N46 (103) 10 декабря 2010   10.12.2010 | 03:35
Михаил Лысенко: «Об одном прошу...»
Рубрика:
Просмотров: 896
Версия для печати

без названия«Конечно, предъявляемое мне обвинение - страшное, чудовищное. Я не был никак связан с теми людьми, которые указаны в различных документах, представляемых сейчас суду. Но, в любом случае, я верю в справедливое правосудие. И хотел бы, конечно, торжество справедливости правосудия увидеть собственными глазами и в этой жизни. Почему я так говорю? Потому что неоднократно члены следственной группы говорили, что по окончании каких-то действий сразу же, в течение недели, меня переведут в «Бутырку», «Лефортово» или другой специальный следственный изолятор, где содержались члены ГКЧП. Ну, наверно, масштаб несоизмерим. Все это мотивируется одним: обеспечением безопасности моей жизни. Хотя я считаю, что последние примеры, которые прогремели на всю страну, и, в общем-то, последний пример саратовский - это подозреваемый Максимов, которого тоже увезли туда с целью сохранения его жизни, а результат мы все знаем... Я считаю, что перевести меня туда можно только для того, чтобы в принципе лишить меня жизни. Других обоснований для себя я не вижу. Мне бы хотелось все-таки торжество справедливости увидеть здесь. При жизни. Спасибо».

С такой речью вчера выступил глава Энгельсского района Михаил Лысенко, задержанный по подозрению в организации убийства. Этими словами было продолжено рассмотрение кассационной жалобы адвокатов Михаила Алексеевича на решение Волжского районного суда Саратова о заключении г-на Лысенко под стражу.

Сам процесс, проходивший в зале Саратовского областного суда, предвещал много интересных открытий. Помимо адвокатов, стороны обвинения, задержанного, судей и журналистов, собралось большое количество сторонних наблюдателей. В основном это были пенсионеры, приехавшие из Энгельса и разных районов Саратова. Они не скрывали своего возмущения по поводу происходящего даже во время процесса. Представители этой «народной группы поддержки» задержанного, да и все остальные собравшиеся ожидали, наконец, услышать: на каком основании был заключен под стражу Михаил Лысенко.

Адвокат главы Энгельсского района Станислав Зайцев озвучил основные доводы защиты относительно того, что Волжский районный суд, по мнению заявителей, необоснованно принял решение о заключении г-на Лысенко под стражу до 27 января 2011 года.

По словам адвоката, в процессе рассмотрения дела в районном суде Саратова в качестве обвинителя выступал представитель облпрокуратуры - Сергей Рослов. Выступал он по доверенности от прокурора Саратовской области Владимира Степанова, который, в свою очередь, имел доверенность от заместителя Генерального прокурора РФ Виктора Гриня, который доверял облпрокурору право участвовать в данном уголовном деле. По мнению защиты, такая форма полномочий для участия в судебных заседаниях, как доверенность, неуместна при рассмотрении уголовного дела.

Кроме того, адвокаты Михаила Лысенко полагают, что при рассмотрении дела Волжским районным судом была нарушена территориальная подсудность. Так, ходатайство о заключении под стражу должно рассматриваться в суде того района, где производится предварительное расследование, либо по месту задержания. А это было на территории Кировского, а не Волжского района Саратова. Да и местом совершения преступления, организацию которого вменяют г-ну Лысенко (убийство в 1998 году гражданина по фамилии Балашов в Энгельсе), Волжский район не является. Однако суд первой инстанции посчитал, что рассматривать дело можно в том районе, где дислоцируется следственная группа, участвовавшая в задержании подозреваемых.

На момент принятия решения о заключении Михаила Лысенко под стражу глава Энгельсского района имел статус подозреваемого. Для его ареста обвинение должно было представить в суд доказательства того, что при избрании любой другой меры пресечения лицо может скрыться, оказать воздействие на участников уголовного судопроизводства или воспрепятствовать ходу расследования. Кроме того, суд должен был проверить, опираясь не на одни только предположения следователя и результаты оперативно-розыскной деятельности, имеются ли основания для заключения Лысенко под стражу.

- Это не могут быть какие-то абстрактные умозаключения суда о том, что «я прочитал в газете, что этот человек является либо членом, либо руководителем ОПГ», - отметил в своем выступлении г-н Зайцев. - Не просто указать, что суд проверил сведения о возможной причастности лица к совершению преступления, но и сослаться на конкретные доказательства, которые имеются в распоряжении суда.

По словам адвоката, никаких доказательств по этому поводу в Волжский районный суд представлено не было. После такого открытия Станислав Зайцев призвал судебную коллегию облсуда «не идти на поводу у такой незаконной ситуации и такой неправильной трактовки закона - по тому пути, по которому, к сожалению, пошел Волжский суд».

Достоверные сведения стороны обвинения, которые указывали бы на то, что Михаил Лысенко может скрыться или как-то повлиять на ход следствия, г-н Зайцев с иронией назвал «убойными».

- Эти документы настолько убедительны, что аж мурашки по коже бегут, - продолжал иронизировать адвокат. - Нам сказали, что Лысенко прописан по одному адресу, а проживает по другому. А еще принесли бумагу о том, что он имеет заграничный паспорт. Это что, доказательства намерения человека скрыться?! Извините, бред не комментирую...

Также Станислав Зайцев рассказал, что никакого процессуального решения относительно предложения об избрании иной меры пресечения для Михаила Лысенко (а именно - залога) райсуд не принял.

Второй адвокат главы Энгельсского района - Михаил Мамедов - сообщил, что речь сейчас, по его мнению, идет «не о заказном убийстве, а о заказной посадке». По его словам, для ареста подозреваемого должны быть конкретные доказательства его причастности к совершенному преступлению. Однако этого нет. А есть постановление Волжского районного суда, в котором указано: «Принимая во внимание конкретные обстоятельства имеющегося в отношении Лысенко подозрения...».

Г-н Мамедов обратил особое внимание суда на эти самые «конкретные обстоятельства», которые были предоставлены следствием в Волжский суд в виде двух документов. Первый документ - это рапорт сотрудника правоохранительных органов г-на Полтанова, в котором докладывается, что в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по факту убийства Балашова получена информация о том, что к совершению данного преступления может быть причастен Лысенко Михаил Алексеевич.

- Суть этого рапорта в том, что господин Полтанов считает целесообразным подготовить необходимые документы для получения санкций суда для проведения обыска у Лысенко, - рассказал Михаил Мамедов. - Я согласен, что именно этих обстоятельств для проведения обыска достаточно. Но ведь этот документ приобщен к материалам ходатайства следствия в Волжском суде как основание для применения к Лысенко вот такой меры пресечения...

Второй документ, которым следователи обосновывали необходимость задержания главы Энгельсского района, адвокат и за документ не счел. Михаил Мамедов отметил, что «это не протокол допроса свидетеля, а выписка». Впрочем, в подлинности бумаги защита не сомневается. Однако ее содержание - отдельная тема для обсуждения.

Итак, в выписке приводится ответ одного из свидетелей по делу на вопрос следователя: «Что вам известно об убийстве Балашова?»

- «На тот момент между Балашовым и Лысенко происходил конфликт. Они не могли поделить сферы влияния на ночной клуб «Эльдорадо», находящийся на проспекте. Каждый из них претендовал на право владения. Ткачев согласился совершить убийство Балашова», - процитировал ответ свидетеля Михаил Мамедов.

Трудно не согласиться с доводами адвокатов о том, что из подобной выписки ничего не понятно. Например, в ответ на чье предложение убить Балашова согласился Ткачев? Однако это и есть те самые доказательства, на основании которых заключен под стражу Михаил Лысенко.

Представитель облпрокуратуры Сергей Рослов, в свою очередь, был немногословен. Он отметил, что считает жалобу представителей Лысенко необоснованной, а решение Волжского районного суда о заключении главы Энгельсского района под стражу - верным.

Выслушав обе стороны, судья Олег Ляпин огласил принятые кассационной коллегией ходатайства. Среди прочего было озвучено решение о продлении срока предварительного следствия до 16 марта 2011 года. Дело в том, что на момент рассмотрения в Волжском райсуде ходатайства об аресте главы Энгельсского района срок следствия был обозначен до 16 декабря текущего года. А Михаил Лысенко арестован на два месяца, то есть, на время большее, чем ранее отводилось для предварительного расследования. Теперь эту странность исправили.

Кроме того, судья решил уточнить, планировал ли сам Михаил Лысенко ходатайствовать о том, чтобы его выпустили под залог, и какова может быть сумма залога. Михаил Алексеевич отметил, что был бы не против избрания иной меры пресечения, нежели нахождение под стражей. По его словам, залог мог бы составить 3 миллиона рублей. Кроме того, г-н Лысенко высказался о возможных причинах своего ареста:

- Сейчас и срок следствия продляют до 16 марта потому, что до 16 марта пройдут муниципальные выборы, и я уже буду никому не нужен - ни как подозреваемый, ни как обвиняемый... Я считаю, что это главная причина того, что происходит.

- Какую меру пресечения, вы считаете, в отношении вас следовало избрать? - уточнил судья у Михаила Лысенко.

- Уважаемый суд, я просто не знаю, какая из мер считается более мягкой, а какая - нет. Подписка о невыезде, залог, домашний арест... Я просто не знаю. На усмотрение суда. Но об одном прошу: не лишайте меня свободы. Я человек публичный и, наверное, мне достаточно тяжело ощущать себя в четырех стенах...

P.S. После часового перерыва было озвучено решение кассационной коллегии. Судья Олег Ляпин сообщил, что выводы Волжского районного суда были обоснованными и верными. Решение об аресте Михаила Лысенко остается в силе.

Адвокаты главы Энгельсского района пока не решили, будут ли обжаловать это решение, поскольку за время, которое займут все необходимые процедуры, уже истечет срок задержания Лысенко, и арест будет продляться. А значит, все усилия окажутся тщетными.

Гособвинитель решение суда комментировать отказался, ссылаясь на то, что дело ведет Генпрокуратура. Единственное, о чем рассказал Сергей Рослов, это о «конкретных доказательствах» следствия. Так, по словам работника облпрокуратуры, цитата из допроса свидетеля действительно являлась тем единственным фактом, на основании которого был произведен арест Лысенко в Волжском суде. Ну, а проживание Михаила Алексеевича не по месту прописки и то, что у главы Энгельсского района есть загранпаспорт, г-н Рослов назвал «обстоятельствами, которые характеризуют личность Лысенко». С какой стороны характеризуют - положительной или отрицательной, - обвинитель не пояснил.

P.P.S. Заместитель главы Энгельсского района Татьяна Петровская, которая тоже присутствовала на заседании, покидая зал суда, сказала: «Бог все видит».

От так называемой «народной группы поддержки» веяло чем-то... революционным. На какую-то секунду даже показалось, что возмущенные люди уже и сами готовы устроить свой суд. Суд Линча. Только вот не над Лысенко, а над судьями и прокурорами.

Михаил Алексеевич выглядел немного растерянным, но не терял самообладания.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (3)
13 декабря 2010, 01:00

Такое ощущение, что от этого судейского решения охренели и те, кто за Лысенко, и те, кто против... Тишина. Прям матроссакая... 

ответить
14 декабря 2010, 13:29

по сценарию как со стефанидой тимохиной толь сейчас за экономические можно и под залог вот и при думали убойное чтоб наверняка неужто сказать нельзя было - миша у х о д и эх рассея держись миши! 

ответить
16 декабря 2010, 22:15

думаю скоро придут за теми кто эту сказку придумал{#emotions_dlg.girl_devil} 

ответить
на главную