N49 (154) 30 декабря 2011   30.12.2011 | 01:23
Отравились ириской…
Рубрика: игра
Просмотров: 305
Версия для печати

без названияНаступил этот странный, а для многих страшный, день. Дата, к которой, как ни к какой другой, подходят определение «постапокалипсис» и песня группы «The Cranberries» «Zombiе», - 1 января. Многие жители нашей необъятной Родины мучаются в этот день не только от похмелья, но и от судорожных попыток вспомнить, что было накануне. Местные власть имущие какие-никакие, но тоже люди и, думается, ничто человеческое им не чуждо. Попытаемся представить, что происходило бы с ними сразу после празднования Нового года.

Олег Васильевич чувствовал себя странно. Голова не то чтобы болела (молодые годы, проведенные на 4-м жил-участке, закалили организм самым непотребным алкоголем), скорее гудела. И почему-то сильно болели руки.

Спустившись на первый этаж своего особняка, глава города побрел на кухню. Только после того, как жадно, залпом выпил три стакана воды прямо из-под крана, Олег Васильевич почувствовал на себе пристальный взгляд. Повернувшись, «отец города» обнаружил вторую половинку тандема - хмурую, помятую, в синяках и царапинах, пристально пялившуюся на него из угла. «Что с тобой, Леха?!» - выдохнул Олег. После пятиминутного кривлянья Алексея Львовича, типа «а ты сам, сволочь, не помнишь?», главе города все-таки удалось узнать правду.

«Ты вчера из бутылок с абсентом таких коктейлей Молотова понаделал…, - начал дрожащим голосом товарищ по градоуправству. Олег Васильевич напрягся. - …И пошел ларьки жечь. Прыгал вокруг горящего киоска и орал что-то про очищающий огонь».

Потупив взгляд, Васильевич слушал продолжение истории.

«Ты еще непонятно где отбойный молоток раздобыл. Этот момент я пропустил. Я же все-таки две бутылки абсента, это самое... спас…, - продолжил Алексей Львович. - Так ты с этим молотком по всем центральным улицам прошелся».

Тут у Олега Васильевича в голове мелькнуло воспоминание о его собственном истошном крике: «Габродиабаз, изыди!». «Что же ты, Леха, меня не остановил?» - простонал «отец города», закрывая ладонями лицо.

«Да ладно, Олег, не расстраивайся. Пока весь город в коме, все закатаем обратно. Никто и не заметит… Только к Валерию Юрьевичу в больницу надо заехать».

На немой вопрос Олега Васильевича, что же случилось с председателем дорожного комитета, Алексей Львович только развел руками: «Сердечный приступ. Ты же все это на его глазах ковырял».

 ***

Проснувшись, Павел Леонидович долго не мог понять, где находится. Он лежал на холодном полу в пустом помещении. Вокруг валялись бутылки. С трудом поднявшись на ноги, глава региона присмотрелся к одной из них. «Розе д,Анжу» - прочитал он на этикетке. Стены помещения были разрисованы картинами на египетскую тематику. В углу стоял каменный фараон, а на вычурной фреске бог Анубис провожал умерших в мир иной. «Это же галерея в особняке моего предшественника!» - мысль поразила губернатора, как молния.

Вместе с этой догадкой разом вернулись воспоминания прошлой ночи. Правда, как-то отрывочно. Вот он взламывает дверь краеведческого музея и долго шарит по залам. Находит, наконец-то, то, что искал, и путается в кольчуге. Потом он стоит напротив здания мэрии в надетой задом наперед кольчуге, в шлеме и с мечом. Долгое время орет и стучит в двери администрации, вызывая Олега на честный бой. Следующий кадр - он скачет по залам бывшего особняка бывшего губернатора и вопит, что тоже будет таким, что его теперь тоже будут выбирать, а не назначать, и жить он будет здесь. Дальше пустота и полное забытье. Павел Леонидович тихо обрадовался тому, что его буйства вроде особо никто не видел. Хотя ожидание очередного видео а-ля «полосатые трусы» тревожило его сознание. Глава региона позвонил по телефону и попросил забрать его домой...

 ***

Валерий Васильевич резко сел в постели. Все его нутро сжалось от предчувствия чего-то непоправимого. «Хоть бы это был дурной сон, хоть бы это был дурной сон...» - шептал спикер областной думы. Отбросив одеяло, обнаружил, что он все еще в костюме. Ощупал лацкан пиджака и похолодел. «Может, это облдумский значок. Не паникуй, Валера!» - успокаивал он сам себя. Собравшись с силами, Валерий Васильевич все-таки перевел взгляд на значок и издал слабый стон. На лацкане красовалась октябрятская звездочка. Трясущейся рукой Валерий Васильевич полез в карман и с ужасом достал оттуда красный партийный билет. Красным он был не только по цвету, но и по сути. В голове спикера, как приговор, прозвучало: «Я вступил в КПРФ». Он забился в угол, обхватил руками колени и принялся раскачиваться из стороны в сторону, придумывая, что же теперь делать...

 ***

Марина Владимировна чувствовала себя вполне бодро. Ее не тошнило, ощущение праздника сохранилось, и домой она вчера вернулась, будучи еще в твердой памяти. Правда, потом продолжила, так сказать, отмечание, но уже в гордом одиночестве и за закрытой дверью. Так что натворить она ничего не могла. Умывшись и приготовившись завтракать, она решила ознакомиться с еще непрочитанными SMS. Быстренько прочитав поздравления, вице-спикер уже хотела было отложить телефон, но тут ее внимание привлекла папка «исходящие». Что-то ей подсказывало, что до вчерашней ночи там не было такого количества сообщений.

Марина Владимировна решила проверить, что и кому она успела понаписать. Первая же прочитанная SMS-ка повергла ее в шок. Предназначалось сообщение ее мужу. Текст был короток, но емок: «Не вернешься домой вовремя, уйду от тебя к Гарри». Сглотнув подступивший к горлу ком, она продолжила проверять свои творения. В списке оказалось порядка десяти сообщений одному и тому же человеку - собственно Гарри, к которому она вчера, наверное, намеревалась уйти от мужа. Вся суть сводилась к признаниям в любви. Особенно потрясла Марину Владимировну SMS-ка, в которой она, вице-спикер, рассказывала Гарри, что после выемки документов в его кабинете должна была остаться записка. Марина Владимировна даже повторила содержание того послания: «Я к вам пишу - чего же боле? Что я могу еще сказать? Теперь, я знаю, в вашей воле меня презреньем наказать…» Уронив голову на стол, Марина печально размышляла, почему все бабы дуры, а мужики козлы...

 ***

Александра Соломоновича трудно удивить, особенно утром 1 января. Не пугали его ни экзотические одежды, ни не менее экзотические фотографии. На некоторых фотках он даже умудрился заработать, чем страшно гордился. Но в этот раз его ждало величайшее разочарование.

Роясь в портфеле в поисках заныканного с вечера средства от похмелья, лицо всем известной партии обнаружило два договора. Из одного следовало, что он теперь является создателем благотворительного фонда помощи людям, покусанным собаками. Второй свидетельствовал, что все имущество и все доходы депутата принадлежат теперь этому фонду.

На договоре наискось было приписано, кривым, но все же его почерком: «Потому что меня покусали, уколы недокололи и теперь я такой». Помассировав виски, Соломонович подумал: «А ведь придется судиться». С самим собой он еще ни разу не судился.

***

И только Ольга Юрьевна встала в девять утра. Как всегда сияя свежестью и красотой, присущей всей линейке кукол Барби, она повела своих не менее кукольных детей на каток. Там новоиспеченный депутат Государственной думы озаряла всех белоснежной улыбкой и лучезарным, ничего не выражающим взглядом. А что тут скажешь? С похмелья ведь болеют только люди. К тому же при создании модификации Ольги Юрьевны конструкторы все-таки допустили несколько промахов - они забыли запрограммировать ее на отмечание праздников.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
7 января 2012, 23:12

Ирина, у вас отменное чувство юмора! Спасибо! 

ответить
на главную