«Глобус» и несъедобная теща

05.08.2011 | 04:08
карл у клары
«Глобус» и несъедобная теща

Первое августа, понедельник, два часа пополудни. Во Фрунзенском райсуде (что на улице Чернышевского) разбирается гражданский иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. На одной стороне зала, возле окон, мы видим истца, министра образования Саратовской области Гарри Татаркова, и его представителя. Напротив них - и, на всякий случай, поближе к выходу - сидят ответчики из еженедельной газеты «Глобус-64» (их тут двое)

«Глобус» и несъедобная теща

Так судят бабушки - на лавке

Или за пивом - мужики

У них в очередях от давки

Давно уже не те мозги

А. С.

Берегите тёщ -

совокупность мощь

Ведь в голодный год

В холодец пойдёт

А. С.

 

Первое августа, понедельник, два часа пополудни. Во Фрунзенском райсуде (что на улице Чернышевского) разбирается гражданский иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. На одной стороне зала, возле окон, мы видим истца, министра образования Саратовской области Гарри Татаркова, и его представителя. Напротив них - и, на всякий случай, поближе к выходу - сидят ответчики из еженедельной газеты «Глобус-64» (их тут двое).

Строго на середине, между истцом и ответчиками, за длинным столом расположился сам судья - Александр Сидоровнин, в длинной черной мантии. Он трогательно внимателен ко всем участникам процесса: лично проверяет, хорошо ли работает кондиционер, и не слишком ли далеко от источников звука лежат диктофоны прессы. Не раз и не два судья будет задушевно советовать истцу примириться с ответчиками и, в случае начала мирных переговоров, даже готов напоить чаем обе противоборствующие стороны. Но согласья нет как нет, и Александр Александрович с глубоким вздохом вынужден начать юридическую тягомотину. А ведь он не просто судья! Под грубой судейской мантией бьется нежное сердце стихотворца. Вот вы, небось, подумали, что за таинственными буквами «А. С.» в наших эпиграфах скрывается Антуан де Сент-Экзюпери, или Август Стриндберг, или хоть Алексей Сурков? А это Александр Сидоровнин.

«Глобус» и несъедобная теща

Увы, нынешний суд едва ли станет новым источником пиитического вдохновения для ведущего процесса: дело-то уж больно простое, элементарное, как дважды два. По крайней мере, в двух из трех пунктов искового заявления речь идет не о каких-то там оценочных суждениях не в меру разрезвившихся авторов «Глобуса-64», а о голых фактах, простых и однозначных. Издатели «педагогической» газеты не обязаны знать высшую математику и квантовую физику (они и не знают), но уж выучить таблицу умножения им бы следовало...

Не проходит и получаса, как судебное заседание притормаживает, а затем и вовсе застревает намертво. И не по веленью истцов, но по хотенью ответчиков. Несмотря на то, что они уже приобщили к материалам дела письменную консультацию «специалиста-лингвиста» (в этой роли привычно выступает давно известная в судебных кулуарах Вера Девяткина из СГАП), и истцы, для быстроты проведения слушаний, согласны не оспаривать высокоученых выводов Веры Викторовны, граждане из «Глобуса-64» внезапно требуют назначения еще одной лингвистической экспертизы.

Министр и его представитель недоумевают: зачем? Да и вашему обозревателю, честно говоря, тоже не ясно, к чему тут еще одна экспертиза и, главное, при чем тут лингвистика? Газета обвинила министра в том, будто бы он уволил некоего директора Сидоркина; министр представил суду официальную бумагу о том, что никакого директора Сидоркина среди его подчиненных ВООБЩЕ НЕ БЫЛО. О чем тут еще спорить, граждане? Никакой супер-пупер эксперт - если он, конечно, не черный маг и не владеет тайным искусством материализации духов - не сможет, щелкнув пальцами, вытащить из волшебной шляпы и явить публике несуществующего человека.

Столь же неоспорим, кстати, и другой пункт искового заявления: министр образования был обвинен «Глобусом-64» в НЕЗАКОННОМ увольнении директора профтехучилища №22 Ю. О. Михо. Истец сообщил суду о решении Волжского районного суда, вынесенном почти за два месяца до газетной публикации: Ю. О. Михо был отстранен от должности ЗАКОННО. В конце прошлого месяца Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского облсуда еще раз подтвердила: увольнение было ЗАКОННЫМ. Никакой лингвист - пусть даже академик - не способен избавить газетное слово от приставки «НЕ». Или, может, эксперт сумеет доказать, что на улице Некрасова (где находится Волжский суд) и на улице Чапаева (где расположена редакция газеты «Глобус-64») действуют ДВА РАЗНЫХ закона? И тот, который на Чапаева, - «законнее»?..

Вопросы риторические. Тем не менее, судья и поэт Александр Сидоровнин берет тайм-аут и удаляется в совещательную комнату, где наедине с собой будет обдумывать предложение ответчиков и возражения истца на это предложение. Ну а мы пока, чтобы не терять времени, приглядимся к ответчикам. Их по-прежнему двое.

Член саратовской Общественной палаты, недавняя соратница ректора СГАП Сергея Суровова, издательница «ПолитДозора» (до сих пор не расплатившаяся по искам к этой газете), а ныне главный редактор «Глобуса-64» Елена Столярова нашим читателям уже примелькалась и изрядно поднадоела, но куда нам от нее деваться? «Гони природу в дверь, она влетит в окно». За несколько дней до суда Елена Владимировна вернулась из Крыма, где совмещала личный отдых у моря с общественной деятельностью: проверяла, нет ли криминала в скоропостижной смерти земляка-военнослужащего? Уж не знаем, хорошо ли госпожа Столярова отдохнула (судя по крымскому загару, неплохо), но расследование провела быстренько. И сделала вывод: никакого криминала нет, «часть очень благополучная, ни одной жалобы, призывники там служить мечтают». Да кто бы сомневался? Призывники там просто счастливы. Буквально умирают от счастья.

Нас, впрочем, сегодня больше интересует не Елена Владимировна, а ее спутник - застенчивый молодой человек, сидящий бок о бок с ней. Этот субъект процесса был представлен суду довольно скупо и сугубо по должности: как директор ООО «Издательский Дом «Глобус». Однако в тексте ходатайства о назначении экспертизы наличествуют фамилия милого юноши и заодно его инициалы...

Нет, все-таки странная штука - ассоциации. Непредсказуемые. Не всегда очевидные. Например, глядя на Елену Столярову, листающую свой «Глобус-64», инстинктивно хочется вымыть руки с мылом, и притом не единожды. А вот при виде ерзающего на узкой судебной скамеечке директора «Глобуса» хочется мысленно обратиться... нет, вовсе не к нему (да что он скажет?), а к другому человеку, который не присутствует на этом процессе. А именно - к женщине и депутату облдумы от «Единой России», вице-спикеру и заодно члену редсовета Издательского Дома «Глобус» Марине Алешиной.

«Глобус» и несъедобная тещаМарина Владимировна, а вам случайно не знаком этот молчаливый юноша? Он тезка судьи, его тоже зовут Александр Александрович, а фамилия его - Кретов. Вы присмотритесь к нему повнимательней, Марина Владимировна, оцените его, это же уникум. Корреспондент нашей газеты Тимофей Бутенко в статье с неделикатным названием «Альянс бабла» (№13, 8 апреля 2011 года) удивлялся: как, мол, никому не известный и ничем особенным не проявивший себя молодой человек, вчерашний студент, ухитряется выигрывать миллионные тендеры на размещение рекламы? При этом он даже сам как будто не в курсе, где и сколько выиграл. И почему условия этих тендерных сделок составлены таким хитрым образом, что никто, кроме Кретова с его «Глобусом», даже теоретически не может их выиграть?

Ваш обозреватель тоже тогда удивлялся этим чудесам, а теперь, в зале суда, удивляться перестал. Потому что понял: хорошие деньги должны, конечно же, оставаться в семье.

Слово «семья» употребляю не в вульгарно-мафиозно-разоблачительном смысле, но в простом, традиционном: муж-жена-теща и так далее... Марина Владимировна, голубушка, а некая Ирина Кретова-Алешина - она вам случайно не родная дочь? А этот самый Кретов А. А., сидящий рядом с Еленой Столяровой на одной судебной скамеечке, - он вам часом не зять? Это ведь только в шуточных стихах судьи и поэта Сидоровнина всякий зять норовит наварить из тещи холодца, а в реальной-то жизни такая кровожадность - редкость: мама жены вполне может стать зятю первейшим другом, соратником и, кстати, деловым партнером.

А вам, Марина Владимировна, не знакома такая русская пословица - «рука руку моет»? А термин «коррупция» вам часом не известен? Если вы не в курсе значения слова, - поинтересуйтесь у дочери и у зятя. Они ведь, кажется, оба у вас юристы? А?

О нет, не отвечайте сразу, Марина Владимировна, вы подумайте, не торопитесь, время есть, его много. Ведь судья и поэт Александр Сидоровнин, вернувшийся, наконец, из своей совещательной комнаты, принял соломоново решение: процесс приостановить до 23 августа, согласиться с ходатайством ответчика о назначении лингвистической экспертизы. Впереди - больше двух недель, срок немалый. А вдруг Волга разольется и подмочит все судебные бумаги? А вдруг в здание суда попадет метеорит? А вдруг случится чудо и экспертом назначат черного мага, который умеет одни слова превращать в другие? Тогда-то иск останется без удовлетворения, а семейному бюджету «Глобуса» не будет нанесен урон...

Есть, однако, подозрение: если 23 августа истец таки выиграет иск и даже получит все 100 тысяч компенсации морального ущерба, семейство Кретовых-Алешиных не пойдет по миру с протянутой рукой.