Страна миллионеров

04.11.2011 | 01:36
блок-пост
Страна миллионеров

Помните страну с чудесным названием Тилимилитрямдия? Ну та, которую Медвежонок выдумал. Там еще все ходят на головах и говорят друг другу «трям!», что значит «здравствуйте». Жаль, ее нет на карте мира, веселая получилась бы страна. Белиз, где население наверняка неравнодушно к известному ликеру, есть. Государство с громоздким названием Сент-Винсент и Гренадины, в котором проживают... страшно подумать... сент-винсент-и-гренадинцы?... есть. Значатся на карте страны Лесото, Кюрасао и Кабо-Верде. А Тилимилитрямдии нет. Впрочем, стоит ли расстраиваться? Совсем рядом с Россией расположилась не менее удивительная страна. Практически все жители там - миллионеры

без названияПомните страну с чудесным названием Тилимилитрямдия? Ну та, которую Медвежонок выдумал. Там еще все ходят на головах и говорят друг другу «трям!», что значит «здравствуйте». Жаль, ее нет на карте мира, веселая получилась бы страна. Белиз, где население наверняка неравнодушно к известному ликеру, есть. Государство с громоздким названием Сент-Винсент и Гренадины, в котором проживают... страшно подумать... сент-винсент-и-гренадинцы?... есть. Значатся на карте страны Лесото, Кюрасао и Кабо-Верде. А Тилимилитрямдии нет. Впрочем, стоит ли расстраиваться? Совсем рядом с Россией расположилась не менее удивительная страна. Практически все жители там - миллионеры.

Да-да, вы не ослышались. Два-три миллиона в этой стране - средний ежемесячный заработок, а пятьдесят тысяч рублей - сумма, которую можно легко спустить за один поход в магазин. Теряетесь в догадках? Что ж, приоткрою тайну - речь идет о Белоруссии.

Вопреки расхожему мнению, там уже давно не в ходу так называемые «зайчики». Белок, волков и зубров на белорусских деньгах давно сменили белорусские поэты Максим Богданович, Якуб Колас и другие. Поменялось и соотношение русских и белорусских рублей. Текущий курс белорусских денег по отношению к русским - 250 к 1. Белорусский миллион таким образом составляет всего 4 тысячи российских рублей. Да, в международный клуб миллионеров белорусов вряд ли примут... Тем более напомню, что в дружественной республике сейчас царит кризис - молодые семьи из-за скакнувшего курса валюты, как мухи в варенье, завязли в кредитах; с нового года потребление горячей воды сверх нормы будет оплачиваться по тройному тарифу, поговаривают и об установке счетчиков на газ. В общем, все как у людей. Наслушавшись подобных страшилок, я ожидала увидеть в Белоруссии разбитые дороги, перекошенные дома в частном секторе, разломанные лавочки и почти полное отсутствие урн. Ну, в общем, я ожидала увидеть там Саратов. И вы знаете... все оказалось наоборот.

Городок Сморгонь Гродненской области, в котором я побывала, невелик даже по масштабам районного центра. По данным за прошлый год, там проживают 36 тысяч человек. Для сравнения, в Балаково на настоящий момент насчитывается около 200 тысяч жителей, в Вольске - 66 тысяч. Такие маленькие городишки в России обычно принято называть захолустными, однако белорусская Сморгонь не переставала удивлять меня с первой секунды. Начнем с того, что когда мы вывернули с вокзала на улицу, ведущую к центру города, то попали на ремонтирующуюся дорогу. «Подумаешь, - скажете вы, - у нас тоже ремонтируют». Вот только у них укладывают весь асфальт заново, а не поверх старого. У нас почти не ремонтируют одновременно тротуары и дороги. И уж тем более не оставляют специальный промежуток между дорогой и тротуаром под газоны и клумбы. Если только случайно. Вдоль домов частного сектора, на удивление симпатичных и ухоженных, тянулся единообразный забор.

без названияНо по-настоящему я удивилась, когда мы наконец дошли до центра города. Начнем с того, что там везде были пандусы. Да-да, те самые, о которых говорят наши саратовские чиновники, обсуждая программу «Доступная среда», и которых почти нигде нет. Быть может, я не обратила бы на это внимание при других обстоятельствах, но у меня была с собой большая дорожная сумка на колесиках, и как же удобно было катить ее на спусках и подъемах!

Сами тротуары были частично покрыты асфальтом и частично вымощены плиткой. На этом месте я невольно потянулась к сумке, чтобы платком подвязать отваливающуюся от удивления челюсть, но не успела. Там были лавочки. Много лавочек. Они были покрашены, и возле каждой стояла урна для мусора. Элементарнейшие вещи, которые должны быть в любом городе, а уж тем более в Саратове, претендующем на звание миллионника. А после того, как я увидела отдельные мусорные контейнеры для бумаги, стекла и пластика, и это в городе на 30 тысяч жителей, я поклялась себе переехать сюда, чтобы достойно встретить старость.

Да, забыла сказать, на окраинах - то же самое. Плитка, урны, скамейки. Ну, я уж не буду рассказывать о ярких благоустроенных детских площадках, о схеме микрорайона, вывешенной на видном месте (привет саратовским врачам «Скорой помощи», которые по часу добираются на вызов - из-за того, что просто не знают, куда ехать)...

Вчера вечером, уже в Саратове, возвращаясь домой с работы, я едва не провалилась в траншею, вырытую возле моего дома. Рабочие разворошили асфальт, положенный там всего лишь месяц-два назад, и прокладывают какие-то трубы. Заново двор, понятное дело, никто ремонтировать не будет. Так имеет ли смысл говорить о слаженности работы властей всех уровней?

А недели две назад я присутствовала на заседании гордумской комиссии, на которой депутаты чуть ли не в один голос предлагали раскрасневшейся чиновнице, отчитывавшейся перед ними, съездить в Барселону и посмотреть «как там это делают». Так вот, думается мне, перед тем, как лететь в Испанию, депутатам не помешало бы побывать в Белоруссии - там явно есть чему поучиться. А то у нас только и умеют, что говорить «трям» и ходить на головах...