Последний звонок

09.09.2011 | 01:06
Последний звонок

Когда я учился в пятом классе, родители купили мне политическую карту мира. Я просиживал, уткнувшись в нее, часами и через некоторое время мог нарисовать по памяти границы всех стран, за исключением стран Африки, где все взрослое мужское население поклоняется АК-47, следовательно, бесконечные военные перевороты на этом континенте делали любую карту устаревшей спустя два часа после ее печати

без названияКогда я учился в пятом классе, родители купили мне политическую карту мира. Я просиживал, уткнувшись в нее, часами и через некоторое время мог нарисовать по памяти границы всех стран, за исключением стран Африки, где все взрослое мужское население поклоняется АК-47, следовательно, бесконечные военные перевороты на этом континенте делали любую карту устаревшей спустя два часа после ее печати.

Занимательная география

Так вот, некоторые скомканные чувства я испытывал, глядя на такие государства, как Австралия и Новая Зеландия. Меня смущало их географическое расположение. Что уж тут, скажем начистоту - мне было их немного жаль, новозеландцев и австралийцев.

Мне казалось, что австралийцы - глубоко несчастные люди. Их отцы и деды были либо каторжниками, либо миссионерами, и так случилось, что теперь они отрезаны от всего мира, болтаются где-то там внизу слева за десять тысяч миль от цивилизации, окруженные рифами и большими белыми акулами, и за все время своего существования они смогли снять только один сериал «Возвращение в Эдем».

Проведение Олимпийских игр в Мельбурне в 1956 году я объяснял тем, что некоторые люди из Королевского географического общества решили наконец доказать или опровергнуть гипотезу мореплавателей XVII века о существовании такого континента, как Австралия.

Проведение летних игр в Сиднее 2000-го являлось, во-первых, закреплением проверенной гипотезы - да, она все еще существует и за полвека ее не поглотил Тихий океан, во-вторых, жены и дети западных толстосумов решили устроить коллективное путешествие, чтобы полюбоваться на кенгуру и утконоса, а Международный Олимпийский комитет и спортсмены были наняты для развлечения публики.

Новая Зеландия и вовсе напоминала аппендикс, который иногда воспаляется землетрясениями, но который никому и ни для чего не нужен.

Так продолжалось лет двадцать. То есть, два десятилетия - пусть и не каждый день - мне было жаль австралийцев и новозеландцев, пока не наступил июнь 2011-го, когда я впервые увидел политическую карту мира, которую демонстрируют австралийским пятиклассникам. То есть, я увидел политическую карту мира по-австралийски. И знаете что? Там Австралия в центре.

Да-да, в это сложно поверить, но Австралия, которую все нормальные люди считают чем-то вроде заплечной сумки, свисающей на уровне гениталий, по версии самих австралийцев - центральный континент планеты. А все остальные континенты безропотно и униженно вертятся вокруг нее.

Более того, на этой карте все перевернуто вверх ногами. Скажите, как вы интуитивно ощущаете север, обласканный советским кинематографом и увенчанный орденами героев? Примерно так же, как и я, наверное: где-то высоко вверху прямо под великолепной Полярной звездой! Да? А вот у австралийцев ваш прославленный Северный полюс и Полярная звезда внизу под задом, а высоко вверху у них восхитительный Южный полюс!

От подобных кульбитов очень сложно угадать привычные образы континентов. Перевернутая Африка там напоминает огромный эрегированный черный пенис, у которого одно яичко большое и целое, а другое - Саудовская Аравия - хилое и в процессе ампутации.

Евразия, наша дорогая милая Евразия, которая возвышалась над остальным миром, теперь похожа на испустившего дух, лежащего на спине диплодока, причем, спиной является Россия, придавленная Китаем, Монголией и Индией.

Я хочу сказать, что людям со слабым вестибулярным аппаратом лучше не смотреть на австралийскую карту мира. Вас может просто стошнить на монитор ноутбука.

Когда со мной это случилось, я наконец, понял, как австралийскому пятикласснику жалко меня, вас и всех остальных, кто не живет в Австралии: «Как же счастливы мы здесь в Брисбене! Мы играем в регби и занимаемся серфингом. А что делают эти несчастные там, внизу, в стране под названием «Руссия», чем они заполняют свои дни, кроме того, что обдумывают различные способы покончить жизнь самоубийством, потому что нельзя же жить вот так - отрезанным от всего цивилизованного мира?!»

Аборигены вокруг нас

Для того чтобы понять, кто действительно отрезан от мира, не нужно лететь в Веллингтон или Перт (хотя, если бы у меня была такая возможность, я бы смотался), а нужно всего лишь проехать 30 километров от Саратова, например, в деревню Слепцовка Татищевского района. 30 километров от Саратова - и все.

Таких деревушек в области десятки и сотни, отрезанных ото всего мира, окруженных рифами цинизма, лицемерия, равнодушия и Большими Белыми Депутатами из «единойроссии».

Я побывал в деревне Слепцовка Татищевского района на прошлой неделе 1 сентября. Как вы хорошо знаете из новостей, там закрыли школу (и не только там), а детей будут возить в школу соседней деревни с античным названием Македоновка.

Это вызвало бурю негодования со стороны жителей деревни, так как до этого какие-то тетки из районной администрации уверяли их, что школу закрывать не станут, ее необходимо всего лишь отремонтировать, что родители и сделали на свои деньги.

И вот 1 сентября они нарядили своих детей, вручили им по букетику астр и провели вместе с учителями линейку у парадного входа школы. На дверях висел опечатанный замок, а девочка читала стихи, что-то вроде: «...школа двери нам открывает...» Первоклашка и восьмиклассник дали первый звонок, который по сути для этой школы был последним.

Мамаши и какие-то бабушки хлопали и смахивали слезу. Мужики курили у забора. Я силился зарыть в песок и траву свои серые замшевые штиблеты, которые в этот момент казались мне верхом неприличия.

Работая корреспондентом ушедшего в пучину ТТВ, я видел подобное неоднократно на задворках города и в областных поселениях, но каждый раз это производит впечатление.

Каждый раз, когда я вижу людей, заблудившихся в жизни полтора десятка лет назад, людей запуганных, дезориентированных, которые ни черта не понимают, что вообще вокруг происходит, отчего растет в цене квартплата и сливочное масло, почему в новостях говорят, что Москва обогнала Нью-Йорк по количеству долларовых миллиардеров, а их доход не превышает шести тысяч рублей.

Я увидел детей без будущего. Я увидел пацанят, одетых в аляповатые костюмчики по случаю праздника, они стояли ровно, держа руки по швам и не шевелясь; выдубленные лица и чубчики - в общем, они мало чем отличались от архивных фото из категории «Дети военной поры».

У их родителей есть самолюбие, но нет перспектив. Они бы рады составить собственное мнение, но «Первый канал» и «Россия 1» сделали это за них. Им просто плохо живется, а они не понимают, почему им все время талдычат, что все налаживается, совершенствуется, все просто восхитительно!

А теперь у них закрывают школу. «Закроют школу - и нашего села не будет!» - хором говорят они. Понимаете, хоть в мире нет ни одной карты мира слепцовской школы, тем не менее, школа для них - в центре планеты. Она для них ось земли, альфа и омега, три кита и черепаха.

Она заменяет им проспект Кирова, Набережную Космонавтов, горпарк и Театральную площадь. Представляете, вам говорят: «Мы закрываем проспект Кирова. И Набережную. И горпарк. И Театральную площадь. И СГУ». Ну как? Представили? То-то же. Завоете.

Обреченные

Спустя пару дней Гарри Татарков давал пресс-конференцию по поводу закрытия школ и сказал, что он ни при чем, так как сохранить школу в Слепцовке невозможно.

Я знаю, что Гарри Татарков не виноват. 15 лет назад был демографический провал, и несмотря на то, что Гарри Николаевич был тогда моложе и сильнее, он в одиночку не смог бы исправить ситуацию.

Я знаю, что у Гарри Татаркова нет ни учителей, которые желали бы поехать работать в сельские школы, ни денег, чтобы этих учителей туда заманить. Я знаю такие школы.

Мой брат - отставной военный - преподает в одной из сельских школ Базарно-Карабулакского района. Он рассказывал мне байки про лучший выпускной класс, который ему достался. Чтобы я мог понять уровень образования сельского школьника, он приводил такой пример - нужно умножить три на четыре. Лучший ученик думает минут десять и не приходит к правильному ответу. Тогда мой брат говорит, что три на четыре - это будет двенадцать. Лучший ученик на секунду замирает, а потом восклицает с удивлением: «Надо же! А я всю жизнь думал, что двенадцать - это шесть умножить на два!»

Другими словами, люди в Слепцовке могут возмущаться и говорить, что объявят голодовку (они это говорили), - их школа обречена. Она потеряна безвозвратно, как российский спутник, недавно выведенный на орбиту.

И жители очень боятся, что вместе со школой обречено их село. У них нет ни работы, ни денег, ни прав, ни возможностей, ни хорошего социального обеспечения. Если бы у них все это было, они бы легко и спокойно согласились, чтобы их детей возили на комфортабельном (сейчас условность) автобусе по ровной и безопасной (сейчас условность) дороге в соседнее село за 6 километров. Пол-Америки так учится, и ничего. Но у них нет этого. Теперь у жителей Слепцовки не будет и школы, слышите, модернизаторы из породы медвежьих?!  

Я знаю, что вы, дешевки, ни черта не сможете им дать. Ни первого, ни второго. И я также знаю, что через пару месяцев вы, дешевки, припретесь к ним со своей агитацией, со своими программами партии, стратегией-2020 и прочим фуфлом, со своими мерзкими лживыми физиономиями, и будете горячо уверять робких аборигенов проголосовать за вашу партию и за ваши реальные дела.

Ну, например, из последнего: «В последние годы благодаря реализации национальных проектов в наши школы пришли преобразования, которые невозможно не заметить. Они касаются всего образовательного спектра - от компьютерного оснащения классов, повышения зарплаты учителям до организации питания школьников», - это из поздравительной речи Валерия Радаева к 1-му сентября.

Независимо от того, поверят вам или нет (меня аборигены уверяли, что больше никогда не проголосуют за «едроссов», вот уж ошиблись так ошиблись, чесслово!), вы надурите их.

Впрочем, как и нас.