N38 (143) 14 октября 2011   14.10.2011 | 01:00
Поговорим, читатель?
Рубрика: редакционные расправки
Просмотров: 303
Версия для печати

Поговорим, читатель?Герой известной лирической песни из популярного телефильма обращался с вопросом к тополю, ясеню, кусту конопли и прочим зеленым насаждениям, а те героя равнодушно игнорировали. Что, согласитесь, было чертовски обидно: в жизни нет ничего печальнее вопросов без ответов. Кроме, разве что, ответов без вопросов...

Увы, газетный жанр - в отличие от бодрой перебранки в автобусе, на коммунальной кухне или в Живом Журнале - монологичен по природе своей. Текст есть самодостаточный мессидж, а все прочее - от лукавого. Тем более что даже продвинутые современные средства коммуникации не позволяют автору вступать в диалог с КАЖДЫМ читателем, отругиваясь или, напротив, выражая сердечную благодарность за внимание. Ни времени не хватит, ни сил, ни терпения. То есть, конечно, исключения бывают: если какой-нибудь читатель особенно допечет автора своей непосредственностью и эпитетами, выходящими за рамки приличий, с этим гражданином можно (а порой и нужно!) встретиться и выяснить отношения в суде. Прочим же остается только запастись терпением и ждать следующих статей, которые бы развивали темы предыдущих.

Однако хотя бы раз в год или даже в полгода стоит нарушить режим монолога и лично откликнуться на нетерпеливый читательский зов. За последние месяцы некоторые газетные публикации вашего обозревателя вызвали повышенное внимание и нервную реакцию, которая отлилась в многочисленные комменты на сайте нашей газеты, в записи в твиттере, а также в статьях, напечатанных в других изданиях. Ради экономии места из всех тем, волнующих читателя, выберем только две: 1) Эдик Абросимов и его судьба; 2) писатель-земляк Михаил Алексеев и премия имени его же.

Эдик Абросимов любопытен как тенденция, симптом и местный феномен: партия власти в лице госдепа Николая Панкова покупала его перо, когда требовалось в максимально хамской манере «мочить» непослушных оппонентов. Когда же Эдик в своем самовыражении перешел все границы (бытовая ксенофобия вкупе с симпатией к «третьему рейху» - это уже некоторый перебор), от помощника быстро отреклись, тихо задвинули за российскую границу, на родину Паниковского в город Киев. А редактировать «Нашу версию в Саратове» поручили юной и простой, как березовая почка, студентке Оле Бурцевой.

После этой преамбулы даем слово неравнодушным читателям. (Цитаты, заметим в скобках, взяты из Интернета.)

«Ну при чём здесь Эдик? - иронизирует некто под ником «Черная кошка». - Как говорят у нас на Украине, нехай киевская земля будет его таланту пухом... Разве здесь тема «Эдик»? Здесь тема: «депутат Госдумы Панков и его помощник Эдик». Так что, «эту песню не задушишь, не убьёшь», и уж, тем более, не заболтаешь!»

«Респект, господин Гурский!! - благодарит вашего обозревателя некто под ником «Реалии». - И за тему, и за воплощение! Тоже казалось, что последние саратовские события - нечто из бессмертно-актуального Николая Васильевича (не Панкова!). Такая пародия на миргородские страдания Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем...»

«Вот все: «респект аффтару, респект аффтару»... - сердится следом некто под ником «Нетрололо». - А под чью диктовку этот аффтар сочиняет!?.. или кто «заказывает музыку» аффтару!?. Это ответ: почему печатают замыленные темы...»

В дискуссию вступают и главные герои (куда ж без них?).

«Да, я недавняя энгельсская школьница и у меня убогие статейки, - признается в твиттере Оля Бурцева. И, обращаясь к автору статьи, добавляет: «Зачем же ты в своем «опусе» упоминаешь обо мне?»

И, наконец, из-за российско-украинской границы реагирует сам эмигрант Эдик: «Лев Гурский, бедняга, никак не успокоится, дважды мною переигранный, остался в Засратове, как дурак с помытой шеей!»

Спасибо за теплые слова, дорогие читатели. Тему «госдеп Панков» в Саратове и впрямь замылить невозможно; никакого хозяйственного мыла для этого не хватит. Кто музыку заказывает? - спрашиваете. Тоже мне, бином Ньютона: партия «Единая Россия», разумеется, ее и заказывает. Пока в партийных рядах такие деятели, журналисты без тем уж точно не останутся. Хотя Николай Васильевич Гоголь - классик и гений, а его тезка-госдеп тщательно скрывает свою гениальность, первому из двух Николаев Васильевичей наши местные СМИ уделяют (и, увы, будут уделять) несравненно больше внимания, нежели автору «Миргорода». Пусть классик не обижается, но на фоне его тезки-госдепа даже знаменитые Бобчинский, Добчинский, Земляника, Ляпкин-Тяпкин, Ноздрев и унтер-офицерская вдова проигрывают, будучи существами выдуманными. А вот наш Н.В.П. реален - даже в отсутствии поблизости бывшего экс-соратника Эдика. Девушке Оле - бонус за самокритику и замечание: к старшим, даже в твиттере, все-таки следует обращаться на «Вы», а не на «ты». Мы ведь с Вами, Оля, брудершафт не пили и едва ли выпьем... Отдельное мерси - Эдику. Словечко «Засратов» из его лексикона передарим Олегу Грищенко (пусть присовокупит к близкому по смыслу «говнищу»). А вот про «дважды переиграл» - чистая правда: в соревнованиях по бегу на длинные дистанции и по художественному свисту господину Абросимову-Киевскому нет равных; сказывается многолетний опыт, где уж нам уж...

Теперь о Михаиле Алексееве - писателе, человеке, премии, пароходе и проч. Судя по откликам на статьи вашего обозревателя, жителям губернии гордиться уж явно нечем, кроме как земляком, чьи книги прочно вошли в золотой фонд советской макулатуры и чьи поступки (донес на Твардовского; распространял гадкие небылицы о «покаянии» поэта; приписал себе чужие заслуги и пр.) едва ли были образчиком высокой нравственности. То, что именно бывший губернатор Саратовщины Аяцков поднял М. Алексеева, как знамя, и понес-понес-понес, не странно: какова власть, таковы и ее художественные ориентиры. Ну а в том, что у М. Алексеева есть защитники и сегодня, ничего удивительного нет. Сила инерции - могучая и всепобеждающая сила, особенно в мозгах. У нашего общества, как у старенького авто, длиннющий тормозной путь. И некоторым, кстати, очень нравится ехать и не сворачивать.

Вновь дадим слово усердным читателям. Все цитаты, кроме последней, тоже взяты из комментов на нашем сайте. Итак...

«Нельзя так постоянно кидаться с руганью на умершего человека, это мелко и подло, - уличает автора некто, скрывшийся под ником «М. Каришнев-Лубоцкий». - М. Алексеев не Чехов и не Шолохов, но некоторые его вещи являются хорошей беллетристикой и пользуются искренней любовью у миллионов читателей».

«Я что-то не припомню такого великого писателя как Лев Гурский, который мог бы обоснованно выносить безапелляционные оценки написанному Алексеевым, - сердится некто, выступающий под ником «Сергей Кравцов». - Сами то вы кроме таких вот статеек на что-то еще способны? (...) Самого Пушкина поливают грязью уже несколько столетий. Усердно льют! И, что интересно, поливальщиков едва ли кто сегодня вспомнит хоть одного, а Пушкин был и остался Пушкиным».

«Пытаться поносить Михаила Алексеева - это все равно, что поносить Волгу! - восклицает некто за подписью «Алексей Бусс». - Ведь он и его произведения давно уже стали одним из символом нашей земли, и ни при чем тут губернаторы, премии, партии и прочие сиюминутные вещи - выбор этот сделан читателем, а значит - народом, как бы высокопарно это не звучало. (...) Своей статьей, г-н Гурский, вы нанесли тяжёлое оскорбление всем жителям нашей области...»

«Не совсем понятно, какую цель преследовал автор, называя М. Алексеева «нашим позором», - сетуют на страницах еженедельника «Глобус-64» (№34 от 29 сентября) ветеран педагогического труда Л.В. Трифонова и учитель МОУ «СОШ п. Дубки Саратовского района» И.Ю. Трифонова. - Как много несправедливых и обидных слов... А ведь «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». Какие семена они посеют в душах современной молодежи, которая подчас знакомится с литературой не по первоисточникам, а по таким вот статьям? Помогут ли они воспитать достойных граждан, патриотов своего Отечества?»

Как видим, наши оппоненты тоже не едины во мнениях. Читатель, взявший псевдоним «М. Каришнев-Лубоцкий», считает М. Алексеева всего лишь беллетристом, а прочие сравнивают автора «Карюхи» с автором «Евгения Онегина», полагая, вероятно, их равновеликими по уровню таланта. «Искренняя любовь миллионов читателей» - аргумент так себе, если вспомнить тиражи Дарьи Донцовой или еще более грандиозные «тиражи» паленой водки (у нее-то популярность просто бешеная, и что с того?). Пафосные заявления о том, что-де нельзя критиковать умерших, - это от незнания истории вопроса: автор этих строк и при жизни Алексеева писал о его проступках, и кончина писателя никоим образом его не реабилитировала. Идея о том, что оценку романисту имеет право давать не профессиональный литературный критик, а лишь тот, кто сам пишет романы, - сколь давняя, столь и нелепая. А высказать суждение о фильме могут, значит, только режиссеры? А качество еды могут оценить только кулинары? (Кстати, сугубо для сведения «Сергея Кравцова»: в библиографии Л. Гурского, помимо литературно-критических статей, значатся еще и десять романов.) Суждения же о том, что-де М. Алексеев по своему величию сравним с рекой Волгой, невозможно комментировать без помощи г-на Паращенко. Кажется, даже товарища Сталина придворные лизоблюды не додумались сравнить с Волгой, Днепром или Тихим океаном...

А вот дубковские педагоги Трифоновы правы: очень надеюсь, что мои статьи и впрямь хотя бы у кого-то отобьют охоту тратить время на произведения М. Алексеева. Увы, жизнь коротка, и количество книг, которые человек успеет прочесть, ограничено. Если вместо «Карюхи» человек прочтет, например, «Короля Лира», «Анну Каренину» или «Театральный роман», это будет неплохо.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (2)
17 октября 2011, 10:28

Баран-это не ругательство. Это животное. 

ответить
26 августа 2012, 20:36

Не знаю ни одного живого человека, который бы стал добровольно читать это художественное  убожество - М.Алексеева - какие уж там миллионы читателей..

ответить
на главную