N48 (153) 23 декабря 2011   22.12.2011 | 23:41
Как меня заказали
Рубрика: в сетях
Просмотров: 330
Версия для печати

Как меня заказалиМесяц назад меня «заказали». Сообщение об этом появилось на форуме к одному из моих материалов на сайте nversia.ru. «Оля, это большая журналистская удача», - сказали коллеги, но все-таки посоветовали постигшую меня удачу не испытывать и написать заявление в «органы». В результате я получила, и продолжаю получать, бесценный опыт общения со следственными и правоохранительными органами, которые до сих пор ищут моего неуловимого заказчика.

Материал «Куда уводят детство»,  опубликованный 18 ноября этого года в №43 (148) «Газеты Наша Версия» и на сайте ИА «Версия-Саратов», вызвал неожиданно бурное и даже агрессивное обсуждение на форуме. Неожиданно, поскольку речь в статье шла не о грубейших нарушениях закона высокопоставленными чиновниками или вопиющих фактах коррупции во всем известном саратовском вузе, а о культурно-выставочном центре «Радуга» и его чересчур сомнительной, на мой взгляд, работе с детьми. Такого потока грязи на форуме к статье о культуре и образовании я, пожалуй, и не припомню.

В Интернете, как известно, можно назваться кем угодно - «Натальей Линдигрин», «Папой Римским», «лошадью Пржевальского» и вообще любым сочетанием букв, цифр и символов. Поэтому комментарий к статьей «Куда уводят детство» от некоего пользователя, представившегося именем и фамилией губернатора Саратовской области, я восприняла не слишком серьезно. 20 ноября «Павел Ипатов» написал: «Ольга Козлова это твоя последняя статья!» Ну последняя и последняя, дорогой «Павел Леонидович». Как говорится, и тебя вылечат... Но на следующий день появился второй комментарий - от «анонима»: «Оля жди в гости! сегодня в 21,30, тебя заказали. Будут люди от Юрия Торопыгина кличка Чича» (орфография и пунктуация оригиналов сохранены - прим. авт.).

 Уже через два часа после размещения этого комментария я обратилась в следственное управление Следственного комитета России по Саратовской области с заявлением на имя его руководителя Николая Никитина. В заявлении я просила установить и привлечь к уголовной ответственности лиц, разместивших данные комментарии, по двум статьям Уголовного кодекса РФ: ст. 144 «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов» и ч.1 ст. 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», а также провести неотложные оперативно-следственные действия, направленные на обеспечение защиты моей жизни и здоровья.

Несмотря на то, что до 21.30 оставалось совсем немного, дежурный следователь, принимавший у меня заявление, действовал без спешки. Для начала он устроил мне нечто вроде экзамена на знание подследственности уголовных дел, а также посчитал своим долгом уточнить, в «чьей» газете я работаю - «грищенковской» или «курихинской», как будто это меняло суть дела или придавало ему новый оборот. «Вы реально считаете, что мы найдем кого-то?» - спросил он меня. «А вы сами разве не уверены в этом?» - в свою очередь поинтересовалась я, но ответа не получила. В итоге мне было сказано: «Это бред полный, да никто не приедет вас убивать», велено отправляться домой и ждать сотрудников полиции. «Я сейчас позвоню начальнику Волжского РОВД, - успокоил меня сотрудник СУ СК. - Придет к вам какой-нибудь хромой пэпээсник, я больше чем уверен, постоит 20 минут и уйдет».

 Следователь сдержал слово: действительно из Волжского РОВД ко мне домой был прислан сотрудник полиции. Причем он постучал в дверь ровно в 21.30. Если бы мне предварительно не позвонили из РОВД, то понять, пришли меня защищать или убивать, было бы практически невозможно. Следует отметить, что буквально за неделю до этого случая на встрече с журналистами начальник ГУ МВД РФ по Саратовской области Сергей Аренин пообещал, что его подчиненные готовы защитить любого представителя СМИ, если ему будут угрожать расправой за опубликованные статьи. «Мы создали очень сильное движение охраны. И мы будем охранять», - пообещал Сергей Петрович. Сотрудники полиции героически продежурили у моего подъезда два часа, после чего сообщили, что замерзли, и уехали, оставив на прощанье номер телефона, по которому я должна была звонить, если «люди от Чичи» все-таки придут меня навестить.

 Я до сих пор не уверена, работает ли в нашей области программа защиты свидетелей. По крайней мере, никто не предложил надеть на меня бронежилет и отвезти на конспиративную квартиру. Не слышал об этой программе и следователь следственного отдела СУ СК России по Волжскому району г. Саратова, куда 23 ноября было передано мое заявление и куда 29 ноября я была вызвана на допрос. 5 декабря материалы дела были направлены в следственный отдел по Фрунзенскому району г. Саратова, поскольку, как сообщил мне по телефону следователь Волжского отдела, IP-адрес компьютера, с которого были отправлены комментарии с угрозами, зарегистрирован именно во Фрунзенском районе.

К тому времени срок проверки, установленный ст. 144 УПК РФ (от 3 до 10 суток), давно истек. «Павел Ипатов» и «аноним» уже должны были быть если не пойманы, то хотя бы установлены их реальные имена и фамилии. Чтобы ознакомиться с результатами проведенной проверки, я написала соответствующее заявление в СО по Фрунзенскому району. Донести его до пункта назначения мне удалось только со второй попытки. Дело в том, что найти следственный отдел на Рахова, 108 - задание из игры «Зарница». На самом деле, это ведомство находится в одном из лабиринтов Мирного переулка, где вместе с ним спрятаны за многочисленными заборами и шлагбаумами районный отдел полиции, миграционная служба и прокуратура. После долгих блужданий оказалось, что именно с надзорным органом делит свой кров следственный отдел, но соответствующей таблички на здании нет.

Однако впереди был второй этап «Зарницы», который заключался в том, чтобы найти канцелярию (сначала меня ошибочно направили к прокурорам), а в ней - хотя бы одну живую душу. Мне не удалось застать на месте сотрудника канцелярии ни 15-го, ни 16 декабря. К счастью, 16 декабря мое заявление любезно согласился принять следователь. Каково же было мое удивление, кода он сообщил мне, что дело возвращено обратно в Волжский отдел. По его словам, первоначальная проверка была проведена не в полном объеме - в частности, не установлен ни компьютер, с которого были отправлены угрозы, ни их автор. Более того, СО по Фрунзенскому району, вероятно, вообще ни при чем. Во-первых, комментарии могли быть отправлены даже из Америки. Во-вторых, возбуждать дело, по мнению следователя, должны в том районе, в котором мной была получена угроза, а не из которого она поступила.

Впрочем, если следовать этой логике, то возбудить необходимо два уголовных дела, поскольку о первом комментарии я узнала, находясь дома в Волжском районе, а о втором - в редакции, расположенной в Октябрьском. А ведь ситуация могла быть еще более щекотливой, если бы я, допустим, читала злополучный форум с телефона и одновременно переходила трамвайные пути в Мирном переулке, по которым, как известно, проходит граница между Октябрьским и Фрунзенским районами. Наверное, следователи еще долго перебрасывали мое заявление из одного отдела в другой. Но и без этого в моем деле уже больше месяца творится полная неразбериха. Может быть, поэтому, принимая заявление, следователь сказал: «Раньше апреля результата не ждите». А я, выходя из его кабинета, думала о тех несчастных гражданах, которым так же, как и мне, пришлось обратиться за помощью в правоохранительные органы и на собственном опыте убедиться в их «оперативной», «слаженной» работе.

P.S. Прошу считать данную публикацию официальным обращением к руководителю СУ СК России по Саратовской области Никитину Н.В. с требованием пресечь волокиту и принять неотложные меры, направленные на защиту моих конституционных прав.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
23 декабря 2011, 12:31

Между тем, найти человека по айпишнику - это как вычислить адрес по определившемуся номеру телефона. То есть, при доступе к соответствующей информации, дело пяти минут{#emotions_dlg.mail1} 

ответить
на главную