N46 (151) 9 декабря 2011   09.12.2011 | 00:48
Николай ЛОГИНОВ: «Я не представляю, как члены комиссии после этого смогут смотреть людям в глаза»
Рубрика: свобода слова
Просмотров: 474
Версия для печати

без названияВ редакцию «Газеты Наша Версия» обратился главный редактор информационного агентства «Самарабизнесконсалтинг» Николай Логинов. В день выборов он находился на 311-м избирательном участке Саратова в качестве наблюдателя. По его словам, данные итогового протокола этого участка и результаты выборов, представленные облизбиркомом, не совпадают. Николай Логинов рассказал нашему корреспонденту, как проходил подсчет голосов.

- Я был наблюдателем на участке № 311, который расположен в школе №7. Я там находился около трех часов дня примерно полчаса, а также вечером пришел на подсчет голосов, записал все результаты в блокнот и получил копию итогового протокола. Я в деталях помню, как из общей пачки вынимали бюллетени за «Правое дело» и «Патриотов России» и клали в отдельную кучку. Женщина, которая считала бюллетени «Правого дела», долгое время скучала, но потом хвалилась, что у нее уже четыре бюллетеня. То есть за все партии голоса были. Я видел это визуально, слышал, как председатель отзванивался в вышестоящий избирком. А потом оказалось, что они отличаются от тех данных, что я увидел на сайте избиркома и у некоторых партий вообще нет ни одного голоса.

- Скажите, я правильно понял - вы были наблюдателем не от партии, а как журналист?

- Совершенно верно. Журналист имеет право быть наблюдателем, и я этим правом воспользовался, тем более что на моем участке было только пять наблюдателей. Для меня просто было важно быть наблюдателем на этих выборах, и я не думал, что из этого выйдет какая-то история. Я сам голосовал и хотел бы, чтобы мой голос не пропал.

- А как вы попали в Саратов? Почему именно этот участок?

- Я специально приехал, чтобы принять участие в выборах. Я тут прописан. А в школе, в которой находился этот участок, я учился. В первую очередь я хотел проголосовать. В последние дни думал о том, чтобы стать наблюдателем. Затем я узнал, что результаты выборов на моем участке были изменены, теперь я предпринимаю различные шаги, чтобы восстановить справедливость. А также хочу поделиться этой информацией с людьми.

- Как вы думаете, на каком уровне произошла фальсификация на вашем участке?

- Я могу только предположить. В полной мере говорить о фальсификации может только суд. До тех пор это только мои предположения. После подсчета голосов все наблюдатели, и я в том числе, получили бланк протокола, в который мы записали результаты — их для нас огласила секретарь участка. После этого я заверил у нее копию протокола и ушел с участка. То есть на этом этапе все было нормально. Затем итоговый протокол должны были отвезти в территориальную избирательную комиссию. Что здесь можно предположить — далее члены комиссии, я не знаю, все или не все, но руководство точно, потому что необходима печать, подписи председателя и секретаря, изменили результаты голосования, переписали протоколы и отвезли в ТИК. Я не думаю, что они переписывались в ТИКе. Это маловероятно. Непонятно, что сделали с бюллетенями. Потому что они были запечатаны в черные мешки для мусора, сверху были приделаны бумаги, на которых было написано, сколько бюллетеней и за какую партию там находится, и все это было обвязано скотчем. Общее количество голосов не изменилось. У одних партий голоса уменьшили, у других увеличили.

- Каковы будут ваши дальнейшие действия?

- Хочу информировать о факте фальсификации, чем я сейчас и занимаюсь, добиться признания результатов выборов на этом участке недействительными и не допустить подобной фальсификации в следующий раз.

- Собираетесь ли вы обращаться в суд?

- Да, конечно. Я собираюсь обратиться в районный суд, а также напишу заявления в участковую комиссию, ТИК и облизбирком с просьбой разобраться и дать мне ответ, что случилось. Тот факт, что председатель участковой комиссии бросает трубку, свидетельствует, что дело здесь нечисто. Мне советуют также обратиться в прокуратуру, но я буду об этом думать.

- Вы сказали, что хотите сделать так, чтобы подобных нарушений не допустить. Каким образом это можно сделать?

- Нужно сделать так, чтобы на выборах было больше наблюдателей, а на участке — большее количество избирателей. Для этого можно объединить два участка. Может быть, в результате у наблюдателей будет больше работы, но зато наблюдатели смогут проконтролировать голосование шести тысяч человек вместо трех. Что касается протоколов, для начала их было бы неплохо распечатывать, а не заполнять вручную. Кроме того, существует электронная подпись, с помощью которой к документу прикрепляется специальны код, который невозможно подделать. Ее использование на выборах существенно бы повысило степень достоверности результатов.

- Что вы может сказать о людях, которые подделали результаты выборов?

- Большинство членов комиссий — учителя, и в суде им будет тяжело отрицать то, что мы все вместе видели и слышали. 170 с лишним голосов были отданы одной из партий. Даже если суд не удовлетворит мое исковое заявление, уже сейчас о том, что случилось, узнают многие. И я не представляю, как члены комиссии после этого смогут смотреть людям в глаза. Вы знаете, если бы я жил в Саратове, я бы никогда не отдал своего ребенка в эту школу. Я готов сделать все, чтобы эти люди не могли преподавать, чтобы они сами ушли со своей должности. Учитель — это пример для детей, и какой пример они подают таким поведением?

- Сейчас все больше говорят о лживости выборов и массовых фальсификациях. Как вы считаете, нужно ли голосовать несмотря на это? Есть ли в этом смысл?

- Голосовать нужно и в России, и в любой стране, и в любое время: вчера, сегодня, завтра. Если есть такое право, то этим правом нужно пользоваться. Это все равно, что если с вами делают что-то нехорошее, вы же будете защищаться или пользоваться своими возможностями, чтобы улучшить свою жизнь. Вы же не лежите на диване?

- То есть вы думаете, что с помощью выборов можно на что-то повлиять?

- Ответ — да, я так думаю. Моя позиция — менять мир. Я в жизни не вижу никакого смысла, но если уж мы живем, то я бы хотел сделать мир удобным для себя и для других людей. Я не хочу спокойно смотреть на то, что происходит. Если мне что-то не нравится, я хочу это поменять. Меня беспокоят процессы, происходящие в политике, и я на них тоже хочу влиять. Есть политики, чьи взгляды я разделяю, и я их поддерживаю с помощью голосования, даже если они в итоге не победят. У меня вся жизнь такая! Даже если у меня ничего не получится, я все равно буду пытаться это делать. Пусть даже все люди в мире будут иметь другую точку зрения. Если они ничего не будут делать, я буду делать это за них.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (4)
9 декабря 2011, 12:22

Наивный Николай Логинов! У нас в Саратове так принято издавна, люди голосуют, комиссия считает, затем председатель едет в областную комиссию, это как правило в администрации, и переделывает протокол, и в итоге получается , что за Единую Россию проголосавали 60 процентов, хотя еле еле в действительности набирается 5-7 проц, и то из числа тех кого заставляли голосовать за Единую Россию, и которые боятся, что если они проголосуют против то их руководство узнает и накажет увольнением. 

ответить
9 декабря 2011, 20:35

"У нас в Саратове так принято издавна" - это обидно очень. 

В Японии говорят: "Если человек обманул тебя один раз - он подлец. Если он обманул тебя второй раз - ты дурак." 

Никогда не ходила ни на какие митинги, а завтра пойду. В судах (особенно в Саратове) никто ничего не докажет. Судьи на черное скажут: "белое" и не покраснеют. 

Надо идти на улицу, добиваться признания результатов выборов недействительными. 

ответить
9 декабря 2011, 20:39

В Японии говорят:"Если человек обманул тебя один раз - он подлец. Если он обманул тебя второй раз - ты дурак." 

Никогда ни на какие митинги не ходила, а завтра пойду. 

В судах (особенно в Саратове) никто ничего не докажет. У наших судей иммунитет))). 

Надо на улице добиваться признания итогов выборов недействительными, добиваться проведения повторных выборов. 

ответить
10 декабря 2011, 20:05

Я только не пойму, почему партии не действуют против конкретных председателей избиркомов?Подали в суд, например, по статье подлог документов, свое начальство они подставить не смогут, вот и будут сами отвечать. И не надо доказывать что выборы липовые. Не получится!  

ответить
на главную