N15 (24) (24 апреля 2009)   23.04.2009 | 14:29
Слоник в СИЗО
Рубрика: СИДИТЕ ТИХО
Просмотров: 277
Версия для печати

без названияНа седьмом всероссийском съезде судей Президент России Дмитрий Медведев сказал: «В нашей стране огромное количество людей, которые проходят через такую меру наказания, как лишение свободы, тюрьма. Мы прекрасно знаем, как отражается это на общественных устоях. Нужно обобщить практику и подготовить предложения по совершенствованию в этой сфере». Наша редакция решила рассмотреть эту проблему.

 

До середины 2002 года постановление следователя или дознавателя на за-ключение под стражу санкционировал прокурор. 18 декабря 2001 года Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный Закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ». Законом предусмотрено, что часть 2 статьи 29 УПК и другие связанные с ней уголовно-процессуальные нормы, касающиеся передачи судам в ходе производства по уголовным делам ряда полномочий, должны были вступить в действие с 1 января 2004 г. Однако Конституционный суд РФ постановлением от 14 марта 2002 года поручил Федеральному Собранию РФ обеспечить введение в действие норм УПК, предусматривающих судебный порядок применения ареста, заключения под стражу, а также задержания подозреваемого на срок более 48 часов, с 1 июля 2002 г. Эти документы можно найти в любой правовой базе данных.
Видимо, тогда власти решили, что выдача санкций одним прокурором - дело субъективное и не всегда справедливое. Ведь к прокурору обращался следователь, который мог тем или иным способом повлиять на решение коллеги. А доводы подозреваемого, чья судьба решалась в этот момент, могли быть не услышаны. Подразумевалось, что суды более объективны в этом плане. Что в суде подозреваемый или его адвокат может доказать отсутствие необходимости заключения под стражу. Конечно, полностью доказать невиновность до проведения всех следственных действий невозможно, но вполне реально добиться избрания меры пресечения, не связанной с лишением свободы.
Через год после введения закона, как сообщается на сайте «Европейская конвенция», Правительство РФ предоставило в Совет Европы данные, отчасти подтверждающее вышесказанное. Благодаря новому Уголовно-процессуальному кодексу значительно сократилась численность обвиняемых, заключенных под стражу в ожидании суда. Так, среднее ежемесячное число арестованных подследственных сократилось с 10 тысяч в 2001 году до 3,7 тысячи в сентябре 2002 года. В результате общее число содержащихся под стражей уменьшилось со 199 тысяч в октябре 2001 года до 137 тысяч в октябре 2002 года, что помогает бороться с переполненностью помещений учреждений предварительного заключения.
Какова же ситуация сейчас? Генеральный прокурор России Юрий Чайка в одном из своих выступлений заявил, что из-под стражи в процессе следствия были освобождены 12 тысяч человек. Получается, что эти люди оказались в следственном изоляторе напрасно? Надо отметить, что иногда «ошибочное» заключение может длиться годами. Возникает вопрос: чем обуславливается такая любовь следственных органов к арестам? Как правило, это объясняется тем, что благодаря таким мерам исключается возможность попыток подозреваемого уйти от следствия, уничтожить улики и воздействовать на свидетелей.
Однако те люди, которые побывали в СИЗО, придерживаются другого мнения. С их точки зрения, эта мера нередко применяется для того, чтобы «выбить» показания или признание из подследственного. Вот что рассказывает один из «сидевших»: «В Белгороде меня опера избили только за то, что в ответ на первый удар я улыбнулся. А первый удар там вообще «законный» - как только прибыл в тюрьму, по одному выдергивают, сначала бьют, а уже потом спрашивают, как фамилия. Это даже не осужденных (хотя кто позволял так делать с осужденными), а подследственных, вина которых еще не доказана. Хотя для них разницы нет - если ты попал в СИЗО, значит виновен или будешь виновен. Оправдательный приговор у нас, особенно если человек уже отсидел следствие в СИЗО, - это что-то из области невероятного. Складывается мнение, что правосудие у нас бьет только в цель, без промаха».
Да, есть достоверные свидетельства, что в следственных изоляторах применяются пытки. Вот наиболее «популярные» из них: «слоник» - заключенному надевают на голову противогаз и перекрывают шланг; «колесо» - руки, застегнутые наручниками сзади, сцепляют с ногами, иногда кладут животом на ребро бруса; «ласточка» - подвешивают за руки и за ноги. Все эти способы не оставляют следов, но очень эффективно «развязывают» язык. В каком психологическом состоянии будет человек после такого? Это не говоря уже об условиях и порядках «внутрикамерной» жизни.
Такова общая тенденция. А каким образом ситуация складывается в Саратовской области? Чтобы узнать это, редакция обратилась в Саратовский областной суд. Выяснилось, что за 2008 год облсуд рассмотрел 325 кассационных жалоб и представлений, а также 40 жалоб и представлений, поданных в надзорном порядке, на решение судов первой инстанции о заключении под стражу. Отменено и изменено было лишь 25 решений судов. Получается, что 340 человек так и остались в СИЗО. То есть менее семи процентов обратившихся с жалобами получили возможность дожидаться суда вне стен следственного изолятора. 93% заключенных не были услышаны. Причем, надо отметить, что обоснованную жалобу могут подать далеко не все. Ведь не у всех подозреваемых есть возможность нанять хорошего адвоката, а многие просто не хотят «связываться, а то хуже будет». Хотелось бы обратить внимание правоохранительных органов на эти пугающие факты. Но, похоже, они и так об этом знают.
Юрий Чайка на одной пресс-конференции сказал: «Практика показывает, что зачастую при обращении за санкцией в суд предоставляются односторонние материалы, выгодные следствию и не отражающие объективной картины. В этих условиях создается широкое поле для необоснованного заключения людей под стражу только из желания следователя облегчить себе работу, а часто в результате ошибок, а то и проявлений должностных злоупотреблений и коррупции». То есть проблемы остались теми же. Для чего же тогда право выдачи санкций на арест было передано от прокуроров к судьям? Что это дало? Генеральный прокурор РФ уверен, что решить эту проблему можно «перенеся надзор на более ранние этапы, упреждая нарушения закона, а в случаях необходимости - помогая принимать обоснованные решения». Но что-то подсказывает, что это будет очередной обмен шила на мыло. И особого эффекта люди на себе не ощутят. Для этого нужно, скорее всего, перестроить сознание следователей, чтобы те не искали легких путей посредством «вытягивания» показаний из подследственных.

P.S. Приносим благодарность консультанту по связям со СМИ и общественными организациями Саратовского областного суда Ирине Беляковой за оперативное предоставление информации. Ответ поступил через два дня после отправки запроса информации. Многим пресс-службам местных чиновников есть чему здесь поучиться.

 

 

все статьи
номера
на главную