N4 (109) 4 февраля 2011   04.02.2011 | 10:11
Бумажный почет в прямоугольной рамке
Рубрика: редакционные расправки
Просмотров: 201
Версия для печати

без названия- Какая медлительная страна! - сказала Королева. - Ну, а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее! 

Льюис Кэрролл, «Алиса в Зазеркалье»

Как сообщили СМИ в конце января, спикер Госдумы Борис Грызлов наградил депутата Николая Панкова «за активную работу в период осенней сессии 2010 года». Рассказывая о данном событии, сам парламентарий объявил, что «эта награда всех жителей Саратовской области, которые помогали в законотворческой деятельности».

Оптимистическая вроде бы новость была воспринята саратовцами без особого воодушевления, поскольку упомянутая награда - всего лишь Почетная грамота Госдумы. Если и впрямь поделить эту бумагу (лист формата А4) на всех жителей губернии, каждому достанется по наночастице, видимой только в электронный микроскоп. Впрочем, землякам в данном случае обидно не столько за себя, сколько за депутата: масштаб поощрения Николая Васильевича явно несоизмерим с его реальными стараниями. Вспомним, что в феврале минувшего года все тот же Борис Грызлов уже вручал парламентарию Панкову точно такую же грамоту - с формулировкой «за существенный вклад в развитие законодательства и парламентаризма в Российской Федерации и активную общественно-политическую деятельность».

И вот прошел почти год напряженной жизни народного избранника, активность которого приросла многократно. За это время госдеп Панков, колеся по губернским просторам, сжег несколько тонн депутатского бензина и истоптал пару дюжин депутатских башмаков. Он заработал широкую трудовую мозоль на правой ладони от нескончаемых рукопожатий и приобрел глубокую горестную складку на лбу от бесчисленных забот электората. Он встречался с тысячами рабочих, крестьян и представителей интеллигенции, лично вникал в проблемы севера и юга (а также запада и востока) нашей губернии, участливо выслушивая всех - артистов и хоккеистов, комбайнеров и дизайнеров, новоселов и старожилов, шамкающих ветеранов и агукающих младенцев. Он отсидел сотни человеко-часов в президиумах и оплатил из собственного кармана (ну не из государственного же?) подарки нуждающимся: кому-то обеспечил поездку в Москву, кому-то - веб-камеру, кому-то - клюшку, кому-то - погремушку.

 Оценим беспристрастно старания Николая Васильевича. Он недоедал и недосыпал, не жалел, не звал, не плакал, не боялся и уж тем более не просил. Ради избирателей он порой реально рисковал здоровьем: стоял под стрелой, заплывал за буйки, нарушал законы евклидовой геометрии и не отказывался от комментариев к чему бы то ни было - хоть к урожаю в Алгае, хоть к урагану на Борнео. Ежеутренне он был во всех газетах, ежевечерне выглядывал из каждого телеящика, а по ночам еще и отражался во всех зеркалах (кроме занавешенных). Он держал руку на пульсе, шел навстречу, был в гуще, в контакте, на связи, на страже и начеку. Он был нашим всё и даже немножко больше... И что же в итоге?

Только лишь почетная грамота от непосредственного начальника!

Одна из. Не орден, не медаль, не золотой перстень с вензелем спикера, не почетное звание, не Госпремия, не перевод из рядовых депутатов в вице-спикеры (по меньшей мере). Лист формата А4 в рамочке плюс поощрительный эмалевый значок в петлицу - и всё. Формально не придерешься, политес соблюден, но мы-то знаем, НАСКОЛЬКО наш Николай Васильевич достоин большего. По сути, от Панкова вежливо-равнодушно отмахнулись. Им пренебрегли, как Паратов - Ларисой, как юные пионеры - Чебурашкой. Человеку, которого ныне прочат в руководители города (а то и губернии), вместо признания заслуг достался донельзя скромный - если не сказать уничижительный - ритуальный начальственный жест.

Конечно же, Николай Васильевич весь этот год старался не славы ради, а пользы для (что слава? яркая заплата!), но неужто мы живем не в России, а в каком-то Зазеркалье, где надо лезть из кожи, чтобы только остаться на месте? Выходит, сколько ни бейся, как рыба об лед, на руки получаешь все тот же лист формата А4? Нет ли в этом тайного подкопа под авторитет всего региона? Или под весь институт представительной власти? Власть исполнительная гребет премии, власть судебная - привилегии, а что же власть законодательная? Бери, мол, бумажку с печатью, скажи «спасибо», повесь на стенку в кабинете и будь доволен... Так, что ли?

Как дисциплинированный партиец, Николай Васильевич грамоту принял, руку спикеру пожал и вежливо сказал «мерси», хотя должен был бы демонстративно отвернуться и отказаться. Как дерзкий Овод - от покаяния и прощения. Как бригадир Потапов из пьесы Александра Гельмана - от премии. Как благородный мушкетер из романа Александра Дюма - от кардинальской подачки: дескать, для госдепа это слишком мало, а для графа де ля Фер... то есть для будущего главы города (губернии) - вообще оскорбительно.

По-хорошему, наши земляки - те, кого госдеп весь год одобрял словесно и отчасти мелкими подарками - ныне обязаны вернуть долг сторицей и помочь Николаю Васильевичу. Но как? В Законе о выборах худо-бедно прописана извилистая процедура отзыва депутата, но ни слова не говорится о защите его профессиональной доблести. Проголосовать за госдепа на выборах? Устроить безоглядную агитацию в его пользу? Хм. Так ведь он пройдет и без нас, по партийному списку - самоходом и автоматом. Может быть, выйти всем миром на демонстрацию поддержки у дома на улице Степана Разина? Например, явиться с плакатами: «Руки прочь от Панкова!», «Панков - ум, честь, совесть, мудрость, обаяние, красноречие (нужное подчеркнуть)!», «Спикер Грызлов, не жадничай, награждай по-человечески!», «Мы с тобой, Николай Васильевич, как и ты - с нами!» Увы, после волнений в Тунисе и Египте даже поддержку партии власти не очень-то продемонстрируешь. Скорее всего, милиция, не разобравшись в лозунгах, повяжет всех доброхотов госдепа за экстремизм...

Можно ли разрешить эту непростую и довольно обидную ситуацию мирным путем, без резких движений? Оказывается, можно.

Решение подсказывает тезка госдепа Панкова - писатель Николай Васильевич Гоголь, который в повести «Пропавшая грамота» давным-давно предложил остроумный выход. Госдепу надлежит просто спрятать наградную бумагу от Грызлова в шапку (желательно из ондатры или песца, но и простая генеральская папаха тоже подойдет) и отправиться на ближайшую продовольственную ярмарку, где спокойно и терпеливо ждать, пока неосторожный сатана не украдет впопыхах шапку вместе с грамотой. Самое главное потом - держать ухо востро и не поддаваться на слезные просьбы черта забрать обратно бумагу с подписью Бориса Грызлова. Нет уж, пусть два спикера, думский и адский, сами между собой разбираются.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную