N38 (143) 14 октября 2011   14.10.2011 | 00:38
Школа КГБ: ответить как промолчать
Рубрика: свобода слова
Просмотров: 618
Версия для печати

без названияВ мини-опросе руководителей саратовских региональных отделений партий, который проводился нашим изданием и был опубликован в №34 (139) от 16 сентября 2011 года (статья «Радаев и пустота»), Аркадий Евстафьев заявил: «Мои туфли стоят четыре с половиной тысячи рублей, часы - около девяти тысяч, рубашка - полторы». После такого вызова здравому смыслу мы не могли отказаться от встречи с известным саратовским бизнесменом, пусть он и скоропостижно прекратил руководство местной партией «Правое дело». Тем более что членов МГЕР Саратовской области вдруг сильно озаботили цены на авиабилеты в компании, имеющей отношение к герою сегодняшней публикации, хотя цены эти уже далеко не первый год являются заоблачными.

Итак, мы думали, что узнаем много интересного...

 

- Аркадий Вячеславович, первый вопрос - самый важный. С тех пор, как нам стало известно о ваших планах дать интервью нашему изданию, уже вышло как минимум три интервью в четырех печатных и интернет-СМИ с вами же. Наша газета выйдет 14 октября. Сколько еще интервью вы дадите до этого момента и в каких изданиях?

- Ни в каких больше.

- То есть, пока вы остановились?

- Пока остановился на вас, и всё.

- А с чем была связана такая раздача интервью? Это было на коммерческой основе или...

- Да, я деньги таким образом зарабатываю.

- Имеется ввиду - коммерческий интерес журналистов или просто интерес?

- Я шучу, конечно. На самом деле, никому ничего не платили. И принципиально никому ничего не платим. Не нужны заказные статьи. Если есть желание что-то понять, разобраться, послушать - пожалуйста. Если нет, то нет. За деньги себя не рекламируем, да и нет такой необходимости.

- Я так понял, что вся эта череда интервью была связана с тем, что прессу интересовала ситуация, связанная с партией «Правое дело» и с Прохоровым. Но поскольку вы уже несколько раз высказались по этому поводу, хотелось бы задать второй очень важный вопрос: существуют ли в Саратове какие-либо секонд-хэнды для бизнесменов? Я боюсь, что саратовский лидер справедливороссов Полещиков может обидеться, но даже у Полещикова туфли стоят дороже, чем у вас. Это если верить вашим словам про четыре с половиной тысячи рублей.

- Вот, смотрите (показывает туфли).

- Где?

- Что «где»?

- Где можно купить такие туфли, если даже в обычных сетевых магазинах сложновато найти?

- Ну, я не в секонд-хэнде все-таки покупаю. Уж не настолько я... Вообще-то, я ничего не покупаю. Покупает все жена. Даже костюмы. Я ненавижу ходить в магазины и примерять на себя одежду. Но цены я знаю!

- А как же она подбирает? По размерам?

- Да, будете смеяться, именно по размерам. Она уже настолько знает, что я люблю носить. За долгие годы совместной жизни она научилась покупать всё, вплоть до костюмов, галстуков, ботинок.

- В одном из интервью вы уже касались этой темы, но у нас на сайте есть такая хорошая штука, как форум. Он идет к каждой публикации, и что бы вы нам сейчас ни сказали в интервью, первые несколько комментариев точно будут такими: «Рассказал бы лучше про коробку из-под ксерокса». 

- Я еще раз повторюсь. За 15 лет, прошедшие с тех пор, ничего не изменилось. Я действительно эту коробку не нес. Понимаю, что вам было бы интересно, если бы я сказал, что эту коробку нес. И откуда, и куда... Но не было этого. Разочаровал?

- Тем не менее, насколько стало известно, эта коробка в свое время послужила поводом для увольнения высокопоставленных деятелей, а деньги, которые в ней лежали, предназначались для проведения пиар-кампании. В связи с этим хотелось бы задать вопрос: по вашему мнению, рационально ли расходуются различными партийными деятелями, партиями и их региональными отделениями средства на пиар? Не лучше ли их пускать на конкретное решение проблем граждан, чем на листовочки, всякие газеты, заказные статьи и так далее?

- Безотносительно к коробке. На самом деле вопрос очень серьезный, и он требует очень и очень развернутого ответа. Коротко: я считаю, что в стране, где ЖКХ стоит безумных денег, где за теплоносители, за электроэнергию население платит дороже, чем во Франции или в Италии, хотя мы являемся нефтегазовой страной, просто аморально тратить огромные деньги на пиар-кампании различных партий. Особенно - самой большой партии, которая тратит огромное количество денег и еще требует из федерального бюджета большие суммы под всевозможные непонятные проекты. Проекты, которые не имеют никакого отношения к партии.

- Вы сейчас имеете в виду ФОКи?

- Зачем? Например, дороги. Вот есть проект «Дороги «Единой России». Но почему это вдруг «Единая Россия» занимается дорогами? Они законами должны заниматься! А то начинается: голосуйте за нас, а мы вам дорогу построим. Это аморально!

- Ну, это они так называют. Нам-то известно официальное название: муниципальный проект по ремонту таких-то дворовых территорий с финансированием из федерального и муниципального бюджетов...

- Вот откуда они берут деньги? Они берут деньги из бюджета. А как деньги в бюджете появляются? Мы с вами платим налоги. Это наши с вами деньги. Допустим, вы не голосовали за «Единую Россию», а они хотят вашу часть налогов именно так тратить. Почему? Этим должны заниматься профессионалы, в чью компетенцию входит строительство дорог. Этот - лечит, тот - учит, этот - строит дома.

- Так по факту они ничего и не строят. Они просто говорят, что «при поддержке партии». Что там, Панков этих строителей ходит поддерживает под руки?

- Ну тогда тем более! Если они по факту ничего не строят, тогда им вообще деньги ни к чему.

- Так им никто денег и не дает. Это тупо пиар. То есть, они ставят свою вывеску, но отношения к происходящему не имеют.

- Вот вы посмотрите: например, «Газпром» - наше достояние, наше всё. Тратят сумасшедшие деньги на рекламную кампанию во всех средствах массовой информации. А вот объясните мне - зачем? Зачем?! Мы что, не знаем, что у нас есть «Газпром»? Мы что, не знаем, что он нам газ добывает и перекачивает? Знаем. Вот зачем нужна эта безумная трата денег, которая в конечном итоге потом аукается нам всем? Потому что тарифы на газ сразу же начинают расти. Ведь нужно содержать футбольный клуб, строить башню, давать рекламу в средствах массовой информации... Вот вам и пожалуйста. И эти безумные траты закладываются в тариф за газ, далее по цепочке повышаются цены на электроэнергию, тепло-энергию и так далее.

Так что, еще раз, подытоживая: аморально тратить такие огромные суммы денег в стране, где большое количество бедных, где не развиты социальные структуры, где мало нормальных поликлиник и так далее. Это - аморально! Мало школ, детских садиков...

- А вот сегодня глава Саратова Олег Грищенко предложил разобрать кафе «Буратино» на набережной и из обломков построить детский садик. Как вы к этой идее относитесь?

- Я ничего не слышал об этом предложении, честно скажу. Но, думаю, что разобрать-то «Буратино» можно.

- Видимо, его уже разбирают сейчас. А можно ли из «Буратино» построить детский садик - вот в чем вопрос.

- Из «Буратино» - не знаю. Я знаю, что детские садики нужно делать. Это точно. Из «Буратино» или нет - не знаю.

- А как вообще наш Олег Грищенко?

- К Грищенко я отношусь нормально. Объясню почему. Может быть, у него и не все получается, но это человек, который пытается хоть что-то сделать. Пытается. И я знаю, что у него действительно сложные отношения со средствами массовой информации, комментарии появляются, которые не всем нравятся. Но, тем не менее, то, что я вижу - он пытается что-то сделать, в условиях очень ограниченного бюджета. Именно за это я к нему отношусь нормально.

- Надеюсь, фраза «пытается что-то сделать» не относится к тому, что он постоянно «долбит» губернатора? Главная тема - Ипатов должен Саратову деньги...

- Это, на самом деле, тоже очень сложный вопрос. Речь идет о межбюджетных отношениях. У нас в стране эти отношения давным-давно устарели в той форме, в которой они существуют сейчас. Деньги уходят в Москву, а оттуда всевозможными трансферами они возвращаются, что, на самом деле, неправильно. Территории лишены возможности повлиять на то, сколько денег им вернется обратно. Самостоятельности финансовой нет, и регионам при этом очень удобно говорить: вот, нам Москва не дала денег, и мы ничего не делаем. Это противоречия фундаментального характера.

То же самое Грищенко говорит: ой, а мне не дали деньги. Он прав. Город собирает большое количество налогов, здесь много налогоплательщиков, здесь деловая активность выше, чем в области. А денег нет. Большую часть, допустим, берет областной бюджет.

- Скорее, федеральный.

- И федеральный, и областной. Они же на областной думе делят деньги. И вот что вызывает крики Олега Васильевича - дележка идет таким образом, что в самом городе Саратове остается меньше денег, чем, допустим, идут траты на какие-то областные дела. Это понятно и очевидно. Я бы тоже кричал.

- Ну, то есть, не соотносятся суммы, которые собираются, допустим, с Алгая и с областного центра.

- Конечно.

- А что, собственно, с этим можно сделать? Когда такое происходит, обычно обращаются к нашим лоббистам на федеральном уровне.

- Ну да.

- По вашему мнению, насколько эффективно эта работа налажена?

- Я с этим не сталкивался и затрудняюсь сказать, насколько они эффективны.

- Ну а вообще, по наблюдениям?

- У меня нет наблюдений в этой области. Я честно говорю. Я вот, например, вижу, что труба течет и улица перекрыта, потому что одну трубу меняют каждый год. А она все равно течет... Вам места назвать такие в Саратове или сами знаете?

- Мы знаем очень много мест, на самом деле. Но, опять же, куда обращаться - к городской власти или к федеральному центру, который мало денег возвращает? Или вообще 131-й закон (ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», - прим. авт.) нужно привести в соответствие?

- Нужно приводить в соответствие закон, правильно говорите. И нужно по-другому формировать межбюджетные отношения, делать их более справедливыми.

- Я так понимаю, это что-то из программы «Правого дела», с которой вы собирались идти на выборы.

- Да, абсолютно точно.

- А сейчас, за отсутствием того «Правого дела», которое было с Прохоровым, как вы планируете свою дальнейшую деятельность в политическом плане?

- Я планирую следующее. У нас есть определенная группа соратников и сторонников. Мы сейчас создадим общественную организацию, которая будет своего рода дискуссионной площадкой, где люди могут встречаться и обсуждать идеи, поднимать проблемы. Потом, обсуждая эти вопросы, их можно вытаскивать на свет божий и стараться заставить власть решать проблемы.

- А зачем это вам?

- Ну...

- В интересах какого круга людей? Я так понял, что общественная организация будет создаваться из ваших сторонников, то есть бизнесменов.

- В интересах жителей города Саратова и Саратовской области и конечно же в интересах бизнесменов. Бизнес — это основа любого государства. Бизнес каждый день что-то создает: товары, услуги, идеи, движение вперед! Не будет бизнеса — не будет страны. А вот если в стране исчезнет большое число чиновников, страна только вздохнет облегченно!

- То есть, это будет такой шаг бизнеса навстречу людям?

- Нет, это не шаг бизнеса навстречу людям. По моему глубокому убеждению, нет пропасти между людьми и бизнесом. Есть пропасть между властью и бизнесом, иждивенческое отношение власти к бизнесу.

- А почему именно сейчас у вас проснулась тяга к каким-то политическим выступлениям?

- Потому что я вижу, что мы дошли до черты. У нас нет роста производства. У нас бардак с сельским хозяйством, у нас не выполняются инфраструктурные проекты в стране. И я считаю, что уже нужно кричать громким голосом, для того чтобы как-то эту ситуацию изменить. Я не хочу, чтобы молодые люди уезжали из нашей с вами страны.

- А из Саратова?

- Из Саратова тоже. Пока Саратов - еще часть страны. Я реально не хочу этого. Спросите: почему? Ну, так я устроен. Это мое внутреннее убеждение.

- Так чем же отличается ваша общественная организация от многих других, существующих на территории Саратовской области? Люди смогут прийти к членам этой организации, и те будут решать конкретные проблемы по конкретному адресу обратившихся?

без названия

- Не совсем так. Любая общественная организация интересна людьми. Я и мои сторонники собираемся сплотить вокруг себя ярких, хороших, профессиональных людей.

- Ага. И что эти люди будут делать в итоге?

- Еще раз - это будет на первых порах дискуссионная площадка. Будем обсуждать проблемы и пути их решения. Будем предлагать власти, как их решать. Потому что иногда власть просто не знает, ей не хватает профессионализма в решении тех или иных проблем. А иногда необходимо общественное давление.

- То же самое, что с идеей Общероссийского Народного фронта? Хотя, когда об этой организации вы упомянули в одном из своих недавних интервью, восстали «молодогвардейцы» «ЕР» и начали пикетировать «Саравиа».

- Пусть продолжают. Я буду с любопытством за этим наблюдать. Только пусть побольше приходит людей, а то что-то негусто.

- Мало?

- Мало. Вы напишите, что я прошу их побольше прийти.

- Так что на самом деле им надо? Вы, может быть, видели их из окна своего офиса, ну или директор «Саравиа» видел. Что они хотят?

- Такое впечатление, что они сами не знают, что хотят. Ведь это действительно так. Есть Евстафьев — для них он плохой. При чем тут «Саравиа» - я вообще не понимаю.

- Для них Евстафьев стал плохим после того, как засветился на политической арене, и они в вас увидели какого-то конкурента?

- Наверно. Вы знаете, их мотивов и осенних хитросплетений их мышления я не знаю.

- Но, тем не менее, они поднимают довольно-таки болезненные для некоторых жителей Саратова темы. Допустим, та же стоимость билетов на авиаперевозки. Вы в одном из интервью говорили, что владелец «Саравиа» - государственное предприятие...

- 51% акций у «Ростехнологий». Это - полностью государственная компания.

- То есть, это на их совести установка тарифов и тому подобное?

- Это на совести власти, которая за огромное количество времени и при наличии огромного объема нефтяных денег не построила нормальные самолеты, нормальные аэродромы, нормальные аэропорты и так далее, и так далее. Позор! У нас в стране практически не выпускаются гражданские самолеты. Как может такая огромная страна вообще жить без самолетов? Не может без современного, быстрого, надежного транспорта!

- Я так понимаю, власть уповает на закупки зарубежного транспорта. «Боинги» покупают.

- Есть одна маленькая деталь: «Боинги» не могут приземляться здесь, в саратовском аэропорту. Есть серьезные технические ограничения по приему воздушных судов. В том числе в отношении «Боингов».

- А что такое «Энергосоюз» и чем он занимается?

- Это холдинговая компания, в которую входит ряд предприятий. Мы занимаемся производством. Мы берем ряд обанкротившихся предприятий, те, которые уже не работают, которые на металлолом попилили уже и собаки по территории бегают, и мы восстанавливаем такие предприятия. Первый наш проект был в Тольятти - «Тольяттинский Трансформатор». Сейчас в Саратове мы начали и продолжаем восстанавливать «ЖБК-1», восстановили банк «Агророс», который был «лежачий», мы сейчас восстанавливаем завод «Металлист» в Вольске - тоже банкротом был. И мы восстанавливаем сельхозпредприятие в Балтайском районе.

- Каким образом это восстановление происходит?

- Садимся, смотрим, начинаем думать: что нужно сделать для того, чтобы предприятие заработало? Изучаем стратегические перспективы по развитию. После этого уже начинаем вникать в технические, конструкторские, инженерные вопросы. Потом составляем план, который очень долго мутузим между собой, берем кредит и начинаем двигаться вперед.

- Это делается в пользу инвесторов, которые платят деньги, чтобы потом на этих заводах работать, или все эти предприятия потом отходят в корпорацию «Энергосоюз»?

- Это все остается у нас на балансе. Если мы потом захотим, то продадим. Но наш самый первый проект - тольяттинский трансформаторный завод - на нем сейчас работает 2,5 тысячи человек. Это - четвертый налогоплательщик по размерам в Самарской области. Через 2-3 года он будет лучшим заводом в Европе в своей отрасли.

- И вот у «Энергосоюза» какое-то количество акций «Саравиа», так?

- Да. У нас 25% плюс одна акция «Саравиа».

- А вы, получается, - директор «Энергосоюза».

- Получается - да.

- Так выгодный ли это бизнес - авиаперевозки? Или это вообще убыточно, как руководство РЖД обычно говорит про железнодорожные перевозки?

- Вы знаете, авиация - это вообще очень дорогая штука. И самолеты, и авионика, и все наземные службы, взлетно-посадочные полосы - это все дорогое удовольствие. В парке «Саравиа» - Як-42. Это самолет, который конструировался для таких аэродромов, как в Саратове. Другие самолеты не могут безболезненно садиться в саратовском аэропорту. Могут садиться только самый маленький «Боинг» и самый маленький «Аэробус». Но с одним ограничением - они не могут при этом быть загружены более чем на 50%.

- То есть, опять подходим к тому же количеству людей, которое может перевозить «Саравиа»?

- Ну конечно.

- Так убыточное предприятие или нет?

- Сейчас - не убыточное, но оно на грани. Авиация не является высокорентабельным бизнесом. Стоимость топлива растет. Смотрите, что сейчас происходит - в Москве опять начались перебои с топливом. «Саравиа» сейчас вынуждено заполнять полные баки для того, чтобы прилететь в Москву и со своим же топливом вернуться обратно в Саратов. Затраты на перевозку этого топлива туда-сюда - огромные. Самолет Як-42 потребляет около трех тонн топлива в час. А это что? Опять увеличение расходов компании.

без названия- Я сейчас говорю как бы со стороны власти. То есть, жители, бизнесмены обычно говорят: власть ничего не делает. А власть отвечает: это вы ничего не делаете. Мол, вы бизнесмены, а бизнес свой не развиваете, не строите себе нормальный аэропорт и прочее...

- Нет, подождите. Бизнесмен что-то делает, когда он видит, что что-то можно сделать. Когда есть нормальные законы, когда нет поборов, когда нет перебоев с топливом, когда работает авиационная промышленность, когда самолеты выпускаются. А так - самолетов нет, топлива нет, взлетно-посадочные полосы приспособлены для старых самолетов, государство вводит заградительные пошлины на самолеты, на всевозможную другую технику, поборы, проверки... Понимаете, потом это уже становится не бизнесом. Потому что в бизнесе самое главное - извлечение прибыли. Чтобы регулярно платить зарплаты, налоги и инвестировать в развитие.

- Но при этом что-то такой бизнес не бросают.

- Как это? «КрасЭйр» не помните? За последнее время очень много авиационных компаний разорились.

- Это - разорились. А на стадии, когда предприниматель понимает, что его бизнес становится убыточным, а перспектива того, что законы все подправят, поборов не будет - сомнительна?

- К сожалению, такой перспективы пока нет.

- К сожалению, нет. Но вы, тем не менее, не бросаете «Саравиа».

- Это надо исправлять.

- То есть, вам дорого это предприятие? Или стоит его уже отдать власти, которая ничего не делает, и пусть она сама мучается?

- Вот точно, если отдать власти - они все развалят. Просто все развалят.

- Но тогда уже «молодогвардейцы» придут к власти и будут орать: почему вы все развалили!

- Вот, послушайте. Я вам расскажу пример из истории «Саравиа». Еще до трагических событий в Ярославле мы внесли на совет директоров «Саравиа» требование: заслушать все службы об обеспечении безопасности полетов. Это мы все направили в «Аэрофлот», потому что ситуация сейчас такая: владелец пакета акций - «Ростехнологии», а их интересы в совете директоров представляет «Аэрофлот». Только у нас такое может быть, поскольку очевидно, что у «Саравиа» и у «Аэрофлота» конфликт интересов.

Итак, мы направили это требование, чтобы собрать совет директоров и обсудить безопасность. Примерно за месяц до трагедии в Ярославле. Что вы думаете? Они поставили этот вопрос на совет директоров только... 5 октября! Вот вам и эффективность власти. Ну, это просто цинично.

- То есть, если сейчас бизнес из «Саравиа» уйдет, то вообще все самолеты попадают?

- Нет, самолеты не должны падать. Они должны летать. Но то, что представители государства практически самоустранились от развития компании, - это очевидно.

- Вы вообще за конкуренцию?

- Да, я за конкуренцию там, где она крайне необходима. Это прежде всего в политике, экономике, производстве, спорте и других отраслях. Приведу образный пример. Если футболисты будут плохо играть вы будете ходить на их матчи? Нет, вы пойдете смотреть на тех, кто хорошо играет! А вот теперь прислушайтесь к себе на секунду и вспомните, когда вы в последний раз с интересом слушали политиков, депутатов?

Только честная конкуренция может обеспечить развитие общества и выполнение социальных программ для всего, подчеркиваю, всего населения.

 

Справка

Вечером 19 июня 1996 года Аркадий Евстафьев и Сергей Лисовский - члены предвыборного штаба Б. Ельцина, возглавляемого А. Чубайсом, были задержаны при выносе из Дома правительства коробки из-под бумаги для ксерокса с 538 тысячами долларов США наличными. После допроса они были отпущены. Инициаторы же их задержания: глава президентской службы безопасности А. Коржаков, директор ФСБ М. Барсуков и первый вице-премьер О. Сосковец - отправлены в отставку, ввиду кампании, развернутой частью СМИ. Фактически ценой полумиллиона долларов оказалась убрана из окружения Б. Ельцина опасная для А. Чубайса группа лиц.

По воспоминаниям А. Коржакова, служба безопасности получала сообщения о «расхищении» средств предвыборной кампании. Во время тайного вскрытия сейфа замминистра финансов Германа Кузнецова службой безопасности в ночь на 19 июня 1996 года были якобы обнаружены 1,5 миллиона долларов США. Коржаков утверждал, что сумма хранилась без документов об их происхождении, но с «платежками» в адрес иностранных банков. Согласно Коржакову, А. Чубайс попросил заместителя уволенного Коржакова, чтобы ему «вернули его 500 тысяч».

19 июля Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело по статье о незаконных валютных операциях. Это дело было закрыто в апреле 1997 года. Интересы бизнесмена С. Лисовского представлял адвокат А. Кучерена. Курировал расследование начальник Управления ФСБ по Москве и Московской области А. В. Трофимов.

Согласно изданию «Лица», член предвыборного штаба Ельцина, сотрудник неназванного банка Борис Лавров показал, что он принес деньги в Белый дом из департамента иностранных кредитов Министерства финансов. Обозреватель «Совершенно секретно» Олег Лурье утверждал, что Лавров работал в Национальном Резервном Банке, главой которого был А. Е. Лебедев.

В 1999 году Генпрокуратура закрыла дело.

(по материалам свободной энциклопедии «Википедия»)

 

Справка

Аркадий Вячеславович Евстафьев родился в Саратове. Окончил механико-математический факультет Саратовского государственного университета по специальности «прикладная математика» в 1982 году, Высшую школу КГБ СССР в 1986 году, Дипломатическую академию МИД СССР в 1990 году. Преподавал на кафедре математической кибернетики Саратовского университета. Работал в Управлении КГБ СССР по Саратовской области. По окончании Дипломатической академии был направлен в Управление информации МИД, занимал должность второго секретаря (курировал журналистов Великобритании, Дании и скандинавских стран).

С 1991 года работал в пресс-службе Правительства РФ. С 1992 года по 1995 год - советник и пресс-секретарь первого заместителя Председателя Правительства РФ А.Чубайса (в 1993 году являлся координатором рекламной кампании «ПриватиЗА!ция»).

С апреля 1995 года по март 1996 года - заместитель генерального директора компании «Общественное российское телевидение» (ОРТ) - директор Информационного телевизионного агентства (ИТА), затем Дирекции информационных программ, был освобожден от должности после отставки Чубайса с поста вице-премьера.

С апреля 1996 года работал в избирательном штабе президента Бориса Ельцина. Тогда же участвовал в деле о «коробке из-под ксерокса» - скандале, связанном с финансированием избирательной кампании Б. Ельцина. С августа 1996 года по 2000 год - генеральный директор фонда «Центр защиты частной собственности». С 2000 года занимал должность заместителя генерального директора по связям с органами государственного управления и средствами массовой информации АО «Мосэнерго», был соучредителем ЗАО «Монтес Аури», ЗАО «Монтес Аури Траст», ЗАО «Монтес Аури Холдинг», ЗАО «Управляющая компания паевыми инвестиционными фондами «Монтес Аури», ООО «Национальная Бартерная Корпорация Траст».

В 1999 году баллотировался на выборах в Государственную думу по Саратовскому избирательному округу №158, избран не был.

С сентября 2001 года по апрель 2002 года - исполняющий обязанности генерального директора ОАО «Мосэнерго» (дочернее предприятие РАО «ЕЭС России»). В апреле 2002 года был назначен генеральным директором ОАО «Мосэнерго», 6 июня 2005 года подал заявление об отставке с занимаемого поста - на его решение повлияла резкая критика со стороны Президента РФ В. Путина в связи с аварией в сетях «Мосэнерго» 25 мая (президент обвинил руководство «Мосэнерго» в «цинизме и очевидной профессиональной непригодности»).

В сентябре 2011 года избран лидером саратовского регионального отделения партии «Правое дело», однако после раскола партии и ухода с руководящей должности «ПД» бизнесмена Михаила Прохорова покинул реготделение.

Руководитель холдинга «Энергосоюз».

(по материалам свободной энциклопедии «Википедия»)

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
14 октября 2011, 09:20

так этих младососов! мочи МГЕР - фигню 21 века!!!!!!!! 

ответить
на главную