N9 (114) 11 марта 2011   11.03.2011 | 04:50
«Чиполлино» для Чикатило
Рубрика: под даты
Просмотров: 699
Версия для печати

без названияЕсть мнение, будто Ольга Баталина - не только живой человек, чьи красиво подведенные глаза пронзительно и строго глядят на саратовцев с каждого второго «едроссовского» предвыборного плаката, но и важный пиар-проект, призванный в канун 13 марта очистить партийную репутацию от налипшего негатива.

Кое-кто договаривается до того, что мол, здешние политтехнологи позиционируют Ольгу Юрьевну как анти-Волочкову: мол, в то время, как столичная балерина с громким скандалом выходит из правящей партии и позволяет себе позировать без всякой одежды на фоне заграничных пляжей, саратовская чиновница, напротив, со скромным достоинством позирует на фоне «медвежьей» символики и при этом не позволяет фривольностей в одежде, четко выдерживая деловой стиль, который соответствует рангу заместителя главы администрации муниципального образования «Город Саратов» по социальной сфере. И если Волочкову легко представить, например, в компании гламурных финтифлюшек и очень трудно - в обрамлении библиотечных инкунабул, то наша Баталина недурно смотрится в окружении стеллажей, снизу доверху заставленных книгами.

Как раз недавно, в конце минувшей недели, областная библиотека для детей и юношества имени А. С. Пушкина открыла выставку под названием «Что читали в детстве известные люди Саратова». И перво-наперво выставила любимые книги Ольги Юрьевны.

Случайно ли начали именно с нее? Досужий конспиролог наверняка предположил бы, будто выбор Баталиной - очевидный знак ответной любезности культминистра Владимира Синюкова, которого только что в торжественной обстановке наградили почетной грамотой от «ЕР». Однако мы, скорее, поверим организаторам акции, сообщившим, что замглавы МО откликнулась на призыв библиотекарей оперативнее прочих: она без проволочек предоставила свою детскую тетрадку, где отмечала прочитанные книжки, и прислала «пушкинцам» список читательских предпочтений в старшем школьном возрасте, а в довершение ко всему выкроила время, чтобы выступить в той самой библиотеке, куда маленькая Оля когда-то приходила за книжками.

Замглавы по «социалке» можно понять: умилительно рассказывать о своем детском чтении куда выигрышнее, чем в очередной раз возвращаться к больной теме затрат на аренду имущества в городе или, скажем, разбираться с жалобами обиженных пациентов 6-й городской клинической больницы. Уж кто-кто, а детские кумиры читательницы Оли практически безупречны и ехидных вопросов не вызывают в принципе. Ведь ни Александра Дюма, ни Виктора Гюго, ни Александра Грина не заподозришь в партийном пиаре, а, скажем, факт появления в «списке Баталиной» имени Евгения Замятина, автора антиутопии «Мы», запрещенной в СССР и опубликованной у нас только в перестройку, делает честь молодой читательнице.

Проблема, как представляется, в другом. В релизе сказано: «Акция призвана способствовать формированию мировоззрения ребенка на примерах взросления и выбора жизненного пути известных земляков, повышению компетенции родителей и детей при выборе литературы для чтения...» Всё это было бы верно, если бы действительно существовала прямая зависимость между «ассортиментом» детского чтения и последующей биографией читателя. Вот тогда бы процесс воспитания человека выглядел бы простым и безоблачным, похожим на загрузку жесткого диска компьютера: ты «закладываешь» в голову маленького человека «Тимура и его команду» - и человек всю жизнь помогает ветеранам; «закладываешь», например, рассказ «Муму» и повесть «Белый Бим Черное Ухо» - и человек, вырастая, трепетно относится к «братьям нашим меньшим»; «включаешь», предположим, пушкинскую «Капитанскую дочку» - и человек начинает беречь честь смолоду, а любовь - до старости.

Однако если бы, скажем, социологи провели опрос среди ровесников Ольги Баталиной, отбывающих наказание за тяжкие и особо и тяжкие преступления, выяснилось бы: многие названия в списке совпадают.

 Что это значит? Да решительно ничего это не значит. Рацион чтения - это почти как рацион питания: количество витаминов совпадает, но не всем эти витамины пойдут впрок. Из тех, кто в детстве ел огурцы, некоторые станут спортсменами, а некоторые - нет, и огурцы здесь решительно ни при чем. Да простит меня Ольга Юрьевна, но стихотворения Барто и Маршака, рассказы Носова и Драгунского, повести Алексина и Рыбакова - все это приметы детства, общие для миллионов. Едва ли в нашей стране найдется ребенок, который бы воспитывался на книгах вроде «Молота ведьм», «Протоколов сионских мудрецов», «Mein Kampf» или «Поэме о Николае Ежове». Страшно сказать, но ведь, скорее всего, и майор  Евсюков, и Шамиль Басаев в детстве читали (и, быть может, с искренним интересом!) про Буратино и Чиполлино, а маньяк Чикатило, возможно, в юном возрасте обливался слезами, когда доходил до эпизода смерти героини ремарковских «Трех товарищей».

 Признаемся честно: вполне изящная акция «пушкинцев» - это, по большому счету, ироническая фикция, призванная (конечно же, из самых лучших побуждений!) мистифицировать реальность, подгоняя начальные условия задачки под готовый ответ. Ольга Баталина состоит ныне в правящей партии и занимает высокий пост, однако выводить нынешнее членство в «Единой России» и более чем успешную чиновничью карьеру из прочитанных в детстве «Незнайки» или «Винни-Пуха» - такая же смешная нелепица, как выводить, например, тюремный срок небезызвестного нашего Юрия Аксененко из вовремя не прочитанного экс-мэром Саратова поучительного рассказа о сливе, украденной мальчиком (Помните концовку? Да-да, разумеется, вы помните! «Тут все засмеялись, а Ваня заплакал»).

Нельзя, однако, утверждать, будто акция Пушкинской библиотеки совсем уж никак не соотносится с действительностью и лишена всякого смысла. Но речь тут могла бы идти, скорее, о проблемах поколенческого свойства. Книга у нас перестает быть ежедневной потребностью, а чтение книг (не по принуждению, а по внутренней необходимости) становится явлением из разряда «уходящей натуры».

 У Ольги Баталиной еще был и свой список, и свои читательские пристрастия, но легко заметить: родившуюся в середине 70-х Ольгу Юрьевну уже активно подпирает следующее поколение партийцев, и их-то «рацион» стремительно скукоживается. Спросите у того же Василия Артина, читал ли он в детстве хоть какие-нибудь книги? Протестируйте рядовых «МГЕРовцев» - наше партийное грядущее - и в остатке едва ли отыщется полдюжины имен. Почитайте «комменты», которые юные сетевые тролли, взлелеянные партией, оставляют в Сети; оцените грамотность, уровень эрудиции, культурный багаж. В свое время наша газета высмеяла Дениса Фадеева, который перепутал Вольтера с Вальтером Скоттом. Партактивистов, которые по возрасту чуть-чуть моложе Фадеева, даже высмеивать уже бесполезно: они просто не поймут, в чем, собственно, прикол.

У писателя Евгения Замятина, которого Ольга Юрьевна помянула в качестве одного из любимых авторов, была статья под названием «Я боюсь». Заканчивалась она горькими словами: «Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: ее прошлое».

Я боюсь, что лет через тридцать, когда Пушкинская библиотека задумает повторить ту же акцию, приглашать будет уже некого.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную