N11 (20) (27 марта 2009)   27.03.2009 | 03:35
Наша RUSSIA - НАША ВЕРСИЯ
Рубрика:
Просмотров: 203
Версия для печати

 

Мы живем в самом прекрасном регионе России, и все остальные субъекты федерации нам завидуют. Ведь это у нас на гербе изображено то, что планомерно уничтожалось многие годы. Это мы придумали сделать символом области снова то, что планомерно уничтожалось многие годы. Это у нас крыши текут независимо от сезона и погодных условий. Только у нас в трамвае перебегают из вагона в вагон, чтобы не встретиться с кондуктором. Это в наших подъездах вместо граффити пишут «Это был ваш наказ» и подписывают «В. П. Синичкин». И только у нас в гостиницах предлагают сначала девочек, а потом уже мыло, пасту и свежую прессу. Мы гордо называем свою область губернией, а москвичи завистливо говорят - глушь. Но все-таки она наша.

 

без названияГребешок и Пассатижи

 

Так уж в Саратове повелось, что все, кто обитает на улице Советской, безумно знамениты, баснословно богаты и почти счастливы. Даже бомжи. Бомжи с обычной Советской помойки Гребешок и Пассатижи настолько знамениты, что жители окрестных домов называют их просто и без изысков - советские бомжи.
- Пассатижи, чё у нас сегодня на завтрак?
- Омары тут есть, круассаны...
- Ты еще скажи - марципаны.
- И марципаны тоже есть, Гребешок. Собачья радость эти твои марципаны, меня от них прошлый раз мутило весь день.
- Да ты чё! Откуда такое счастье привалило?
- Вчера растаможку выкинули, нам теперь на всю неделю хватит.
- С чего это в наши баки, Пассатижи? Раньше всегда у себя вываливали.
- А я на днях прямо у дверей таможни наложил. Послал им, так сказать, коричневую метку. Метко послал, на коне не объедешь.
- Ну, ты - крутой. Средь бела дня...
- Ты же сам всегда говоришь по-ненашенски «homo homini lupus est». Я ночью на рейд ходил, чтоб никто не засек. Надо еще к академии права наведаться, может, тоже что-нибудь подкинут.
- Уголовный кодекс они тебе подкинут, Пассатижи, с красноречивыми комментариями ногами. Газету мне вон ту подай...
- Щас я ее... это...
- Только не надо на нее ничего класть, я читать буду!
- Да я по-маленькому, Гребешок... щас... погодь... Читай теперь. Еще тепленькая.
- Пассатижи, ты - настоящий мозг, самый продуманный советский бомж. Можно и почитать, и руки погреть.
- Жизнь показала, что на газетах сильно руки не погреешь, Гребешок, иначе бы мы здесь не кантовались... Смотри, вон мужики мимо идут, может поклянчим?
- Давай им лучше ручкой помашем.
- Недобро они как-то на нас смотрят, не нравятся они мне, надо им тоже наложить.
- Ты запасы береги, а то могут закончиться. Растаможка-то не вечная, Пассатижи. Особенно ментов опасайся, зоопарк могут устроить.
- Чё за зоопарк?
- Обезьянник, например.
- Меня уже забирали на прошлой неделе. Я их как детей уделал. Прямо посреди «бобика» наложил.
- Ну, ты крутой, Пассатижи! Ну, ты смелый!
- Да, не... Это я от страха наложил... Спина чешется, Гребешок, залежал малость. Почеши, будь другом.
- Ладно, уговорил.
- Во... во... ниже... Знаешь, Гребешок, ты настоящий этот... как его... ты мне еще говорил по-ненашенски... Спин-доктор, вот ты кто!
- Хорош трындеть, давай омаров распаковывать, пока соседняя бригада не подвалила.

 

zВсе вопросы к Славику

 

Даже в самый страшный буран пятачок перед мэрией блестит чистотой и припаркованной «Ауди Q-7». Молодые депутаты Сергей и Денис берут пример с отважных работников почты, поскольку ни снег, ни град, ни зной не остановят их в непрестанных попытках выбить двадцать миллионов на финансирование своего маленького муниципального предприятия.
- Здорово, лошпедина.
- Здорово, Дэн.
- Погнали за капустой? Говорят, весной все зеленеть начинает.
- Дэн, чего-то я очкую. Не прокатит, нам даже восемнадцати лет нет. Ничего нам не дадут.
- Да ты успокойся, Серый, я тебе говорю! Успокойся! Короче, зайдешь и скажешь, что к Славику.
- Чего?
- Типа у меня встреча важная, пальцы веером, сопли пузырями. Ты только не дергайся особо там, не стремайся, соберись.
- Точно. Мне дядя тоже про Славика что-то говорил. Вроде как его на хозяйство поставили с асфальта мусор соскребать.
- Я тебе говорю! Давай, шуруй, Серый.
- Чего-то я очкую, Дэн. Прям так сразу и к Славику? А пустят?
- Да успокойся ты, я тебе говорю! Сто раз так делал, всегда прокатывало.
- Надо это... бумажки сначала какие-нибудь подсобрать, документы там...
- Какие бумажки! Ноги в руки, шаг шпагатом, ты родился депутатом.
- Ладно...

***
- Ну, чё, Серый? Я ж тебе говорил, что проканает. Мне за яркую мысль - стипендию Потанина. Завтра подгонишь процентов десять.
- Ничего не проканало, обломили меня по полной.
- Ну, ты и лошара! Чё, опять сверху подсохло, снизу намокло? Тебе язык тренировать надо, могу тренажер прикупить. Не плачь только, утрись платочком.
- Сам ты лошара! Я говорю - мне к Славику...
- Ну и чё?
- А они говорят - во-первых, не к Славику, а к Вячеславу Леонидовичу, а во-вторых, к Славику только реальных пацанов пускают, а лохи идут краем.
- И?
- Ну, я и пошел.
- Какой же ты лошара! На все подряд ведешься. Пошли хоть шаурмы прикупим, есть у меня пара сотен... Блин, лохопед.

 

все статьи
номера
на главную