Кровососная система

03.12.2010 | 02:03
чувство локтя
Кровососная система

Сегодня отмечается Международный день инвалидов. В преддверии этого дня в Саратове стали раздаваться робкие чиновничьи голоса о некой «доступной среде жизнедеятельности» для людей с ограниченными возможностями

без названияСегодня отмечается Международный день инвалидов. В преддверии этого дня в Саратове стали раздаваться робкие чиновничьи голоса о некой «доступной среде жизнедеятельности» для людей с ограниченными возможностями.

Похоже, что об инвалидах наши чиновники вспоминают только один раз в году. Все остальное время они с легкостью побеждают этих несчастных людей в бюрократическом многоборье. В этом виде борьбы разрешены любые приемы - подсечки, подножки, мертвые захваты документов, удушение волокитой.

В принципе, до 1 января 2010 года в нашей области инвалидам худо-бедно можно было жить (точнее, существовать). Техническими средствами реабилитации, протезно-ортопедическими изделиями, слуховыми аппаратами и санаторно-курортным лечением их обеспечивала довольно надежная структура - Фонд социального страхования. Отныне этим занимается министерство социального развития области и его подведомственное учреждение - комитет социальной поддержки населения.

Для того чтобы узнать, доступна ли сегодняшняя саратовская среда обитания для инвалидов, я встретился с активистами организации «Радость движения» - объединение родителей, имеющих детей с заболеванием ДЦП. Эта организация образовалась при Саратовском реготделении Российского детского фонда совсем недавно - 10 апреля нынешнего года, и появилась она не от хорошей жизни - допекло, что называется. И без того несчастные родители, среди которых, кстати, 75% матерей-одиночек, замученные бюрократическими барьерами, знакомились в коридорах поликлиник, в очередях за справками. Сегодня «Радость движения» объединяет 116 семей с похожими горестями и бедами. Разговор получился довольно эмоциональный...

- Расскажите, пожалуйста, с какими проблемами вам приходится сегодня сталкиваться?

Руководитель объединения Гульмира Аненкова:

- Их так много, что всего не перечислишь. Когда мы бываем в других регионах и общаемся с собратьями по несчастью, мы понимаем, что там работа с инвалидами поставлена совершенно иначе. Там дети вовремя ездят на море, вовремя получают компенсации за покупку средств реабилитации. У нас же есть негласное постановление, чтобы наших детей отправляли в местные санатории. А больным ДЦП необходим морской климат!

Заместитель руководителя Анна Горбунова:

- Когда я была со своим ребенком на море, отметила, что у него действительно появляются улучшения. Черноморский климат творит чудеса. При нашем диагнозе такие поездки не прихоть, а необходимость. А нам, в лучшем случае, предлагают путевку в Балашов или Балаково, да и то - в октябре-ноябре. При том, что заявку мы подавали в начале года. И это «счастье» выпадает далеко не всем и не всегда.

Заместитель руководителя Ирина Машинистова:

- Когда нами занимался Фонд социального страхования, это было очень удобно. У них в одном отделе сидели специалисты, отвечающие за Заводской район города, в другом - за Кировский, и так далее. Один специалист отвечал, скажем, за коляски, опоры и ходунки, другой - за памперсы и мочеприемники, третий - за обувь и протезы, а четвертый - за путевки. У них на каждого ребенка было заведено дело, папки были расставлены по алфавиту, они просто знали нас всех в лицо. В начале года проходил тендер, мы звонили к ним в конце февраля, и они уже могли нам сказать: закуплены такие-то коляски, такой-то производитель. У них был один-единственный склад, куда мы могли подъехать и посмотреть модели.

- А как поставлена работа сегодня?

Ирина Машинистова:

- Сейчас мы ходим в комитет соцподдержки населения - именно они работают с населением. А обеспечением - закупками техники, выплатами - занимается министерство социального развития. Когда мы приходим в комитет соцподдержки и спрашиваем, какие коляски закупили на этот год, они нам говорят: а мы не знаем, мы только документы принимаем. А министерство с населением не работает.

- То есть, налицо неразбериха с полномочиями?

Анна Горбунова:

- У нас же как всегда - наша область экспериментальная. Впереди планеты всей.

Ирина Машинистова:

- Теперь у них каждый месяц новый тендер по закупке колясок и средств реабилитации. Посмотреть на их закупки почти невозможно. Мы им говорим: вы скажите, где склад? Где мы можем посмотреть коляску или ходунки вживую? Но у них не только новый тендер, но и новый склад! Вы меня извините, но эту цепочку, по-моему, сегодня самый грамотный аудитор не отследит.

Первые полгода они говорили: «Что вы от нас хотите? ФСС нам не передал никакие дела!» Но и по сей день - бумажная волокита, никакой организации. Такое впечатление, что они сами не до конца разобрались в своей структуре. При этом штат сотрудников значительно вырос - сидят, бумажки с места на место перекладывают. Постоянно к чему-то придираются - не там поставлена запятая, не так написано. Неужели они не понимают, что нам, для того чтобы к ним лишний раз приехать, необходимо няню нанимать?

Анна Горбунова:

- А еще был случай, когда одна наша коллега поехала с ребенком на лечение в другой город. Когда она приехала в Саратов и попробовала получить положенную компенсацию за проезд, с нее потребовали оригинал направления в лечебное учреждение! И это при том, что они прекрасно знают - оригинал остается в больнице!

Гульмира Аненкова:

- И это еще не самый абсурдный пример. Однажды чеки, сданные в марте на компенсацию за приобретенную ортопедическую обувь, вернули в ноябре, объясняя это тем, что на товарном чеке, кроме печати, подписи и реквизитов, должен быть адрес магазина. А согласно закону, форма товарного чека не является унифицированной, а разрабатывается каждым магазином самостоятельно!

Ирина Машинистова:

- Весьма показателен такой случай: член нашего объединения повезла своего ребенка в Москву, на плановый медицинский осмотр. По закону, ребенку-инвалиду положено купе - она взяла билеты на поезд №9, потому что он приходил в нужное время и маме не пришлось мотаться с ребенком в коляске по чужому городу, ожидая приема. Когда она принесла билеты на компенсацию, ей сказали, что не будут возвращать деньги за проезд на фирменном поезде. Интересно, что в федеральном законе никаких ограничений не прописано, это лишь местное законодательство вводит какие-то необоснованные рамки. Когда эти вопросы решал Фонд соцстрахования, нам перед поездкой выдавали талоны, которые мы меняли на билет. Это было очень удобно.

- А как в общем обстоят дела с обеспечением ортопедической обувью, средствами реабилитации?

Гульмира Анненкова:

- Это больной вопрос! Нам непонятно, почему у нашего министерства тендер выиграло Саратовское протезно-ортопедическое предприятие? Его продукция, по нашему мнению, не выдерживает никакой критики и непригодна к использованию! Сколько нам обуви ни давали, она стоит нетронутой на полочке. В эти ботинки просто невозможно всунуть ноги ребенка, потому что сшиты они некачественно! Нам кажется, что это просто выкидывание бюджетных денег на ветер.

Ирина Машинистова:

- Расскажу свою историю. Та коляска, которую нам предлагали, не подошла - у ребенка не держится ни голова, ни спина, его просто нельзя возить в такой модели. Я долго искала то, что могло бы нам подойти, и нашла коляску немецкого производства. Но она стоит 137 тысяч рублей! Разве я могу найти такие деньги? А в министерстве нам компенсируют по факту покупки и не более 12 тысяч, при этом выплаты растягиваются на полгода и больше. У них и здесь местное законодательство идет вразрез с федеральным. Согласно Постановлению Правительства РФ №240, выплата компенсаций должна осуществляться уполномоченными органами в течение месяца. Постановление же местного правительства почему-то увеличивает этот срок до года и устанавливает лимиты, которые нельзя превышать. Между тем, покупка некоторых вещей для наших детей - необходимость, а не роскошь.

Слава Богу, что нам помогла организация «Каритас», которая действует при Саратовском католическом соборе - они привезли мне модель из Германии, бывшую в употреблении, но мой ребенок может в ней сидеть нормально.

Анна Горбунова:

- А ведь в прошлом году компенсации выплачивались в течение месяца. Причем нам на каждое заявление приходил ответ, был телефон, по которому мы могли обратиться. Сейчас - до свидания! Телефона нет, кто чем занимается - непонятно, никто ничего не хочет объяснять, на каком этапе находится рассмотрение - не ясно! Письменно с нами никто не общается. Мы привозим документы, их берут под честное слово, даже отрывной талон не дают. И нередко теряют наши бумаги.

- Положение у вас очень тяжелое. Планируете ли вы как-то остаивать свои права?

Гульмира Аненкова:

- Мы уже написали обращение к уполномоченному по правам ребенка в Саратовской области Юлии Ерофеевой. Планируем обратиться и к Президенту. Сегодня к нам относятся так, будто мы, отстаивая свои права, бесимся с жиру. Видимо, ни у кого из высокопоставленных лиц нет таких проблем, как у нас.

без названияМы, в свою очередь, обращаемся к Президенту РФ Дмитрию Медведеву, уполномоченному по правам ребенка при Президенте РФ Павлу Астахову, а также министру здравоохранения и социального развития Татьяне Голиковой с просьбой обратить внимание на проблемы инвалидов в Саратовской области. Считаем положение, сложившееся в Саратовской области с обеспечением детей с диагнозом ДЦП, недопустимым и надеемся на структурные изменения в этой отрасли.

без названияКстати, объединение родителей детей с заболеванием ДЦП «Радость движения» при Саратовском региональном отделении Российского детского фонда ищет спонсоров. Ведь надеяться, что наши законы изменятся вместе с чиновниками, не приходится. Телефон руководителя объединения Гульмиры Аненковой - 8-917-200-0007.