федеральная антимонопольная служба, которая выводы все сделала. Все должно быть по закону, как сегодня и есть.

 Дышло
все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную