N3 (108) 28 января 2011   28.01.2011 | 10:21
Пора на мировую
Рубрика: пландаун
Просмотров: 801
Версия для печати

без названияЛетом прошлого года в России был подписан закон под названием «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника». Эта новая процедура называется заумным словом «медиация». Соответственно, человек, выступающий в роли посредника, владеет профессией медиатора. Что поначалу наводит на мысли о специальном приспособлении для игры на гитаре, но никак не на помощника в разрешении конфликтов в досудебном порядке.

Новый правовой институт призван разгрузить суды, которые со своей работой, судя по всему, не справляются повсем параметрам - и времени не хватает, и профессионализма, и порядочности. Медиация является наиболее мягкой формой альтернативного разрешения споров. Во время процедуры «примирения» стороны, участвующие в конфликте, самостоятельно приходят к взаимовыгодному решению, и разрешение спора полностью зависит от воли самих спорящих. Суть процедуры в том, что стороны сами изъявляют желание пойти к медиатору и порешить дело миром, без суда и следствия. Медиатора участники спора также выбирают сами.

НА ЗАКОННЫХ ОСНОВАНИЯХ

Закон, регулирующий примирительные процедуры, был подписан минувшим летом, но в силу вступил лишь 1 января 2011 года. В документе всего 20 статей, что удивило многих юристов, которые уверены - ни одна серьезная процедура не уместится всего лишь в два десятка предписаний. «В законе даже не изложены правила проведения процедуры, - отмечает адвокат Алла Винтер. - Мне до сих пор непонятно, каким образом будет проводиться процедура медиации, и что будет делать сам медиатор. Применение медиации будет осуществляться на основании соглашения сторон. Они и будут определять порядок ее проведения. Медиатор не может давать юридических консультаций участникам спора, не вправе вносить предложения об урегулировании спора. То есть спор разрешают сами конфликтующие стороны с участием медиатора. В чем же тогда заключается его помощь?» Однако представитель Центра международной правовой поддержки Олеся Аблёзгова уверена, что четко прописывать в законе все правила и не нужно. «Законом никогда нельзя полностью урегулировать общественные отношения, - говорит она. - Закон дает основные принципы и положения, на основании которых будет осуществляться дальнейшее руководство. Например, в европейских странах медиация детально не расписывается в законах. Это скорее акты не законодательные, а рекомендательные. Регулирование медиацией в Европе осуществляется неправительственными организациями. Например, различные акты разрабатывает Международная торговая палата. Россия пошла по пути принятия нормативного акта. Это неплохо, с чего-то же надо начинать».

В Россию медиация пришла как раз таки из Европы. Но посредников для решения споров использовали еще финикийцы. Правда, какого рода была та медиация, сейчас говорить сложно. А вот римские посредники, описанные еще в кодексе Юстиниана, - это уже, как говорится, ближе к телу. Медиация в современном ее понимании начала развиваться во второй половине прошлого века. Происходило это, что не удивительно, прежде всего в странах англо-саксонского права - США, Австралии, Великобритании. Изначально медиация использовалась для разрешения споров в сфере семейных отношений. Видимо, здесь пойти на мировую без суда было проще всего. Чуть позже медиаторы принялись и за другие сферы общественных отношений. Сейчас посредники принимают участие в коммерческих, внутрикорпоративных спорах, разрешают конфликты в банковской и страховой сферах, мирят коллег по работе и берутся даже за межкультурные конфликты.

Искусство медиации

Споры в юридической среде вызвала сама фигура медиатора. По закону в качестве посредника на непрофессиональной основе может выступать дееспособный человек, достигший восемнадцатилетнего возраста и не имеющий судимостей. А вот профессиональные медиаторы - это лица, достигшие 25 лет и прошедшие курс обучения в порядке, установленном Правительством РФ. Что интересно, никаких требований к образованию закон не устанавливает. То есть медиатором может стать и врач, и косметолог, и физик. По мнению юриста Олеси Аблёзговой, профессия медиатора значения не имеет. «Медиатор - это то лицо, которое выбирают стороны для урегулирования своего спора, - поясняет юрист. - Не всегда это спор исключительно юридический. Может быть, это спор пациента с врачом по поводу некачественного оказания услуг? И тогда, возможно, действительно лучше в качестве медиатора выступить медику, который разбирается в ситуации и может найти компромисс между пациентом и лечебным учреждением. Поскольку стороны сами выбирают медиатора, риск выбора лежит именно на них. Не хотят видеть юриста - пусть выбирают другого». Но, честно говоря, не очень понятно, как человек без юридического образования будет решать проблемы, появившиеся в рамках правовых отношений. Как, например, преподаватель физкультуры, переквалифицировавшийся в медиаторы, разберется с договорами, сделками и возникшими у сторон обязательствами? По мнению Аллы Винтер, без специального юридического образования посреднику будет сложно. «Все-таки спор носит правовой характер, - уверена она. - С одной стороны, другое образование, скажем, экономическое, будет плюсом при урегулировании именно экономических конфликтов. Но в этом случае медиатору будет не хватать правовых знаний. И тогда все равно придется обращаться к юристам».

Возможно, какие-то юридические знания будут даваться будущим профессиональным медиаторам на специальных курсах. Учебная программа предполагает обучение слушателей в объеме 120 академических часов и состоит из трех модулей по 40 академических часов каждый. Обучать медиаторов предполагается в ходе семинаров-тренингов, включающих, в том числе, деловые игры. По окончании всех трех модулей нужно будет пройти итоговую аттестацию в виде сдачи письменной работы по вопросам медиации и устного экзамена, включающего в себя теоретические и практические задания. В Саратове о таких курсах пока не слышали. А вот в Москве искусству медиации можно научиться в Центре медиации и права, где уже разработано несколько специальных программ.

А где гарантии?

Юристы и адвокаты отмечают схожесть процедуры медиации с заключением мирового соглашения в суде. Правда, в суде у каждой из сторон есть свой законный представитель, который готов отстаивать интересы своего доверителя до последнего. Что касается медиатора, то он должен быть человеком нейтральным, незаинтересованной в данном конфликте стороной. Однако определение суда об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу по своему процессуальному значению аналогично судебному решению. Это означает, что в случае неисполнения соглашения в добровольном порядке оно подлежит принудительному исполнению. Соглашение, заключенное при помощи медиатора в досудебном порядке, таких гарантий не дает. По словам Аллы Винтер, эти отношения будут носить характер гражданско-правовой сделки, а заключить такую сделку стороны могут и без участия медиатора, просто встретившись и обсудив свои проблемы. С адвокатом не согласна Олеся Аблёзгова. «Именно в этом проявляется российский менталитет, - считает она. - За границей мировое соглашение, заключенное в суде, и соглашение, полученное в ходе процедуры медиации, - это равные понятия. А у нас в России стороны не верят друг другу, пока нет судебного решения. В России нужна принудительная сила государства, которую мы можем призвать на помощь, если что-то случится».

Впрочем, почти все юристы сходятся во мнении, что в России медиация приживется еще не скоро. Беда и в менталитете, и в недоверии между конфликтующими сторонами, которые желают, чтоб посредник был именно на их стороне. По мнению Олеси Аблёзговой, скорее всего медиация будет востребована у крупных компаний, работающих с иностранными контрагентами. «На западе это достаточно развитый способ урегулирования проблемных ситуаций в сфере бизнеса, потому что люди не хотят сразу идти в суд и портить все отношения окончательно, - говорит юрист. - Стороны идут к медиатору, находят компромисс и продолжают сотрудничать. А так, чтобы российские организации на местном уровне пришли к осознанию возможности такого урегулирования - мне думается, что в ближайшее время этого не случится». Такого же мнения придерживается и Алла Винтер: «К сожалению, уровень правовой культуры в стране очень низок, - считает она. - Граждане порой даже не знают, что могут обратиться за помощью к адвокату, поэтому-то и идут сразу в суд. Скорее всего, большая часть населения даже и знать не будет, что такое медиация». Вместе с этим адвокат уверена, что в самой процедуре медиации нет ничего нового, и по большому счету не было необходимости изобретать велосипед. «Практически все вопросы могли бы быть урегулированы с помощью адвоката, - поясняет Алла Винтер. - И для людей это даже лучше, поскольку они уверены в том, что представитель отстаивает именно их интересы. Медиатор должен быть независим, а поверить в такую независимость и незаинтересованность сторонам будет очень сложно».

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную