N10 (115) 18 марта 2011   18.03.2011 | 00:50
Подделка
Рубрика: чувство локтя
Просмотров: 566
Версия для печати

ПодделкаЕсть такой психологический тест на внимательность - раскладывают в произвольном порядке различные предметы на столе, затем подводят к нему человека и просят внимательно посмотреть на получившуюся композицию. Обычно в течение десяти-пятнадцати секунд. Потом человек должен закрыть глаза и рассказать, что он запомнил. Вот примерно так на прошедших в минувшее воскресенье выборах журналистам приходилось добывать информацию на избирательных участках. Врать не буду, нам давали более 10 секунд. Но разглядеть и запомнить предстояло тоже заметно больше.

Моя личная эпопея началась в 8 утра в школе № 108 Ленинского района, где расположились сразу два участка - 198-й и 199-й. По некоторым данным, именно на этих участках призывал голосовать за себя кандидат в депутаты, а ныне уже депутат городской думы Василий Артин. В обмен на голос за «Единую Россию» он обещал проголосовавшим обеспечить бесплатный проход на хип-хоп-фестиваль R-zone (подробно об этом читайте в статье «Гражданская позиция. Недорого» в прошлом номере «Газеты Наша Версия»).

Я честно представилась пробегавшей мимо сотруднице избиркома как журналист, и буквально через две минуты ко мне подошла энергичная женщина с бейджиком и поманила в свой кабинет. Прикрыв дверь, она деловито поинтересовалась целью моего визита. Я показала свое редакционное удостоверение и рассказала, что хотела бы поприсутствовать на участке некоторое время. «Да вам же нужен целый пакет документов!» - воскликнула она. «Неужели?» «Командировочное удостоверение... задание от главного редактора в письменном виде», - начала перечислять она.

Тут я должна сделать небольшое отступление. Буквально накануне мы созванивались с областным избиркомом, где нам подтвердили, что редакционного удостоверения для присутствия на выборах должно хватить с головой. Хозяйка кабинета тем временем уже успела набрать чей-то номер. «Тут у меня журналистка... с ОДНИМ удостоверением», - пожаловалась она кому-то. Вскоре к ней подоспела подмога, и, широко улыбаясь, со словами «да мы бы рады, честное слово», меня попросили покинуть помещение. Ошарашенная таким напором, я обнаружила, что уже стою на крыльце школы.

В голову закралась предательская мысль, что я что-то не так поняла, и мне действительно надо было приезжать сюда с пачкой бумаг под мышкой. Но нет, созвонилась с избиркомом, и мне подтвердили все то же - достаточно удостоверения. И я вновь двинулась на штурм. Давешних сотрудниц избиркома в холле не оказалось, и мне удалось подняться прямиком на второй этаж, в зал для голосования. Секретарь, только услышав о цели моего визита, тут же переадресовала меня к председателю комиссии. Та смотрела на меня настороженно, но в итоге мне удалось ее убедить. Она переписала данные с редакционного удостоверения себе на листочек и разрешила сесть рядом с наблюдателями. Я пересекла зал и устроилась на одном из стульев. Замечательно. Наконец-то можно оглядеться.

Однако моя тихая эйфория от успешного взятия бастиона продлилась недолго - через несколько минут передо мной вновь выросла председатель комиссии. Из-за плеча у нее выглядывали две сотрудницы правоохранительных органов. Председатель решительно сообщила, что она позвонила и ей сказали, что я не могу здесь находиться. «Справку с места работы или приказ», - отрезала она. Удивившись, как быстро меняется список необходимых документов, я возразила, что у меня есть редакционное удостоверение, которое по сути своей гораздо лучше «справки с места работы» - в нем есть фотография. Однако председатель упрямо повторяла: «Справка или приказ. Покиньте помещение». На упоминание 144-й статьи УК РФ «Воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста» никто не отреагировал. Авторитета областного избиркома тоже оказалось недостаточно. Меня проводили до лестницы.

Позже я узнала, что мне еще повезло. Лидер саратовских эсеров Алексей Полещиков на пресс-конференции 15 марта заявил, что корреспонденты партийной газеты, которых также выдворили с участка, из чувства упрямства съездили-таки в редакцию и оформили вожделенную справку. Однако сначала сотрудникам комиссии не понравилась формулировка редакционного задания, потом печать, потом расшифровка печати. «В общем, уже просто издевались», - махнул рукой Полещиков.

Подобных фактов не один и не два. Моему коллеге угрожали полицией за съемку в помещении участка (он фотографировал, как голосуют коммунисты Ольга Алимова и Валерий Рашкин). Впрочем, сотрудник полиции оказался подкованным в этих делах и, мельком взглянув на редакционное удостоверение, съемку разрешил. Председателя комиссии такой вердикт не устроил, и она обвинила журналиста чуть ли не в провокации, списала данные с удостоверения и мстительно пообещала подать официальную жалобу. Наш коллега из ИА «Взгляд-Инфо» был выдворен с избирательного участка по распоряжению руководителя аппарата администрации Саратова Екатерины Карлсон. Как сообщает агентство, «действующие аккредитации в правительство региона и облдуму не произвели на Карлсон и председателя УИК никакого впечатления». И ведь журналисты не скандировали лозунги, не вытаскивали из-за пазухи партийные флажки, не подкрадывались как бы невзначай к урне. Они просто хотели понаблюдать за открытым демократическим процессом выборов и затем рассказать жителям города, как оно собственно было. Но одного их присутствия хватило, чтобы вселить нервозность в членов комиссии. Пуганный воробей куста боится?

А ведь как было бы легко и просто - пустить журналистов на участки, и вот уже завтра в новостях: справедливороссы с пачками бюллетеней в руках, прячущие лицо от камеры; студенты, приезжающие к избирательным участкам на автобусах с надписью КПРФ на боку; бюджетники, косяком тянущиеся к участку, подгоняемые злобными «яблочниками»... Вот только нет этих репортажей. Может быть, потому что все было наоборот?

Впрочем, мы погрешим против истины, если скажем, что подобное творилось только в Саратове. В Калининграде журналистов не пустили на избирательный участок, который к тому же открылся с опозданием. А за несколько дней до этого местные жители рассказали журналистам, что к ним приходили «какие-то люди» и предлагали отдать свой голос в пользу «Единой России» за 500 рублей (похоже, такса одна для всех регионов). В Курске полиция выгнала с участка двух журналистов, ссылаясь на какую-то памятку. Как сообщают курские СМИ, сейчас в прокуратуру готовится заявление по п. 2 ст. 144 УК РФ, и полицейским грозит до двух лет лишения свободы.

Тем временем на следующий день после выборов на пресс-конференции заместитель председателя избирательной комиссии Саратовской области Юрий Брызгалов заявил: «Также поступали сообщения о том, что некоторых журналистов удаляли с участков. По нашим данным, эти сообщения не подтвердились. Члены избиркомов, наоборот, способствовали работе журналистов, которым не возбраняется находиться на участке, если только они не мешают работе комиссий».

...Когда в день голосования я уже спускалась по лестнице в школе № 108, председатель участковой избирательной комиссии буркнула мне вслед, имея ввиду мое удостоверение: «Подделать можно все, что угодно». И вы знаете, по прошествии этих выборов я с ней соглашусь. Подделать можно действительно все, что угодно.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
19 марта 2011, 14:35

Кстати любопытно, что пропапартийных СМИ в этот день на участках видно не было. Наверно, сидели дома, пили чай и, посмеиваясь, наблюдали за возней "Взгляда", "Версии" и "4 власти". 

ответить
на главную