N11 (116) 25 марта 2011   25.03.2011 | 01:38
Мы такие разные...
Рубрика: угадай-ка
Просмотров: 247
Версия для печати

без названияПенсионерка Марина Ивановна может потратить в день 166 рублей. А ежедневные расходы пенсионера Александра Соломоновича составляют порядка 3 000 рублей. И все потому, что Марина Ивановна большую часть жизни проработала изолировщицей на ТЭЦ-2. Ей всего-навсего нужно было обматывать изоляцией трубы, по которым идет пар температурой 540 градусов, на высоте около 40 метров и в тридцатиградусную жару. А Александр Соломонович принял на свои плечи все тяжести, невзгоды и труды, которые несет с собой чиновничье кресло. Мы решили описать один день из жизни каждого упомянутого.

Dont  worry

Марина Ивановна встает в четыре утра. Не из-за того, что «кто рано встает, тому Бог подает», а потому, что она работает уборщицей в сетевом продуктовом магазине, и прибрать его нужно до открытия. Она выходит из своей восемнадцатиметровой комнаты в коммуналке. Раньше у нее была хорошая трехкомнатная квартира, но пенсия в 5 000 рублей и еще меньшая зарплата приходящей уборщицы не покрывали непомерную квартплату. Пришлось жилье продать. В соседней комнате спать еще не ложились. Мария Ивановна подозревала, что живущий там парень - наркоман, но молчала. На общей кухне она заварила «чай со слоном», который брала невесть откуда. Это был весь ее завтрак. Потом долго стояла на остановке, чтобы дождаться автобуса. Маршрутки ходили часто, но стоили на 2 рубля дороже. Конечно, кажется, что 9 000 рублей для старушки - это не так уж и мало. Не у всех молодых получается такой доход на человека. Но и не всем молодым приходится тратить на лечение в месяц около 6 000 рублей. Одна только упаковка таблеток для понижения давления, которой хватало на неделю, стоила около 300 рублей.

После работы Марина Ивановна направилась в поликлинику. Отстояв пару часов в очереди вместе с более удачливыми пенсионерами, которым не приходится ездить на работу и которые могут занять очередь с утра, она добралась-таки до заветного окна. Грубоватая женщина по ту сторону стекла объяснила, что льготные лекарства закончились, и когда они появятся вновь, она понятия не имеет, поскольку перед ней не отчитываются.

Выйдя из поликлиники, Марина Ивановна решила посидеть в сквере напротив администрации Заводского района. Ей там очень нравилось - появился маленький зверинец с забавным козлом Васей и страусами. Страусов, правда, не было. Видимо, их перевезли на зимовку в теплое помещение. Сидя на скамеечке неподалеку от мамаш с маленькими детьми, Марина Ивановна вспоминала молодость и очень жалела, что слишком долго ждала прекрасного принца, а когда отчаялась, нашла не очень прекрасного, женатого и совсем даже не принца. Он долго потчевал ее красивыми словами о любви и обещаниями развестись с женой, а когда она поняла, что все это так и останется словами, детей заводить было уже слишком поздно. Искать мужа не было никакого желания. Да и где его найдешь? На работе все женатые или алкаши, а иногда и то и другое сразу. За пределами работы познакомиться уже не было возможности. Не пойдешь же на танцы в 40 лет. Так вот и получилось, что в старости Марина Ивановна осталась одна в комнатушке по соседству с предполагаемым наркоманом.

Под вечер Марина Ивановна зашла в магазин, чтобы купить что-нибудь на ужин. Вздохнула, глядя на любимую гречку, которая стала стоить чуть ли не как мясо. И еще глубже вздохнула около мясного отдела. Пришлось покупать очередную консервную банку «завтрака туриста» - перловку с жилами и хвостами, замаскированными под мясо. Выйдя из магазина, Марина Ивановна дождалась зеленого сигнала светофора и двинулась через дорогу. 

Be happy

Проснувшись, Александр Соломонович еще долго сладко нежился под одеялом. Денежных накоплений, сколоченных за трудовые годы чиновничества, вполне хватало на беззаботную старость. Правда, он все еще продолжал депутатствовать. Но это скорее от скуки, а не по необходимости. Денег-то за это все равно не платили. Валяясь в кровати, он строил планы на очередной счастливый день пенсионера. Кое-как собравшись к полудню, он направился в ресторан «Эгоизм», которым владел хорошо ему знакомый и не далекий от политики молодой еще (по меркам Соломоновича, конечно) парень. Там ему никогда не приходилось платить по счету, да и официантки были хорошие, покладистые - ущипнешь ее за попу, а она улыбается. В заведениях, чьи хозяева были Соломоновичу незнакомы, можно и по морде за такое получить, а тут прямо душа радуется.

После обеда пенсионеру нужно было попасть в областную думу. Но не для того, чтобы пожаловаться депутатам - там ему предстояло вести заседание комитета. Он долго раздумывал, поехать ли ему на личном авто, вызвать служебную машину с водителем или вообще позвонить помощнику, чтобы тот позвонил в гараж и обеспечил его транспортом. В итоге решил посидеть за рулем самостоятельно.

В повестке дня, как, собственно, и всегда, была какая-то бредятина. Требовалось решить ряд вопросов - кому ловить бездомных псов, пускать ли вольных слушателей на заседания комитетов, стоит ли ввести дресс-код в здании парламента и тому подобное. Он уже предвкушал, как весело и беззаботно пообщается с коллегами, как они потом дружно проголосуют, и самое главное - как он при встрече поцелует Галочку. Но как только Александр Соломонович вошел в зал заседаний, радушная улыбка спала с его лица. Нагло так, прямо за столом, а не где-нибудь в сторонке, сидел журналист этой противной газетенки. «И чего он ко мне привязался?» - горестно возопил про себя пенсионер и депутат в одном лице. Помаявшись минут двадцать в попытках выгнать писаку, уже смурной Александр Соломонович наскоро закончил заседание. День был напрочь испорчен.

В таких ситуациях пенсионер любил кататься на машине. Это помогало ему снять стресс. За рулем огромного джипа он чувствовал себя по-настоящему значимым, большим и сильным. А вот стоять рядом с несоизмеримо большим транспортным средством он не любил. Руля куда глаза глядят, Александр Соломонович раздумывал о своем. Размышлял о тяготах и невзгодах депутатской жизни. Фатальная мысль - «А не бросить ли все к чертям?» - так заняла его, что он не заметил, как переключился светофор...

Визг тормозов и глухой удар. На обочине закричала молодая женщина. Соломонович понял, что кого-то сбил. Он поспешно выбрался из автомобиля и посмотрел на последствия трагедии. На асфальте лежала старушка. Из ее выжившей еще с советских времен авоськи выкатилась банка «завтрака туриста». Соломонович достал из кармана дорогой сотовый телефон. «Алло, Павел Алексеевич? Со мной тут авария приключилась. Давай на какие-нибудь угнанные номера спишем? Потом сочтемся»...

P.S. Судьбы людей основаны на реальности. Однако ситуация совершенно выдуманная. Просим все совпадения считать случайными.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
29 марта 2011, 16:22

Надо же как хорошо написано!А вот депутат мне очень напоминает господина Ландо,самого заслуженного юриста РФ.Мне как раз приходилось с ним сталкиваться по пенсии,когда он уполномачивался правами человека.Вот также,только без сфетофора,проехался равнодушно по моей просьбе,отписав тем на кого ему жаловался.Одно дело красиво говорить и совсем другое-что-то делать полезное для людей!!! 

 

ответить
30 марта 2011, 13:41

Резервисту: да он и говорить-то красиво не умеет! 

ответить
на главную