N10 (19) (20 марта 2009)   20.03.2009 | 04:39
Золотой ты человек
Рубрика: НАША RUSSIA - «НАША ВЕРСИЯ»
Просмотров: 414
Версия для печати

Мы живем в самом прекрасном регионе России, и все остальные субъекты федерации нам завидуют. Ведь это на перилах нашего самого длинного моста в Европе висят таблички «Не облокачиваться». Это мы экономим, отдыхая в Турции, потому что путевка на волжские турбазы в два раза дороже. Это у нас сразу пять губернаторов: один - официальный, а остальные ждут очереди. Только у нас с кризисом борется уролог, а права заключенных защищает бывший прокурор. Это в наших квартирах отключают летом горячую воду, потому что и так жарко. И только мы знамениты на всю страну лишь тем, что у нас приземлился Юрий Гагарин. Мы гордо называем свою область губернией, а москвичи завистливо говорят - глушь. Но все-таки она наша.

zбез названияСкоро мы заживем так, что в новостях будут передавать статистику об утонувших в саранском аряме или французском вине, потому что о Саратовской области думают губернатор Павел Леонидович и народный избранник Республики Мордовия Олег Николаевич.
Они очень редко видятся, но на этот раз судьба свела их на соседних местах в общественном самолете, потому что личный Павел Леонидович давно уже продал, чтобы быть ближе к простому народу.
- Эх, Павел Леонидович, о губернии думаешь?
- О ней, о ком еще-то, Олег Николаевич.
- Вся страна спит уже. Два часа ночи, а ты о губернии думаешь. Не бережешь ты себя, Павел Леонидович, ох, не бережешь.
- Душа у меня болит за многострадальный регион. И днем и ночью о нем думаю. Глаз сомкнуть некогда. Из Москвы возвращался и думал, из Тулы, из Краснодара, даже из Брюсселя, теперь вот из Дели летим, а я все равно думаю.
- Как бы не пролететь...
- Не пролечу, Олег Николаевич. Рано еще, не все сделано, не все сироты накормлены, не все больницы оснащены аппаратурой, не все памятники воздвигнуты. Тем более на носу событие такое великое, ведь письменность народу будем прививать, грамоте учить. Кто же еще о нем вспомнит, кроме меня.
- Сразу видно - сердце у тебя большое, Павел Леонидович. Так и хочет каждому человеку в губернии помочь. Не бережешь ты себя. Отдохнуть тебе надо.
- Некогда мне отдыхать, покуда бардак такой в области происходит. Кругом бюрократия, коррупция, проституция. Куда ни глянь, беспредел творится. В подъезд уже вечером страшно зайти.
- Ох, и откуда сострадания столько в душе твоей человечной? Видно, что хочется помочь тебе каждому простому человеку, Павел Леонидович.
- Не могу я оставаться в стороне. Ты посмотри на народ-то наш, на народ посмотри. Ведь он у нас почти голый. Обычный саратовец не может себе позволить элементарные вещи. Вот он и извивается, вот он и прогибается, чтобы выжить. Куда ни плюнь, везде прогибается. А я плевать хотел на эти прогибы. Стержень нужен, да по самые гланды, чтобы выпрямиться во весь рост, чтобы с колен встать, грудь расправить. Только собственным примером надо этого добиваться. Отступать-то некуда.
- Золотые слова, Павел Леонидович. Золотой ты человек.
- Ты сам-то не глиной мазаный. Вон как из Мордовии ринулся на спасение народа нашего великого. Видно, доля твоя такая, Олег Николаевич, на самые тяжелые участки фронта бросаться, в грязи окопной ковыряться, чтобы людям свет в конце тоннеля показать.
- Перекусил бы, Павел Леонидович.
- Да сыт я по горло этими вашими просьбами. Некогда мне, о губернии думаю. А тут еще кризис людей гложет, последние подштанники стягивает, скоро и не туда заберется.
- А народ щедрый у нас, Павел Леонидович, добрый народ. Последнее с себя готов снять ради ближнего. Жалко, что такие люди пропадают.
- Да я и сам готов с себя все снять ради народа, лишь бы ему на пользу все это пошло. Всему этому нужен хозяин, крепкий собственник. А народ слушать не надо. Народ у нас глупый, не понимает, что нужен хозяин.
- А может, и два хозяина надо.
- Нет, Олег Николаевич, исполнительная власть-то должна быть крепкой. Единоличной она должна быть.
- Золотые слова, Павел Леонидович, да только ведь руководитель, он один не может справиться, всем навалиться надо.
- Руководитель, он ведь может и не сдержаться, когда все навалятся, может и дрогнуть, может и поддаться, расслабиться может, а с тыла враг нагрянет. Разруха нагрянет с тыла. А ведь лучше не с тыла, а лицом встречать беду. Все соки из нее высосать, да и вышвырнуть за границу области.
- Золотой ты человек, Павел Леонидович! Нагрузка у тебя большая, не бережешь ты себя, отдохнуть тебе надо. Какую область развалили, растащили по кусочкам!
- Рано мне отдыхать. Вот построю пятый энергоблок, дам людям энергию, принесу им свет в дом и допишу программу антикризисную, можешь тогда провожать меня.
- Не скоро это будет, Павел Леонидович.
- Может, и никогда не будет, но ведь работать не поздно, есть еще время. Надо бороться с беспределом. А помнишь, как я их за яйца взял? Как выдавил из них признание, что цены повышают, помнишь? За каждое яйцо они мне тогда ответили, за каждый окорок свиной. Теперь вот думаю на рынок вещевой заглянуть.
- За что же ты там возьмешься, Павел Леонидович?
- Да хоть бы и за колготки! За ними ведь тоже контроль нужен, глаз да глаз. За галстуками, брюками, шлепанцами для народа.
- Один ты у нас светлый человек Павел Леонидович, светлый ты...
- Скоро, скоро свет к людям придет. Мирный атом хомутать будем, осваивать новые горизонты. Обидно за губернию, такие люди загибаются! Я светлый, вот только темные времена для области нашей настали. Рано мне еще на покой, да и народ не отпустит.
- Золотой ты человек, Павел Леонидович.
- И ты золотой, Олег Николаевич.
- Золотые мы люди.

Че-то я очкую, Дэн

А вот и единственный чистый в Саратове пятачок перед мэрией, где уже не первый день проводят время самые молодые депутаты Сергей и Денис. Они в который раз пытаются выбить двадцать миллионов на финансирование своего маленького муниципального предприятия.

cv- Дэн, да я те говорю, не прокатит. Нам восемнадцати лет нет, ничего не обломится.
- Да все нормально будет, Серый, я те говорю. Это ж социальные нужды и все такое. Мыть будем. Ты прикинь, как мы там намоем, как намоем мы там, а? Намоем бабла четко, понял. Главное ты это... постепенно все.
- Как постепенно?
- Ну, заходишь и говоришь: а есть у вас бабки? Там говорят - есть...
- И че, Дэн?
- А на бани хватит? Говорят - хватит. А ты - ну это... давайте их сюда. Мне мыть народ надо и все такое. На бочку сюда выкладывайте, на тазик накидывайте. Те говорят: есть только пять лимов, а ты - че-нить посерьезней есть, народу много мыть. Все! Бабки наши!
- Че, прям так и сказать?
- Я те говорю - проканает, Серый.
- Чего-то я очкую сейчас, Дэн.
- Да ты успокойся, я те говорю, успокойся! Давай, газуй.
- Очкую я...
- Газуй давай, Серый. Урыл отсюда в ужасе.
- Может не надо, а?
- Успокойся, я те говорю. Я сто раз так делал, всегда прокатывало.

***
- Дэн, есть! Все путем, все как надо.
- Я те говорил - проканает!
- Классно. Пойдем?
- А бабки-то где? Хоть засвети чуток.
- Да сказали, что за углом стоят.
- Че?
- Ну я это... захожу... ну разволновался я там...
- Опять поди заикаться начал?
- Я им говорю: у вас бабки есть, мне мыть надо... А они говорят, что за углом бабок - немерено, и все мыться на раз пойдут.
- «Людей» надо было сказать, «людей» мыть надо, а не бабки. Тьфу ты, лошара...
- Сам ты лошара, ты сначала посмотри на них!
- Там тетки старые стоят, а не бабки. Вон уже и веники приготовили. Потому что ты лошара, блин! Лохопед...

все статьи
номера
на главную