N21 (126) 03 июня 2011   03.06.2011 | 05:09
Нарушений не выявлено
Рубрика: человек и закон
Просмотров: 219
Версия для печати

без названияРассказ. 2007 г.

В связи с укреплением вертикали власти на территории участкового Петрова ожидалась серьезная ревизия. Новоиспеченный милицейский ревизор, из «новых», должен был тщательно «проутюжить» весь подведомственный участок, выявить нарушения и «поставить на вид». Посему Петров и находился в сильнейшем волнении, места себе не находил и бродил по своему кабинету из угла в угол. Наконец он вскинул палец к небу, воскликнул «О!» и буквально выбежал из своего кабинета.

 Самогонщица Духманова, содержавшая фешенебельный и весьма популярный шинок в центре города, еще никогда не видела участкового Петрова таким взъерошенным. Он быстрым шагом подошел к «стойке», точнее - к столику в прихожей ее частного дома.

 - Андревна, выручай! - запыхавшись, выдохнул он ходу. - Ревизия приезжает. Не опозорь!

 - А я че? Я ниче! - развела руками Андревна. - Рази ж я когда тебя позорила? Сам знаешь, у меня еще никто не отравился! - с гордостью выпрямилась она.

 - Да ты, я смотрю, совсем оборзела! - выпучив глаза, заорал участковый. - Ты меня что, хочешь под монастырь подвести? Чтоб меня потом из-за тебя через шконку гнули?

 - А я че? Я ниче! - перепугалась Духманова. - Как партия скажет, так и сделаю! - вытянувшись в струнку, она взяла «под козырек», роль которого выполняла замысловатая «фига»-прическа.

 - Ну ладно, - подобрел участковый, - слушай меня сюда. Завтра мой участок будет осматривать ревизор. Он очень строгий, потому как нужно выслужиться. Будет носом землю рыть. Поэтому твоя задача - чтобы твой шинок завтра был закрыт. Сроком на один день.

 - А я че? Я ниче! - задумчиво протянула Андревна. - Да вот только ты моих алкашей знаешь - все равно припрутся и будут клянчить…

 - Тогда сделаем так, - участковый решительно шмыгнул носом. - Обещай им что хочешь - вечерний опохмел за счет фирмы или еще что…

 - Но… - робко начала самогонщица.

 - Закрою на фиг! - отрезал участковый. - Исполнять, я сказал!

 - Слушаюсь! - взяла под козырек Духманова.

 - Так вот - когда завтра твои алкаши подтянутся, у тебя на стойке должны лежать книги! Мол, народ тянется к чтению, к искусству.

 - Да ты че? - возмутилась Андревна. - Меня же с дерьмом съедят!

 - Не спорить! Исполнять! - отрезал Петров. - Книги дома есть?

- Найдем… - неуверенно протянула Духманова.

 - Рекомендую прозу. Насчет поэзии у меня другая задумка… - с этими словами участковый круто развернулся и вышел, оставив самогонщицу Андревну в полнейшей растерянности.

 Тук-тук-тук-тук-тук! - раздался условный стук в дверь героинщицы Маковой. Уверенно раскрыв дверь, та увидала на пороге участкового.

Притворно испугавшись, она округлила глаза и привычно отрапортовала:

 - Все под контролем, товарищ старший лейтенант! В смысле - все идет по плану! - поправилась она. - Процент наркомании по району остался неизменным! Повышений нет! И даже снизился, поскольку Малой двинул кони от передоза, а Гнедой отправлен на санитарно-курортное лечение в славную ИТК №63!

 - Вольно! - отмахнулся Петров. - Слушай сюда! Завтра приезжает ревизия на мой участок. Твоя задача - чтобы завтра никто даже не заподозрил…

 - Я все понимаю, - расстроенно протянула Макова, мысленно подсчитывая убытки от целого дня простоя, - но что я смогу сделать с моими наркошами? Они же по-любому приковыляют, проси не проси!

 - Обещай что хочешь, - отрезал участковый, - хоть дозу за счет заведения вечером. Только чтобы во время ревизии все это выглядело так - к тебе стучатся, а ты им из-за двери - стихи протягиваешь!

 - Да ты сдурел что ли, начальник! - обалдела героинщица.

 - Выполнять! - прошипел участковый. - А не то закрою к чертям собачьим! А тебя на «химию» отправлю!

 - Свят-свят! - перекрестилась Макова. - А какие хоть стихи, начальник?

 - Да любые, какие дома найдешь! Хочешь, сборник раздербань, а хочешь - вручную перепиши - мне все равно! Но чтоб на всех хватило!

Он потряс пальцем перед ее лицом и стал спускаться вниз по лестнице.

…Вот уже два часа ревизор Копанян просматривал бумаги. Он оказался очень дотошным - проверил всю документацию от корки до корки. Закончив, с хрустом потянулся и сказал:

- Хитрый ты, Петров. Все бумаги в норме. Но мы хитрее.

 - А что такое? - вскинул брови Петров.

 - На тебя нам ориентировка пришла - что на твоем участке действует один подпольный шинок и одна наркоточка.

 - Ложь и грязная клевета! - уверенно сказал участковый. - В чем вы сами можете убедиться…

…Духманова оказалась права: на улице Первоапрельской возле ее шинка толпились многочисленные «синяки». Вид у них был неважнецкий - их качало ветром, они интенсивно тряслись, прикрывая лиловые лица воротниками.

 - Вот! - торжествующе воскликнул Копанян. - Что я говорил?

- Это совсем не то, что вы подумали, товарищ начальник! Давайте подойдем поближе, послушаем, что они говорят!

Они подошли поближе к живописной группе, прислушались.

 - Ваще всего трясет, блин! Когда же Андревна это… доступ к искусству откроет? - говорил синепрожилковый товарищ своему собеседнику.

Удивленный Копанян подошел к другой сладкой парочке.

 - Щас бы хоть чекушечку! - трясся колоритный любитель горячительного с клочковатой седой бородой.

Копанян торжествующе глянул на Петрова, а тот, в свою очередь, угрожающе вытаращился на алкаша, телепатически обещая тому пятнадцать суток. Тот сигнал поймал, испуганно сглотнул и тут же поправился:

 - Я в смысле - страниц бы щас двадцать пять почитать! Какую-нибудь повесть…

На глазах изумленного Копаняна дверь шинка отворилась и оттуда выглянула аккуратно причесанная Андревна.

- Кто тут за литературой? Налетай!

Алкаши послушно потянулись к «стойке», где каждый получил в руки по повести или даже по целому роману. Тут же, не отходя от кассы, алкаши сосредоточенно зашелестели страницами, не прекращая трястись.

 - Ну хорошо! - воскликнул Копанян. - Тогда поехали смотреть наркоточку! Там ты точно от меня не отвертишься!

Возле подъезда Маковой уже собрались нарики всего района. Они зябко потирали руки, ежась от ветра, закатывали глаза и тоже интенсивно тряслись.

- Щас бы по децилу хотя бы… - мечтательно тянул один.

Словив угрожающий взгляд участкового, он тут же выдал:

 - Ну я в смысле - полстрофы! На целое четверостишие я уже не рассчитываю!

Из подъезда вышла Макова со стопкой поэтических сборников, собранных у всего подъезда, и стала раздавать нарикам.

…- Ну что вы, что вы! - смущенно пятился к дверям Копанян, сжимая в руках значительно располневший портфель. - Не нужно, право…

 - Нет-нет! - приветливо улыбался Петров. - Мы свое начальство любим, ценим и всегда ждем с нетерпением.

Придерживая ревизора под локоток, он проводил его до дверей, попрощался, а когда двери закрылись, он шумно выдохнул, выматерился и вытер пот со лба…

…Ревизор Копанян сидел в своем кабинете. Ему надо было писать отчет вышестоящему начальству, но на пустой желудок не думалось. Тогда он достал из портфеля бутылку водки, выудил из трехлитровой банки соленый огурец, наплюхал в стакан, тяпнул, захрумкал огурцом и стал писать:

 «Довожу до сведения тов. Честолюбова, что на подведомственном участке старшего лейтенанта Петрова нарушений не выявлено. Напротив, по инициативе участкового на участке организованы две самодеятельные читальни, которые, помимо библиотек района, охватывают солидный контингент граждан…»

С легкой руки участкового местные алкаши и наркоманы теперь пользуются новыми названиями для ежедневных порций своего любимого товара.

 Чекушка отныне называется у них «Повестью о Данко смелом». Пол-литра - «Повестями Белкина». А вот «Войны и мира» хватает им, чтобы начитаться вусмерть…

Наркоманы теперь зовут один кубик не децилом, а строфой. Полную дозу называют четверостишием, а поэму берут на пятерых.

Большинство из них предпочитает белый стих. Хотя есть разные любители… А способ употребления зовется у них ямбом или хореем.

Да, инициатива участкового Петрова охватила солидный контингент граждан…

 

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную