N45 (102) 3 декабря 2010   03.12.2010 | 02:12
Не пиццей единой
Рубрика: редакционные расправки
Просмотров: 198
Версия для печати

без названияДепутат Государственной думы от «Единой России» Николай Панков - очень добрый и отзывчивый человек. Если, говорят, он узнает о какой-нибудь несправедливости в губернии (ну там школьникам молока не доливают, или ТЮЗ не достроен, или старушка через дорогу не переведена), так коршуном налетает на проблему и лично все решает, одним махом, по-суворовски. Старушка и опомниться не успеет, как уже сидит в первом ряду партера и смотрит «Аленький цветочек», а госдеп Панков с улыбкой протягивает ей полный стакан молока. И если вдруг поблизости оказываются телекамеры, так не славы ради, боже упаси, - чисто для оживления антуража.

А недавно Николай Васильевич случайно выяснил, что местным журналистам живется ох как нелегко: им угрожают, их преследуют за убеждения, а кое-кого и вовсе бьют по головам. Собственно говоря, депутат и раньше слышал про такие страсти-мордасти и даже высказался на сей счет (мол, «очень важно, чтобы органы охраны правопорядка как можно быстрее нашли преступников»). А потому он был уверен, что после тех строгих слов вопрос уж точно рассосется сам собой. По доброте душевной, Панков полагал, будто граждане, напитавшись из источника депутатской мудрости, начнут тихо-мирно, без экстремизма, подавать на журналистов в суд (как сам госдеп, к примеру). Ан нет! По-прежнему «находятся такие мерзавцы», кто не верит Фемиде и «предпочитает физическое воздействие на жизнь и здоровье журналиста».

К счастью, наш депутат тоже не лыком шит: раз уж его одиночный комментарий не отвел беду, надо идти другим путем - ударить по врагу глобальным брифингом, навалиться на проблему всем миром. «Считаю необходимым собраться за «круглым столом»: журналистам, правоохранительным органам, представителям общественности и выработать предложения для того, чтобы действительно наконец-то заработала 144-я статья УК о наказании за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», - объявил Николай Панков в личном блоге еще три недели назад.

 Инициатива госдепа так воодушевила главреда «МК в Саратове», что у Татьяны Никоновой даже слов своих не хватило - пришлось реагировать в режиме эха: «Я благодарна Николаю Панкову за предложение совместно с журналистами, представителями правоохранительных органов и общественности обсудить предложения для того, чтобы по-настоящему заработала 144-я статья УК о наказании за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов». Услышав эхо, сам Николай Васильевич, похоже, слегка поостыл да призадумался: не хватил ли он лишку? можно ли объять необъятное? а ну как вместо массового культурного партмероприятия выйдут культурный шок, скандал и неразбериха? Вдруг сам организатор потеряется в этой толпе?

Что ж, лучшее средство от скандала - секвестр участников.

Сперва госдеп дрогнувшей рукой отсек органы (люди в униформе и при исполнении немногословны, но обидчивы: послушают-послушают, а потом возьмут говорунов под белы ручки, кратко обзовут хорьками - и на цугундер; получится неудобно). Затем сокращению подверглись общественники как класс (все равно от их вездесущего полпреда, Григория Викторовича А., - одни только децибелы, мигрень и никакого конструктива). Наконец, решено было проредить список самих журналистов-участников. «Круглый стол» в партийном особняке на улице Советской, дом 10 - тоже, знаете ли, не безразмерный. Если пишущей братии набьется туда, как шпрот в жестянку, то вместо брифинга может выйти сказка «Теремок»: и в тесноте, и в обиде, и крышу снесет в любой момент. Даже Ленин Владимир Ильич, который уж как любил гостей, - и тот за своим круглым столиком в Кремле больше трех ходоков зараз не собирал.

 Итак, к двадцатым числам ноября состав гостей был определен. Список, позднее разосланный в СМИ от имени пресс-службы СРО ВПП «Единая Россия», состоял из трех разделов: 1) «представители профессиональных объединений»; 2) «пострадавшие журналисты» и 3) «представители саратовской прессы». Автором пресс-релиза был, как говорят, помощник госдепа небезызвестный Эдик Абросимов.

Выше мы уже рассказывали о безграничной доброте Николая Панкова, а теперь настала пора напомнить еще об одном его качестве - столь же безразмерной доверчивости. Загруженный депутатскими заботами (старушки, молоко, школьные сортиры, ТЮЗ, борьба с коррупцией, мир во всем мире и пр.), депутат перепоручил Эдику финальную редакцию списка и, увы, не проконтролировал результат.

 В итоге - конфуз. Раздел номер 1 зияет явной прорехой: на встречу с Николаем Васильевичем не пригласили председателя Поволжского союза журналистов (ПСЖ) Романа Чуйченко. Ну и что с того, что Роман Юрьевич живет в изгнании, вдали от родины? Неужели у партии не нашлось для ее верного сына пломбированного вагона? Или хотя бы плацкартного билета? Трудно было, что ли, оплатить человеку пластическую операцию, как КПСС - Луису Корвалану? Ну там нос нарастить на пару размеров или ботокса в уши вколоть? У Чуйченко, так много сделавшего для местной «Единой России», ныне осталось всего две радости в жизни - коньяк и роскошь общения с Панковым. И второй из радостей человека лишили. Горько. Эх, Эдик, Эдик, друг называется...

 А второй раздел? Еще хуже! Пригласили «пострадавших» Крутова с Михайловым, чьи синяки уже сошли, но, словно чеховского Фирса, забыли главнейшую героиню дня - редактора балаковского «Паруса» Наталью Кобину. Каково, а? Оставили на обочине мать троих детей, рискнувшую бросить в лицо правящей камарилье правду о Генрихе Гиммлере (был, мол, образцовым отцом! и мужем!) и подвергнутую за это травле, поношениям и телефонным угрозам со стороны озверевших антифашистов. Не допустили до Панкова женщину, ради спасения которой хозяйка СТС-Балаково Ирина Фролова рассталась с самым дорогим, что у нее было, - партбилетом «Единой России»!

 Все эти организационные огрехи, неполадки, несостыковки и заморочки словно бы заранее предопределили неуспех мероприятия в целом. Затея не удалась. Статья 144 УК РФ легко устояла. Дерзкое предложение вручить каждому из журналистов по автомату Калашникова (или хотя бы пугач) не собрало необходимого кворума. Вдобавок ко всему Елену Столярову, издателя недавно усопшего «Политдозора», при всем честном народе пробило на покаяние.

«Факты в публикациях должны быть достоверными. А это не всегда, - трагическим голосом объявила мадам Столярова. - Так не надо ли в таком случае ставить вопрос о защите граждан от псевдожурналистики такого рода?» Приоткрылась, наконец, реальная причина закрытия «Политдозора». Однако ни сам Николай Панков (единственный положительный герой покойной газеты), ни модератор брифинга Эдик (один из двух авторов той же газеты) не сумели внятно растолковать гостям, почему право граждан на защиту от лапши-на-ушах было реализовано с безнадежным опозданием...

Вглядываясь в фотографии, сделанные во время встречи с госдепом, замечаешь скорбное выражение лица Николая Васильевича. «Все не так, ребята!» - читается на этом лице. А вот на лице Эдика проглядывают иные чувства. Вдруг понимаешь, что за «просчетами» модератора кроется нечто большее, чем безалаберность. Если внимательно вчитаться в пресс-релиз, тайна начинает проясняться.

Как ни странно, ключ к разгадке - в депутатском угощении, которое было предложено участникам «круглого стола». Вот цитата из пресс-релиза: «Через час беседы Эдуард Абросимов предложил «разломить хлеба» и подкрепиться профессиональной журналистской едой - пиццей». Как известно, Эдик - человек начитанный (ну то есть у него дома больше двух книг, и это не считая УК РФ и Устава «ЕР»), однако русским литературным языком владеет крайне слабо. Взятое им в кавычки словосочетание «разломить хлеба» - это на самом деле перевранное выражение «преломить хлеб».

Признаться, многих из нас забавляло то поразительное упорство, с каким Эдик вот уже несколько лет пытается вписаться в профессиональное журналистское сообщество. И все, оказывается, лишь для того, чтобы однажды воспользоваться вполне фантомными, только ему одному ведомыми «привилегиями» профессии: «У журналистов есть право нарушать некие общественные табу» (цитата из недавней статьи Эдика). Предательство - табу, предательство учителя - табу вдвойне. Тем сладостнее его нарушить.

В Евангелии обряд преломления хлеба связан с Тайной вечерей. Иисус отдает хлеб Иуде, тем самым давая понять апостолам, КТО из них в итоге окажется предателем. А поскольку пиццу от Николая Васильевича получил именно Эдик, культурный код всего события делается абсолютно прозрачным. Становится ясно, отчего приглашенных на встречу журналистов (в списке это раздел номер 3) было именно двенадцать, а коробок с пиццей - ровно семь...

Очень скоро посетители «Липок» будут свидетелями примечательного события: в час небывало яркого заката к депутату Госдумы, задумчиво гуляющему в саду, приблизится крупный человек, похожий на актера Евгения Моргунова. И смачный звук поцелуя возвестит о новой главе в истории местного отделения партии «Единая Россия».

Если, конечно, Николай Васильевич вовремя не увернется.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную