N3 (157) 27 января 2012   27.01.2012 | 01:12
Коматозники
Рубрика: доктора!
Просмотров: 251
Версия для печати

КоматозникиТатаркова уже съели. Твердохлеб понадкусывали. Кто следующий - министр, зампред, губернатор? Этого не знают даже сами парламентарии. Нет у них пока на сей счет директивы сверху. Ключевое слово - «пока». Поэтому чиновникам следует помнить - в облдепском меню может оказаться каждый.

Губернские заксобранцы гордились собой. Еще бы! Всего несколько месяцев травли, и Гарри Татарков - не министр. А впереди новые цели, задачи, горизонты. Правда, миссия «Свалить Твердохлеб» может оказаться невыполнимой. На втором губернаторском сроке Ипатов наконецпонял, что своих сдавать нельзя. Но депутаты плевать хотели на свежеобретенные принципы Павла Леонидовича.

Формально парламентарии были «обеспокоены критической ситуацией, сложившейся в системе здравоохранения области». А фактически хотели только одного - отставки Ларисы Твердохлеб. В течение года облдепы скурпулезно фиксировали каждый косяк областного минздрава, копили «многочисленные обращения граждан», с особой чуткостью отнеслись к нежеланию главврачей саратовских лечебных учреждений идти под крыло регионального министерства. Все это время Ларису Васильевну не оставляли в покое, ее периодически вызывали для дачи объяснений то на комитеты, то на заседания облдумы. Ни намеки, ни упреки в неэффективности на Твердохлеб не действовали - она продолжала работать. «Ситуация требует радикальных мер», - решило думское большинство и от лица всего заксобрания обратилось к Ипатову, дабы тот рассмотрел вопрос «об освобождении от занимаемой должности министра здравоохранения Саратовской области Л. В. Твердохлеб».

К письменному обращению коллег Марина Алешина присовокупила свое устное негодование. С ее слов выходило, что под руководством Твердохлеб нарушались права инвалидов, нерационально распределялись модернизационные средства, замалчивались и несистемно решались проблемы. В общем, стоит только Ларисе Васильевне покинуть министерское кресло, как попранные права восстановятся, деньги на здравоохранение рекой польются в муниципалитеты, а проблемы... да их просто не останется.

От открывшихся перспектив коммунист Сергей Афанасьев несколько растерялся. Он всё пытался понять, что же такого произошло в губернии - мор, чума, эпидемия, почему именно сейчас единороссы требуют отставки Твердохлеб? Что мешало им сделать это в январе-марте 2011-го, когда в области разразился инсулиновый скандал? «Это позиция», - изрек спикер Радаев.

Такую же позицию занял Александр Ландо - исключительно от усталости и отчаяния. Ему уже надоело ходить по больницам со своими простынями, лекарствами и едой, а также наблюдать, как мучается персонал Вольской ЦРБ от постоянных проверок минздрава и роста кредиторской задолженности. Но Зинаида Самсонова не верила, что с уходом Твердохлеб Ландо и вольским медикам станет легче. Зинаида Михайловна настаивала на том, что сначала нужно досконально разобраться в ситуации, обратиться в Правительство РФ и только после этого делать оргвыводы. «Не решим всех проблем, если попросим губернатора убрать министра», - вторил ей Афанасьев, наивно пытаясь усовестить думское большинство: «Добились, Гарри ушел, и все у нас будет хорошо. Не будет!»

«Мы никого не снимаем, мы обращаемся к губернатору», «мы не говорим о персональном деле Ларисы Васильевны», «она не смогла организовать работу», «Лариса Васильевна - плохой менеджер» - вот так устами разных облдепов еще раз была озвучена общая позиция.  Выступления самой «обвиняемой» в депутатском сценарии не было, но Ипатов внес в него коррективы, потребовав дать слово министру. Слово-то ей предоставили, но как только Твердохлеб заговорила о продолжительности жизни и 100-миллиардном дефиците госгарантий в России, ее прервали. «Акцентируйтесь на той проблематике, которая есть, а все остальное мы знаем», - повелел Радаев. Поняв, что общероссийские реалии никого не интересуют, Лариса Васильевна перешла к местным. Во-первых, по качеству медицинских услуг Вольская ЦРБ занимает 66-е место. Во-вторых, «за счет каких муниципальных районов мне снять деньги и отдать Вольску, ...причем не на работу, а на недоработки»? Такие речи заксобранцам не понравились, в ход опять пошли кредиторка, лекарственное обеспечение и т. д., и т. п. А Марина Алешина поинтересовалась, почему, когда парламентарии урезали финансирование программ по здравоохранению, Твердохлеб не говорила им, что этого делать нельзя? «Мы говорили об этом неоднократно», - напомнила Лариса Васильевна.

Однако общая позиция блокировала народным избранникам память, слух и, похоже, здравый смысл. Ничего не поделаешь, такие уж нас парламентарии. В общем, пришлось Павлу Леонидовичу работать с тем, что есть. Даже не надеясь на понимание депутатов, губернатор признал наличие проблем в здравоохранении, необходимость менять ситуацию к лучшему и рассказал, во что в финансовом отношении все это выльется. Ну а министр, по его словам, должен «контролировать, мониторить ситуацию, организовывать, и эту часть работы она выполнила». Прямых рычагов воздействия на муниципальных медиков у Твердохлеб нет, поэтому в ряде случаев губернатору приходится обращаться за содействием в прокуратуру. «Я призываю к наведению порядка в сфере здравоохранения», - согласился с депутатской позицией Ипатов. Вот только отдавать свою подчиненную на съедение думским «медведям» он не собирался: «Обращение, безусловно, будет рассмотрено, для этого потребуется определенное время. ...Надо ждать итоговую годовую оценку. ...Для объективного разбирательства надо привлекать независимых экспертов в сфере организации здравоохранения».

Радаев был против того, чтобы «заниматься такой тягомотиной». «Зачем так-то?» - обиделся на что-то спикер. А затем призвал оппонентов из правительства к открытости и откровенности, требовал от них не прикрываться 131-ФЗ и «не смотреть друг на друга и перекладывать». Не знаю, как насчет памяти, а слух и здравый смысл на тот момент к парламентскому большинству, видимо, еще не вернулись. Наверное, только поэтому они не обратили внимание на предложение Афанасьева. А коммунист хотел немногого - изменить последнее предложение в обращении. То есть требовать от Ипатова не отставки Твердохлеб, а принятия всех мер для разрешения ситуации.

Внезапно вышедшие из комы депутаты приступили к голосованию. Их позиция, понятное дело, победила - обращение одобрили. Павлу Леонидовичу больше здесь делать было нечего, и он отправился к журналистам делиться своими впечатлениями о случившемся. Первым делом он, естественно, прокомментировал облдумское послание:

- Я считаю, что сама содержательная часть этого обращения, основанная на определенных обращениях и обеспокоенности депутатов той ситуацией, которая есть в здравоохранении, она мне понятна, она мной поддержана. А форма - именно письмо с просьбой освободить - это давление на губернатора.

Говорил Ипатов и об уходе Татаркова, причем с большим сожалением:

- Министр образования Гарри Николаевич, он написал заявление по собственному желанию. Я это заявление его удовлетворил. Он будет работать на другом месте, у него будет другая работа. Почему он написал это заявление? ...Могу высказать свое предположение. ...Фактически с середины года депутаты достаточно активно обсуждали вопросы недостатков в образовании. Их всегда можно найти еще больше, чем в здравоохранении. И вот это повышенное внимание, оно иногда шло вообще в перехлест, а фактически выливалось в давление на министра, я так мягко назову, но оно носило разные, в том числе и очень некрасивые формы. Я думаю, что министр просто устал от этого. Понимаете? Особенно газета «Глобус». Эта газета, которую, кстати, финансируют и редактируют и имеют отношение депутаты областной думы. Понятно, чьи заказы она обслуживала...

Свою позицию по этим же вопросам высказал и Валерий Радаев. Об уходе Татаркова он, конечно, не сожалел, но и злорадствовать не стал: «Я думаю, что это право губернатора. Наверное, неэффективные министры, поэтому принимаются такие решения». Следуя логике Валерия Васильевича, я рискнула предположить следующее. У обоих неэффективных, с депутатской точки зрения, министров есть непосредственный начальник - зампред Алексей Данилов. Так, может быть, это он не соответствует своей должности, раз не в состоянии заставить подчиненных работать надлежащим образом? Отсутствие конкретики в ответе Радаева с лихвой окупалось попыткой быть искренним:

- Я думаю, что прямой исполнитель министр, поэтому мы вели разговор с министром... Право, еще раз говорю, у руководителя исполнительной власти оценку давать своим подчиненным. Мы даем то, что сегодня дают нам всем оценку жители. Поэтому мы не можем на это смотреть равнодушно или просто прятаться за чиновников, зампредов, министров, всех остальных.

А что еще мог сказать Валерий Васильевич? Глупо было бы ждать от него признаний типа «на Данилова заказ не поступал» или «Ипатова трогать пока не велено». Нет, Радаев, конечно, честный человек, но все же не настолько, чтобы, как некоторые, открыто заявить: «Я устал. Я ухожу».

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
27 января 2012, 15:29

Щас описаюсь, Татаркова сняла газета Глобус, ха-ха....Кого следующего? 

ответить
на главную