N4 (4) (21 ноября 2008)   25.11.2008 | 07:55
Лекарство против страха
Рубрика:
Просмотров: 191
Версия для печати

Cтрах. Липкое, неприятное, съедающее душу и разъедающее желудок чувство. Оно знакомо каждому человеку, но, как ни странно, оно и отличает нас друг от друга. Страхи ярко характеризуют человека. Чьи-то страхи вызывают добрую улыбку, а чьи-то - чувство брезгливости.

Определенный, нового типа страх прижился в стране со времен перестройки, когда все перевернулось с ног на голову. Россиянин, пережив буквальное разрушение устойчивой картины мира, с ужасом стал ожидать еще более худшего, запутавшись в том, что хорошо, а что плохо. Слоган «Голосуй, а то проиграешь!» - типичный пример спекулирования страхами. Демонтаж прошлого, в котором было и плохое, и хорошее, ослабил жителей великой страны, позволил управлять их сознанием, опираясь на их страх. Что вполне понятно: нет более управляемого человека, чем тот, кому страшно за свое будущее.
Политики нового поколения ковались десятилетиями вместе со становлением совершенно новой страны, в которой медленно, но старательно последние годы власть пытается победить укоренившийся страх. Ельцинские персонажи постепенно уходят, а лидеры настоящего времени молоды, активны и производят впечатление людей, не подверженных фобиям. Или, возможно, их политический успех как раз и зависит от того, насколько умело и грамотно они умеют побеждать свои страхи.
Вот только почему саратовские политики, облеченные властью, так не похожи на тех ярких, решительных, современных федеральных лидеров, которых мы видим по телевизору? Влиятельные партийные функционеры в нашей области кажутся совершенно одинаковыми, как близнецы, - их лица, речи и действия нетрудно перепутать... Дело в том, что все они подобраны каким-то талантливым властным менеджером друг под друга по определенному признаку: у них очень похожие страхи. И поэтому они управляемы. Но, увы, не жителями региона.
Так уж получилось в Саратовской области: мнение губернатора Павла Ипатова по тому или иному важному для области поводу эта группа по интересам спрашивает редко. А он и доволен, потому что у него как раз свой страх, как у любого руководителя: ведь чем больше спрашивают, тем больше приходится отвечать... Итак, кто сегодня ассоциируется в Саратове со словом «власть», и какие страхи они прячут от нас? Попробуем предположить.
Председатель Саратовской областной думы Валерий Радаев вообще человек несмелый. Растерянность на его лице и есть то, что называется выражением. Поговаривают, что на прошлом месте работы, в одном из районов области, он был куда более решителен, а в гневе бывал даже страшен. Крестьяне многое могли бы порассказать. А вот в Саратове - совсем другое дело. Кресло председателя думы ему не велико и не мало, оно просто не относится к мебели, на которой умеют сидеть такие люди - то ли дело стул в чьей-либо приемной.
Лидер фракции ЕР в гордуме и руководитель регионального отделения партии, ректор СГМУ Петр Глыбочко, наверное, очень боится разоблачения, а именно громкого профессионального и научного позора, который ему с успехом могут обеспечить СМИ. И после этого ни один ученый-коллега не пожмет руку, которая, проникая в святая святых, попутно прокладывает своему хозяину дорогу в большую политику... Ведь все могут узнать, какой он врач, кого именно лечил и как это делал. И, конечно, как он писал и защищал свои диссертации. Без сомнения, очень удобно считаться академиком. Только вот мало кто знает, что он академик отраслевой, медицинской академии наук, и таких академиков десятки тысяч по стране. Это совсем не то, что быть академиком или членом-корреспондентом Российской Академии наук. Для того чтобы получить это звание, надо быть признанным всеми академиками РАН, которых нельзя ни запугать, ни подкупить. Так, не побоялся представить на суд лучших ученых страны свои работы профессор СГУ, физик Дмитрий Иванович Трубецков.
Лицу партии, секретарю регионального отделения, ее, так сказать, боевому знамени - Ольге Баталиной хуже всех: женские страхи не чета мужским. Ольга Юрьевна, которая всегда и очень быстро готова выполнить указание вышестоящего начальства, наверное, очень боится, что в один прекрасный день ясно почувствует: люди при встрече с ней отворачиваются и опускают глаза, а кто-то даже не может спрятать брезгливого выражения лица. Ведь то, что общество с легкостью прощает мужчинам, никогда не забывает женщинам. Неразборчивость и конъюнктурность не красят и сильную половину человечества, но удачная женская карьера, построенная на редкостной услужливости как основном критерии своего существования, несомненно, отталкивает от дамы.
Страхи депутата Госдумы Николая Панкова и областного депутата Александра Ландо очень похожи: наверное, им страшно остаться без хозяина. Ведь без него, хозяина, их никто всерьез не воспринимает. Кому служить, если остались одни на передовой? А вдруг их крайними сделают? Одно дело портфель носить, в суде отдуваться, а если что-то без указания придется делать, увольте... Без хозяина плохо: никто не похвалит, не поругает, не прикроет. Им страшно проснуться и не знать утром, с кем нужно согласовать свои действия. Ну, например, что делать, если про них на одном из каналов покажут видеофильм, в котором они делают то, что не должны делать? Подавать в суд или потерпеть? И сколько терпеть и как именно это делать - тихо и трепетно, или собирать пресс-конференцию и рыдать? У кого спросить разрешения? Страх этот распространенный, и делает его обладателей очень востребованными. Что мы и видим в Саратове.
А еще есть страх других, тех, которые с удовольствием поливают на словах в интимной обстановке всех вышеперечисленных. Потом приходят в свои кабинеты, разворачивают свежую прессу, и с радостью видят, что на этот раз пишут не про них. Пронесло! А когда не проносит, тогда они гневно рычат, опять же в интимной обстановке, о том, что будут заниматься навязанным и нетрадиционным сексом со своими обидчиками. И это они - великие и ужасные! И очень смелые. Но они всегда возвращаются в кабинеты и ждут, когда все это наконец-то кончится, когда их мучители прекратят. Не кончится.
А еще есть такие, которые просто боятся прочесть свое имя в газете. Они уже домолчались до того, что само их имя стало компроматом на них. Но ведь, как говорится, «сколько веревочке ни виться...».
Фаина Раневская как-то сказала: «Жизнь надо прожить так, чтобы тебя помнили даже сволочи». А ведь что-то в этом есть: ведь когда тебя помнят, уже не страшно. Память и есть самое верное лекарство против страха...

все статьи
номера
на главную