N17 (26) (08 мая 2009)   08.05.2009 | 11:01
Банкротство как бизнес
Рубрика: ПРОКУРОРСКОЕ ЧТИВО
Просмотров: 540
Версия для печати

без названияУже больше месяца банки-кредиторы Торгового дома «ЛИА-Лев» пребывают в недоумении. Странным образом в реестр кредиторов обанкротившейся компании Льва Съемщикова попал «Нижневолжский коммерческий банк». Причем сумма долга торгового дома саратовскому банку оказалась довольно большой - 453 млн рублей. В том, откуда взялась эта сумма и насколько она обоснована, разбиралась «Газета Наша Версия».

 

Львиная доля бизнеса

Для начала необходимо сказать несколько слов о бизнесе Льва Съемщикова, единственного владельца ООО «Торговый дом «ЛИА-Лев». Это популярные среди саратовцев магазины «В Яблочко» и «Смарткауфф», закрывшиеся в январе этого года, менее известный простым гражданам логистический центр «Трейдфуд», ЗАО «Борел», производящее кетчупы, соусы и соки. Помимо этого господин Съемщиков владеет инвестиционной компанией «Apple Development», которая долгое время вела реконструкцию торгово-развлекательного комплекса в Саратове. Среднемесячный объем продаж в торговых сетях в 2007 году составлял 173 млн руб., а в сентябре 2008-го - аж 285 млн рублей. Однако уже в ноябре объем выручки опускается до 84 млн рублей. Причин резкого сокращения продаж много. Свою лепту сюда внес и финансовый кризис. С ноября прошлого года поставщики торгового дома отказались предоставлять товары с отсрочкой платежа, потребовав предоплату. Известно, что «ЛИА-Лев» в своем обороте в 2008 году имел постоянный объем кредиторской задолженности перед поставщиками товаров.
Не секрет, что свой бизнес господин Съемщиков вел в основном на заемные средства. Однако осенью прошлого года у банков возникли свои проблемы, поэтому предоставлять новые кредиты торговому дому господина Съемщикова банки не имели возможности. В то же время ему необходимо было возвращать старые долги. Вполне естественно, что объем продаж в торговых сетях резко падает: поставщики отказываются предоставлять товар без предоплаты, а поскольку нет возможности получить новый кредит, то и заполнить пустые прилавки магазинов не на что.
Результатом осенних событий стало заявление господина Съемщикова с просьбой признать его предприятие банкротом. И, что удивительно, это решение было принято судом всего за 3 дня, хотя обычно такие дела рассматриваются очень тщательно. Тем не менее, 28 декабря 2008 года заявление Съемщикова поступило в суд, а уже 30 декабря было принято решение о введении процедуры наблюдения в отношении торгового дома.

Семейные распри

По предварительным данным На сегодня «ЛИА-Лев» должен своим кредиторам почти 1,2 млрд руб. Среди кредитных организаций, выдавших фирмам Съемщикова займы, оказались Банк Зенит (170 млн руб.), МДМ-Банк (170 млн руб.), Балтийский банк (83 млн руб.), Промсвязьбанк (40 млн руб.), Русский Банк Развития (30 млн руб.), «Нижневолжский коммерческий банк» (50 млн руб.). В марте эти кредитные организации, за исключением НВКБ, подали в арбитражный суд Саратовской области свои требования о включении в реестр кредиторов торгового дома. Также к «ЛИА-Лев» заявил свои требования и Оргрэсбанк в объеме 360 млн руб. по договору поручительства за «Apple Development». Однако тогда господин Съемщиков потребовал приостановить рассмотрение исков кредитных организаций по весьма неожиданной причине. Как выяснилось, его супруга подала иск о признании недействительными кредитных сделок торгового дома почти на 0,5 млрд рублей. Такой поступок госпожа Съемщикова объяснила тем, что ее супруг совершал имущественные сделки самостоятельно, без согласования с ней. Вот такое семейное разбирательство, начавшееся в очень правильный момент. Правда, на раздел семейного имущества госпожа Съемщикова подала заявление в суд только в марте 2009 года, а в преддверии этого пожелала оспорить кредитные договоры, о которых якобы не имела никакого представления.
Именно по этой причине один из арбитражных судов Москвы, где разбиралось дело по одному из кредитных договоров «ЛИА-Лев», отклонил в феврале 2009 года заявление госпожи Съемщиковой о приостановлении рассмотрения банковского иска. Тем не менее, для саратовского арбитража столичный суд не пример. В Саратове разбирательства по искам банков-кредиторов были остановлены. Целых два месяца областной арбитраж внимательно следил за судом Кировского района, где решалось дело супругов Съемщиковых. Не мог убедить судей и тот факт, что под каждым договором или поручительством, которое подписывал лично владелец торгового дома «ЛИА-Лев», присутствовало нотариальное согласие его супруги на кредитную сделку. Странно как-то - сначала дать свое согласие, а потом вдруг утверждать, что ничего об этом не знала. Ну, а пока суд да дело, временный управляющий торговым домом Дмитрий Баскаков, выбранный самим Съемщиковым и утвержденный саратовским арбитражем, назначил и провел собрание основных кредиторов торгового дома, которые успели войти в реестр. Вот здесь и начинается самое интересное. Совершенно неожиданно для всех, кроме, по-видимому, самого владельца торгового дома, на горизонте появился еще один кредитор. Причем самый значительный.

НВКБ в мешке

6 апреля в суд обратились представители «Нижневолжского коммерческого банка», потребовав взыскать с «ЛИА-Лев» 453 млн рублей. Свои требования в НВКБ объяснили так. В свое время господин Съемщиков (наверное, исключительно по доброте душевной) поручился за 6 компаний, которые решили взять кредит в НВКБ. Причем к этим компаниям владелец «ЛИА-Лев» не имел никакого отношения, они даже не были его поставщиками. Правда, директором одной из организаций - ООО «Прогресс» - являлся действующий в то время сотрудник НВКБ, но это наверняка забавное совпадение. 6 октября прошлого года руководители этих фирм, задолжавших банку в общей сложности 400 млн руб., вдруг одновременно подписывают дополнительное соглашение к кредитному договору, соответствующие дополнения рождаются в эту же дату и к договорам поручительства. В нем срок погашения кредита у всех фирм переносится на 8 декабря 2008 года. Наверное, никого уже не удивит тот факт, что в назначенный день эти компании даже и не подумали расплатиться со своим кредитором, а их обязательства перешли к поручителю - «ЛИА-Лев». Таким образом, господин Съемщиков оказался должен НВКБ не только те 50 млн руб., которые когда-то брал для развития своего бизнеса, но и еще 400 миллионов.
Вполне логично предположить, что, начиная с 9 декабря 2008 года, эти деньги должны были появиться в отчетности НВКБ в качестве просроченной задолженности. Однако этого не происходит. Хотя банки по закону обязаны ежедневно предоставлять ЦБ достоверную документацию обо всех проведенных сделках, в противном случае им грозит отзыв лицензии. Но загадочные 453 миллиона так и не появляются в отчетности НВКБ. Интересно, что, согласно опубликованным на сайте Центробанка данным, объем просроченных обязательств юридических лиц перед НВК колеблется в районе 50 млн рублей на все отчетные даты начиная с декабря 2008 года по настоящее время. Так куда же делись остальные миллионы? Или руководство банка стеснялось поделиться с ЦБ такой информацией? Впрочем, это не единственный вопрос, есть и другие. Согласитесь, уже давно должны были появиться на горизонте рыцари в сияющих доспехах, защищающие закон и порядок, - Главное управление ЦБ по Саратовской области, надзорные и правоохранительные органы. Возмутиться и удивиться должен и арбитражный суд области, получивший от НВКБ в свое распоряжение документы, не выдерживающие никакой критики. Подумайте сами, как можно отнестись к договору поручительства за март 2006 года, на котором стоят реквизиты, полученные поручителем лишь в сентябре 2006 года? Но нет, стражи закона решили не торопиться, разбираясь в этой запутанной истории.
О том, как развивалась ситуация и в какой роли выступили управление Центробанка по Саратовской области и другие надзорные органы, читайте в следующем номере.

P.S. Мы очень внимательно следим за реакцией на наши публикации правоохранительных органов. Есть ли она, избирательна ли она, или вообще полностью отсутствует. Аналитический обзор на эту тему будет представлен в ближайших номерах «Газеты Наша Версия».

 

все статьи
номера
на главную