N46 (151) 9 декабря 2011   09.12.2011 | 00:53
Бессовестные
Рубрика: братство конца
Просмотров: 296
Версия для печати

Я уже давно поняла, что назвать нынешнюю власть бессовестной — это все равно, что ничего не сказать или поиграть в Капитана Очевидность. Но всему же должны быть свои пределы! Как можно относиться к существам, которые решили померяться силой и знанием законов с человеком, рисковавшим жизнью, защищая Родину? Именно так сейчас поступают чиновники. Участник Великой Отечественной войны, инвалид второй группы (причем инвалидность была вызвана общим заболеванием, полученным на службе) уже почти пять лет сражается с Пенсионным фондом и судами различных инстанций за прибавку к пенсии в… 500 рублей! Как говорится, у меня кончились аргументы в пользу человечества.

В нашу редакцию обратился Наум Львович Нагеров. Он поступил на службу 3 января 1944 года, когда ему еще даже не исполнилось 18 лет. Прошло некоторое время, и его отправили на границу с Ираном. «Мы же не выбирали, куда нам идти — на фронт, на границу или еще куда-то. Нас распределяли», - говорит Наум Львович. Он дослужил пограничником до конца войны и продолжил военную службу еще пять лет до 1950 года.

Сейчас ему 85 лет. Он выжил тогда и вынужден выживать сейчас. Ему приходиться воевать уже не с иностранными захватчиками, а со своими соотечественниками. Ему надо доказывать, что он заслужил доплату в 500 рублей. Но пока во всех битвах он проигрывает. Победителями выходят судьи Октябрьского и Фрунзенского районных судов, областного и Верховного суда, сотрудники отделения Пенсионного фонда по Саратовской области.

В 2005 году особым указом президента РФ инвалидам Великой Отечественной назначается дополнительное ежемесячное материальное обеспечение (ДЕМО) в размере тысячи рублей, а участникам ВОВ, проходившим службу в военное время в частях, не входивших в состав регулярной армии, - 500 рублей ежемесячной денежной выплаты (ЕДВ). И то, и другое должны были начать перечислять с 1 мая 2005 года. Но даже по пятьсот рублей в месяц участникам войны 1941-1945 годов стали платить не сразу, а лишь после появления определения Конституционного суда РФ, вынесенного через год после вступления в силу указа президента, где четко было сказано, что люди, несшие военную службу во время Великой Отечественной не в регулярной армии, тоже имеют право на ЕДВ. Также в этом определении написаны очень правильные, на мой взгляд, слова: «Между тем, государство не может произвольно изменять уже признанный им статус таких лиц и уменьшать обусловленные этим статусом объемы социальных гарантий, поскольку в противном случае подрывается авторитет государственной власти, уважение граждан к закону, умаляется достоинство личности».

Наум Львович сейчас получает пособие в полтысячи рублей, как участник войны. Но ведь Наум Нагеров инвалид второй группы и потому он считает, что должен получать доплату в соответствии со своим статусом, то есть тысячу рублей. Такое его право подтверждает и письмо, в котором государственно-правовое управление президента дало разъяснение на этот счет. В бумаге отмечается: «Согласно пункту 2 статьи 15 ФЗ «О ветеранах» всем категориям участников ВОВ, ставших инвалидами вследствие общего заболевания, трудового увечья или других причин (кроме лиц, инвалидность которых наступила вследствие их противоправных действий), предоставляются меры социальной поддержки инвалидов войны, дополнительное ежемесячное материальное обеспечение устанавливается также в размере 1000 рублей». Об этом же говорится и еще в одном определении Конституционного суда, вышедшем в свет в 2008 году. Отказывая в принятии жалобы гражданина Репина, касающейся ДЕМО в тысячу рублей, суд сообщил: «Не применяются в настоящее время к заявителю и положения статьи 17 ФЗ № 5 от 12 января 1995 года «О ветеранах», так как согласно пункту 2 его статьи 15 заявитель как инвалид вследствие общего заболевания имеет право на предоставление ему установленных ст. 14 ФЗ «О ветеранах» мер социальной поддержки инвалидов ВОВ».

Фрунзенский и Октябрьский районный суд, Саратовский областной суд, Верховный суд и, конечно же, Пенсионный фонд не приняли во внимание вышеперечисленные разъяснения. Все эти инстанции отказали Нагерову в признании его права на ежемесячную выплату в размере тысячи рублей. По мнению ветерана, ему должны были платить на пятьсот рублей больше с 1 мая 2005 года, но не делали этого. С тех пор накопилась задолженность в размере 30 тысяч рублей и ее индексация в 10 тысяч рублей. Человек, ставший инвалидом в связи с прохождением службы на границе в военное время, хочет получить всего-то 40 тысяч рублей (это, наверняка, намного меньше месячного заработка, скажем, председателя какого-нибудь суда) и еще по 500 рублей каждый месяц. Почему-то мне кажется, что руководитель отделения Пенсионного фонда по Саратовской области на обед в ресторане тратит больше суммы ДЕМО, за получение которой борется Наум Львович.

Некоторые из оснований для отказа в удовлетворении исковых требований вызывают у меня как минимум удивление. Например, Октябрьский районный суд отказался от рассмотрения «дела Нагерова», так как он выбрал ненадлежащего ответчика. Суд счел, что отделение Пенсионного фонда по Саратовской области занимается исключительно контролем и руководством своих территориальных органов. Тем временем в Положении о ГУ ОПФ РФ по Саратовской области, утвержденном постановлением правления Пенсионного фонда РФ №2П, сказано, что отделение обеспечивает финансирование расходов на выплату трудовых пенсий и других выплат. Помимо этого оно отвечает за назначение,  перерасчет, выплату и доставку пенсий. Еще отделение обязано разрешать споры по вопросам, отнесенным к компетенции Пенсионного фонда, принимать граждан и рассматривать их предложения, заявления, жалобы и так далее. Но суд каким-то удивительным образом пропустил все пункты, кроме касающегося руководства и контроля. Как раз этот факт удивляет меня.

Это всего лишь один из примеров судебного крючкотворства. Если начинать подробно перечислять все вехи сражения Нагерова с судами и Пенсионным фондом, а оно длится уже почти пять лет, то никаких газетных полос не хватит. Да и дело тут даже не в пятистах рублях. Если бы проблема заключалась просто в деньгах, я лично отдавала бы Науму Львовичу по тысяче рублей в месяц. Дело в том, что стыдно перед человеком, рисковавшим своей жизнью ради того, чтобы мы жили. Если бы все власть имущие, протирающие штаны и юбки в правительстве, мэрии, думе, Пенсионном фонде, скинулись по тысяче рублей (а для большинства из них это сущие копейки), собранных денег, скорее всего, хватило бы для выплаты всем участникам-инвалидам ВОВ. По неофициальным данным в 2007 году в нашем регионе их проживало 13 тысяч человек, а самому молодому ветерану тогда было 80 лет.

«У ОПФР есть программа максимум — дождаться, пока последний из нас отправится на тот свет», - писал в своей надзорной жалобе в Верховный суд РФ Наум Львович. Мне сложно с ним не согласиться. Сейчас Нагеров готовится к обращению в Конституционный суд. По словам ветерана, он до сих пор не обратился туда, потому что жена у него сильно болеет, да и сам он прибаливает. Но он не сдался тогда, во время войны, не сдается и сейчас.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную