N25 (130) 01 июля 2011   01.07.2011 | 06:27
Кто не рискует, тот не ест
Рубрика: веселые ребята
Просмотров: 260
Версия для печати

без названияАвария на улице Симбирской с участием большегруза, унесшая жизни четырех человек, вызвала колоссальный общественный резонанс. На автофорумах в Интернете до сих пор идет обсуждение, как же покарают водителя и на сколько лет его упекут за решетку. Но никто не говорит, что для сорокалетнего дальнобойщика эта авария - крах всего. Крах карьеры, крах всех надежд, поломанная жизнь. Ему не так повезло с родителями, как Анне Шавенковой - дочери главы избиркома Иркутской области. Ей дали три года колонии-поселения с отсрочкой на четырнадцать лет за то, что она сбила на тротуаре двух пешеходов, один из которых скончался.

Каждый день водитель КамАЗа выезжал на маршрут, чтобы накормить семью, как выезжают на маршрут тысячи саратовских водителей. Их работа всегда связана с риском, от них зависят жизни многих людей. Возможно, прежде чем судить и назначать кару, стоит узнать, как эти люди зарабатывают на хлеб.

Размер XXL

Лев - водитель-дальнобойщик. Его рабочий день начинается в шесть утра. За день ему предстоит преодолеть по трассе более пятисот километров.  Сам он живет в Саратове, но вынужден работать на маршруте Пенза - Смоленская область - Пенза. В соседнем регионе зарплата чуть выше, поэтому Лев разрывается между семьей и работой. Утро водителя обычно начинается в большегрузе «Scania», предоставленном фирмой-перевозчиком.

- Большинство дальнобойщиков сейчас, как говорится, работают «на дядю», - рассказывает Лев. - Малый бизнес в этой сфере загибается. Фура стоит порядка пяти миллионов рублей. Скопить или взять такую сумму в кредит для индивидуального предпринимателя нереально. Одному моему знакомому не дали ссуду даже в пятьдесят тысяч рублей на ремонт автомобиля, объяснив, что машина неисправна, а значит, он не сможет работать и возвращать банку деньги.

Завтрак на скорую руку - и тут же в дорогу. Чем быстрее пройдешь маршрут, тем раньше попадешь домой. Денег на ночевку в придорожных мотелях фирма не выдает, Лев экономит - спит прямо в фуре, загоняя ее на платную стоянку. Вместо душа - бутылка с водой, из всех развлечений - радиостанция. В дороге дальнобойщики обычно разговаривают друг с другом «за жизнь» или предупреждают о постах ДПС. Без рации они бы сошли с ума от скуки. Напарников, как в сериале «Дальнобойщики», давно уже нет - слишком дорого для фирмы. На трассе водитель предоставлен сам себе и самостоятельно решает возникающие проблемы.

- Теперь фуры собираются в стайки - так веселее и безопасней, - говорит Лев. - В Центральной России разбой на дорогах стал редким явлением, бритые парни с битами встречаются за Оренбургом. Ответственность за груз полностью лежит на мне, так что случись такая нештатная ситуация - скорее всего буду платить.

- А сколько стоит груз? - спрашиваю я.

- Тысяч 400 рублей, иногда больше. Если груз не застрахован, то убытки фирме будет возмещать водитель. Поэтому постоянно думаешь - как бы чего не случилось. Для меня это неподъемные деньги.

За день Лев останавливается всего один раз, чтобы быстренько перекусить и сбегать в ближайшую лесополосу. Все то время, что не едешь, крадешь у своего сна. Это основная заповедь водителей-дальнобойщиков. Лев, например, спит по пять-шесть часов в сутки.

- Работодатели сами не знают, чего хотят, - возмущается он. - С одной стороны, они говорят, что не желают перетруждать водителей и последние должны проезжать не больше 600 километров в день, а с другой стороны - требуют делать три рейса по 900 километров в неделю.

«Scania», конечно, не КамАЗ, салон этого большегруза намного комфортнее, да и спать внутри удобнее, но после двенадцати часов в дороге тело все равно деревенеет. На вопрос об аварийных ситуациях Лев только отмахивается: «Не накликай…»

Размер L

Анна за рулем пассажирской «Газели» уже пять лет. Она выезжает на маршрут на полчаса позже Льва - в 6.30. Остановки на обед, так же, как и у дальнобойщика, не желательны, потому что приходится оплачивать не только еду, но и время простоя. Перекусывает водитель «Газели» на конечной остановке во время запланированной графиком стоянки.

- Вас все водители обычно ругают за то, что носитесь по городу как угорелые. Почему такой стиль вождения? - спрашиваю «газелистку» во время короткого перерыва.

- График работы очень жесткий. Вот хоть убейся, но, скажем, в 13.30 и ни минутой позже ты должен быть на определенной остановке. Поэтому иногда торопимся.

При любых обстоятельствах водитель «Газели» обязан сдать конторе полторы тысячи рублей в день. Остальное уже идет в заработок. У Анны был случай, когда ее прибыль за вычетом заправки газом и плана составила 20 рублей. В выходной в сильный дождь желающих проехаться на маршрутке было немного. В тот день некоторые коллеги Анны даже «ушли в минус», кто на 300, а кто и на все 500 рублей.

- Я как их послушала, подумала, что богатая, - смеется водитель маршрутки. - Нас ведь еще и штрафуют. За перегруз (за стоячих пассажиров), например.

С пассажирами Анна общается редко, на конфликты старается не идти. Это подтвердила доброжелательная, явно довольная работой водителя пассажирка, сидящая рядом со мной. Анна говорит, что подонки встречаются, но их мало. Водителю-девушке, по ее словам, было страшно только один раз, когда поздно вечером в маршрутку села компания пьяных и явно агрессивных парней. Но все обошлось. В другой раз ей пришлось испытать на изрядно выпившем пассажире газовый баллончик.

- А в основном, пьяные, когда женский голос слышат, сразу как-то приходят в сознание, - улыбается Анна. - Есть еще хитрецы, желающие проехаться бесплатно. Бывает, с утра тысячные купюры передают, зная, что сдачи не будет. Мы над такими тоже пошутить любим - специально иногда тысячу мелочью возим и меняем.

Анна заканчивает свой рабочий день примерно в 22.30. По ее словам, она бы и больше работала, но не разрешают. Отпуск оплачивается из кармана водителя, то есть отдыхать уходят исключительно за свой счет. На вопрос о зарплате «газелистка» только пожимает плечами. За пять лет сумма ее заработков не менялась. Когда цену за проезд поднимают, автоматически увеличивается «план», да и стоимость газа к этому времени сильно подскакивает. «Но не все так ужасно. Если было бы совсем плохо - никто здесь не работал бы», - говорит в конце беседы Анна. И приводит в пример другую компанию, машины которой запросто могут выпустить на маршрут с неисправными тормозами.

Размер M

Александр выкатывает свою «Шевроле-Ниву» из гаража, когда рабочий день Анны уже почти подошел к концу, а Лев выбирает стоянку для ночлега. Пожалуй, на фоне предыдущих историй его работа выглядит самой привлекательной. Главный плюс - это отсутствие жесткого графика. Таксист сам решает, куда, когда и как быстро ему ехать. Компании лишь оказывают информационные услуги, то есть находят клиентов и передают их «извозчикам», за что последние платят «информаторам» тысячу рублей в неделю. Никакой ответственности за пассажиров фирмы не несут. Все возникшие претензии могут предъявляться только водителю. Для того чтобы устроиться в организацию, где трудится наш герой, нужно купить «шашечки» и коммуникатор. Это обойдется примерно в девять тысяч рублей. Владение личным автомобилем - само собой разумеющееся.

Для Александра работа таксистом не является основным источником дохода, поэтому он выбирает самые лакомые часы для поездок - с восьми вечера до двух часов ночи. В это время заказы, как правило, самые дорогостоящие, да и чаевые пассажиры дают охотнее.

Специальный коммуникатор, устанавливаемый в машине, имеет функцию контроля рабочего времени. Через сутки непрерывной работы он отключается и включается вновь лишь по прошествии 12 часов. Это сделано для того, чтобы водитель обязательно отдохнул. Но технику можно обмануть, выключив, скажем, в 23.30 и снова включив в 00.30. Если Александр не напрягается и сам корректирует свой график, то некоторые водители ждут клиентов день и ночь. Для таких таксистов уловка с коммуникатором более чем актуальна.

Определенная доля риска, не считая возможных аварий, существует и в этой профессии. Ужастики из разряда «петля на шею» остались в лихих девяностых, а вот пьяных агрессивных клиентов немало. В некоторых конторах таксистам даже предлагают установить в машину «тревожные кнопки». На подмогу подавшему сигнал съезжаются коллеги-таксисты, работающие в этой фирме и находящиеся неподалеку.

Расходы на амортизацию машины и бензин берут на себя водители, но тариф на километр устанавливает фирма. Сколько горючки уходит в городских пробках, подсчитывать никто не собирается.

- «Бомбить», то есть работать самостоятельно, сейчас совершенно не выгодно из-за маленького количества клиентов, - рассказывает Александр. - «Бомбисты» цену взвинчивают сильно. Человеку проще вызвать такси и доехать в два раза дешевле. Я неоднократно забирал клиентов с точек массового скопления «бомбистов».

По большей части пассажиры попадаются доброжелательные, особенно постоянные клиенты. Встречаются и такие, которые всегда заказывают конкретную машину с конкретным водителем.

- Я одну девушку возил больше года. Потом оказалось, что она гадает по плюшевой овце, висящей у меня на лобовом стекле, - смеется Александр. - Сказала, что загадывала и смотрела, как овца к ней повернется. Если мордашкой, то все должно быть хорошо, ну а если задницей…

Один из законов водителей - чем больше за рулем, тем выше риск попасть в ДТП. Не ты, так тебя. И это ложь, что есть водители, которые не нарушают правила. На дороге безгрешных нет. За свои труды Лев получает около тридцати тысяч рублей в месяц, таксист Александр чуть меньше, а Анна - восемнадцать тысяч. Думают ли они, что по страшной случайности или из-за неисправной техники от их действий могут пострадать люди? Конечно. Но очень надеются, что судьба будет к ним благосклонна и не позволит поломать свою или чужую жизнь. Работа такая, времени на размышления особо нет.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную