N14 (23) (17 апреля 2009)   17.04.2009 | 02:40
Тест на коррупцию
Рубрика: КАРЛ У КЛАРЫ
Просмотров: 425
Версия для печати

без названияОдна из формальных причин введения ЕГЭ - борьба с коррупцией в системе образования. По мнению идеологов реформы, новая система проверки знаний должна, во-первых, исключить субъективность при выставлении итоговых оценок. И, во-вторых, искоренить взяточничество при поступлении в вузы. Но, похоже, великий и ужасный ЕГЭ способен запугать только и без того запуганных выпускников и их родителей, но никак не самих коррупционеров, у которых места для «творчества» появилось даже больше, чем прежде.

«Закон сохранения коррупции»

«Российские условия таковы, что вводи - не вводи ЕГЭ, коррупционные схемы всегда найдутся», - отмечают преподаватели саратовских вузов. Согласны с ними и московские коллеги: «Похоже, на нашей с вами «одной шестой части исторической суши» действует некий закон природы, который я причисляю к ряду законов сохранения ..., а именно - «закон сохранения коррупции», - пишет в своем блоге кандидат биологических наук, палеонтолог Кирилл Еськов. - Иными словами, коррупция, искорененная якобы в некой сфере в результате очередной начальственной кампании (типа «оборотней в погонах»), на самом деле просто плавно перетекает в соседнюю сферу - ничуть не меняясь количественно и лишь меняя форму существования».
Смысл введения ЕГЭ в России, по мнению некоторых наблюдателей, сводится не к искоренению мздоимства, а всего-навсего к перераспределению коррупционных денежных потоков в системе образования. Согласно международному отчету ЮНЕСКО, наши соотечественники ежегодно отдают в качестве взяток за поступление в вузы 520 млн долларов. А по информации президента Всероссийского фонда образования Сергея Комкова, с введением ЕГЭ уже в этом году уровень коррупции при поступлении в вузы может достичь 5 млрд долларов. Эти долларовые реки до сих пор проплывали мимо рук чиновников от образования. Такую вопиющую «несправедливость» и призван устранить пресловутый единый госэкзамен.

Сертификат счастья

Благодатную почву для коррупции создают инструменты тотального контроля чиновников за сферой образования. К потенциальным признакам коррупции, как известно, относятся ограниченный доступ к информации и кулуарность принятия решений. Интересно, что в прошлом году министерство образования Саратовской области всячески затягивало обнародование результатов тогда еще экспериментального ЕГЭ. Министр Михаил Горемыко объяснил задержку тем, что не были готовы результаты работы апелляционных комиссий и «не хотелось говорить о предварительных результатах». Интересно также, что в этот год по 84 апелляциям было принято решение о повышении первичного результата, 106 оставили без изменений, а в 44 случаях пересмотрели итоги в сторону понижения. Вот вам и инструмент влияния на принятие «нужных» решений.
Вообще, данные о внедрении ЕГЭ в течение всех лет эксперимента выдавались дозированно, не говоря уже о вразумительном анализе озвученных цифр - его со стороны минобраза практически не наблюдалось. А почему нельзя было, например, организовать «круглый стол» с преподавателями школ и вузов, представителями общественности, проанализировать результаты эксперимента вместе с независимыми экспертами? Видимо потому, что кому-то это просто невыгодно.
С введением ЕГЭ появились элементарные, как дважды два, коррупционные схемы. Если знания теперь не так важны, как количество набранных баллов, то для их получения хороши любые способы. Неограниченные возможности для выпускников дает, например, сертификат единого госэкзамена с результатами 90-100 баллов - с ним можно поступить практически в любой вуз. Такой «сертификат счастья» оценивается от 2000 до 5000 долларов. А можно купить уже решенные варианты тестов, что обойдется дешевле: от 500 до 1000 долларов.
Видимо, не останутся в стороне от процесса и сами школы. «Предметники», конечно, на экзамене присутствовать не должны, но проконтролировать все школы все равно невозможно. Да и как педагогу не порадеть родным ученикам, если от их результатов по ЕГЭ будет зависеть его зарплата.

Вузовская математика

Однако не стоит думать, что при новом раскладе остались обделенными вузы. Благодаря ЕГЭ переживает небывалый подъем старая добрая система репетиторства. Одной из причин этого подъема стали и некоторые особенности реализации реформы. Так, самым настоящим «сюрпризом» для школьников стал перечень вступительных экзаменов по каждой специальности, который Минобрнауки РФ утвердило только в декабре прошлого года. За несколько месяцев до сдачи ЕГЭ оказалось, например, что теперь для поступления на некоторые специальности необходимо сдавать иностранный язык. Кстати, в этот список попали психология, менеджмент, экономика - те направления, специалистов по которым, как считает министр Фурсенко, у нас пруд пруди. Аналогичные удивительные метаморфозы произошли и с другими специальностями. Школьники бросились «подтягивать» предметы, которым раньше придавали второстепенное значение. А мамы и папы побежали записывать детей на курсы подготовки к единому госэкзамену, благо таковых уже развелось немереное количество.
«Натаскивание» на ЕГЭ - прибыльное дело, которым занимаются и частные репетиторы, и преподаватели на легальных вузовских курсах. Саратовская государственная академия права, например, организовала курсы подготовки к ЕГЭ по русскому языку, обществознанию, истории России, а также информатике и иностранным языкам. Предлагаются в том числе пятинедельные курсы, при этом занятия по каждому предмету проходят всего раз в неделю. Чему можно научить всего за 5 занятий - науке, как говорится, не известно. Зато известно почём - 3800 рублей за каждый предмет.
Сайт СГАП сообщает, что «задачей курсов является организация и практическое осуществление качественной подготовки слушателей к ЕГЭ, сдаче вступительных испытаний и дальнейшего успешного обучения в Академии права». Особо подчеркивается, что занятия ведут квалифицированные преподаватели СГАП, общеобразовательных учреждений города, имеющих практический опыт работы с абитуриентами. Означает ли это, что слушатели курсов будут иметь некие преференции при поступлении в академию? «Вы же школьница? В этом году мы ничего обещать не можем, все вступительные принимаем по результатам ЕГЭ», - печально сообщили мне по телефону. Из этой фразы следуют, по меньшей мере, два вывода. Первый: не школьникам обещать какие-то поблажки могут. Второй: в предыдущие годы их обещали в том числе и школьникам.
Конечно, само по себе репетиторство и платные подготовительные курсы в вузах коррупцией не являются. Но не стоит забывать, что вузам оставили право на собственные вступительные испытания для поступающих в магистратуру. Согласно правилам приема в ту же СГАП, абитуриенты со степенью бакалавра сдают вступительные в виде тестов, результаты которых оцениваются по привычной пятибалльной шкале. Тут-то и открывается небывалый простор для творчества членов приемной комиссии. «При этом экзаменаторы используют критерии оценки знаний по программам высшего профессионального образования, действующим в Саратовской государственной академии права», - записано в официальном документе. Каковы эти критерии - известно, похоже, только самим экзаменаторам. И таких лазеек в министерских и вузовских документах предостаточно для пытливых ученых, а также стремящихся стать таковыми, умов.
...Идейные вдохновители и руководители реформы российского образования любят уподобляться Уинстону Черчиллю, рассуждая о ЕГЭ как о худшей форме экзаменов, если не сравнивать ее с остальными. «ЕГЭ не является достаточным, но является абсолютно необходимым условием для преодоления или существенного сокращения коррупции», - заявил недавно один из идеологов единого госэкзамена, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин. Вот только сторонники ЕГЭ не уточняют, где именно благодаря ему должна сокращаться коррупция: в школах, вузах или государственных ведомствах. Ведь даже каждый школьник знает, что от перестановки мест слагаемых сумма не меняется. А в особых, коррупционных, случаях - только увеличивается.

 

все статьи
номера
на главную