N18 (27) (15 мая 2009)   15.05.2009 | 13:23
А где Панков?
Рубрика: ГАРПУН ПАРТИИ
Просмотров: 266
Версия для печати

без названияВ прошлом номере (№17 (26) «Газета Наша Версия» разбиралась в конфликте между торговым домом «ЛИА-Лев» и банками, которые выдавали бизнесу Льва Съемщикова кредиты. Напомним, что странным образом в реестр кредиторов обанкротившейся компании попал «Нижневолжский коммерческий банк», а несколько крупных кредитных организаций остались за бортом. Причем долг торгового дома саратовскому банку оказался довольно большим - 453 млн рублей. Такая сумма появилась якобы после того, как 6 разных саратовских фирм, за которые поручился господин Съемщиков, не вернули взятые в НВКБ кредиты. Между тем, представители банков, не вошедших в реестр кредиторов торгового дома, не исключают, что долг «ЛИА-Лев» был создан искусственно, а саратовское правосудие в споре приняло сторону НВКБ.

 

Стул Съемщикова

Реакцию правоохранительных органов на ситуацию, сложившуюся вокруг обанкротившегося ООО «Торговый дом «ЛИА-Лев», иначе как странной не назовешь. Взять хотя бы один пример. В конце декабря 2008 года господин Съемщиков направил в суд заявление с требованием признать его компанию банкротом, а через несколько дней была введена процедура наблюдения, которая предполагает, что в отношении всего имущества «ЛИА-Лев» введены обеспечительные меры. Это попросту означает, что Съемщиков не имел права продать даже стул, находящийся на балансе его предприятия. К тому же имущество торгового дома было заложено банкам, причем не один раз. Странно, но это факт, подтвержденный документами: владелец «ЛИА-Лев» умудрился заложить одно и то же оборудование своих сетей «В Яблочко» и «Смарткауфф» трем разным кредитным организациям - «Промсвязьбанку», «Балтийскому банку» и Банку «Зенит». Но и это еще не самое интересное. Банки, пожелавшие получить с должника залог, обнаружили, что оборудование таинственным образом испарилось, несмотря на наложенные на него обеспечительные меры.
Саратовцы знают, что на месте «В Яблочко» и «Смарткауфф» теперь работает торговая сеть из Ростова - «В двух шагах». Новые магазины заняли те площади, на которых раньше находились сети Съемщикова. Если вы регулярно отоваривались в находящемся рядом с вашим домом «В Яблочко», а теперь ходите в тот же магазин, но под новым брендом «В двух шагах», то вы наверняка заметили, что там практически ничего не изменилось, кроме вывески и формы сотрудников. Да и руководство новой сети не отрицает, что работает на оборудовании прежних хозяев. Не отрицает, но и подтвердить не может: в ответ на обращения представителей «Балтийского банка» топ-менеджеры «В двух шагах» рекомендовали обратиться непосредственно в «ЛИА-Лев» и там уточнить, на каком оборудовании работает новый супермаркет.
В торговый дом за разъяснениями ходили уже судебные приставы Фрунзенского районного отдела судебных приставов Саратова. Однако им тоже не удалось добиться адекватного ответа. Представитель «ЛИА-Лев» письменно сообщил, что сказать, где находится разыскиваемое оборудование, не может, поскольку «данное имущество выбыло из владения ООО «Торговый дом «ЛИА-Лев». Попытки возбудить уголовное дело в отношении заемщика тоже ни к чему не привели. Оперуполномоченный ОБЭП КМ УВД по Кировскому району Саратова дело рассмотрел и направил «Балтийскому банку» ответ: «В ходе проведения проверки руководству ООО «ТД «ЛИА-Лев» и директору обособленного подразделения ЗАО «В двух шагах» были направлены официальные запросы с просьбой предоставить документацию о состоянии заложенного оборудования, указанного в заявлении, и на каких основаниях оно используется. Ответы до настоящего времени не получены. В связи с чем принять законное и обоснованное решение по данному материалу в настоящее время не представляется возможным». Ну что ж, раз никто на письма не реагирует, то, видимо, по логике милиции, и разбираться не стоит. Но ответ простого оперуполномоченного - это еще цветочки по сравнению с поведением арбитражного суда.

Следующая станция: Гребенников

Первое судебное заседание, на котором Банк «Зенит», «Балтийский банк», МДМ и «Промсвязьбанк» представили свои возражения по поводу включения НВКБ в реестр кредиторов, состоялось 21 апреля. Представители этих кредитных организаций потребовали, чтобы НВКБ подтвердил свое право на включение в реестр. Банкиры хотели увидеть документы, доказывающие, что кредиты почти на 403 млн руб., за которые поручился Съемщиков, были выданы, но не погашены. Судья областного арбитража обязал НВКБ к следующему заседанию подготовить все затребованные материалы. Интересно, что представители «ЛИА-Лев» и временный управляющий торгового дома просто жаждали, чтобы НВКБ был включен в реестр. Они даже попросили судью поскорей закончить разбирательство, поскольку без банка, по их словам, невозможно было провести собрание кредиторов торгового дома, назначенное на 27 апреля. Странная забота, не правда ли? Удивительно еще и то, что судья с этим требованием согласился.
И вот 24 апреля участники разбирательства собрались во второй раз. Впрочем, банкиры зря надеялись, что НВКБ предоставит всю необходимую доказательную базу - представитель кредитной организации принес только мемориальные ордера на выдачу кредитов, которые свидетельствуют лишь о том, что операции были проведены, но не доказывают существования задолженности на сегодняшний день. Предоставленные документы не выдерживали никакой критики и, по словам присутствовавших на заседании, выглядели так, будто их напечатали совсем недавно: на них даже не было следов от дырокола, хотя все банковские ордера ежедневно подшиваются. Других подтверждений существования долга в 403 млн рублей НВКБ не предоставил.
И знаете, почему? Глядя в глаза судье Чиркову, представитель банка заявил, что требуемые документы являются банковской тайной, и они не считают нужным и не собираются предоставлять их суду. Скажете, не бывает никаких тайн перед судом? Нет, оказывается, бывают. По крайней мере, судью Чиркова, как ни странно, такое объяснение удовлетворило. А как же арбитражно-процессуальное законодательство, которое обязывает участников судебного процесса исполнять запросы суда? Ходатайства других кредиторов, которые просили привлечь к разбирательству в качестве экспертов сотрудников ГУ Банка России по Саратовской области и провести экспертизу срока давности изготовления договоров поручительства, не были удовлетворены. Впрочем, вопрос представителям НВКБ и «ЛИА-Лев» судья все-таки задал: согласны ли они такие экспертизы провести и заслушать сотрудников Банка России? Но НВКБ и «ЛИА-Лев» явно не горели желанием. Видимо, не показался судье странным и тот факт, что сумма просроченной задолженности ни разу не возникла в отчетности НВКБ. Как и то, что претендующий на включение в реестр кредитор предъявил документы за март 2006 года, на которых, как уверяют участники процесса, стоят реквизиты, полученные «ЛИА-Лев» полугодием позже. Таким образом, по итогам проведенных судебных заседаний НВКБ был включен в реестр кредиторов «ЛИА-Лев» и со спокойной совестью отправился на первое собрание кредиторов торгового дома как крупнейший и соответственно решающий кредитор.

Подстава Бурова

Неясной остается и позиция Главного управления Банка России по Саратовской области. 22 апреля пять банков-кредиторов, так и не попавшие в реестр, вручили совместное письмо начальнику регионального ГУ Сергею Губину, в котором изложили все подробности дела. Известно, что руководство управления вызывало к себе для разъяснительной беседы Александра Исаева, который с ноября прошлого года является президентом НВКБ (и.о. председателя правления с того же времени назначен некто Владимир Кравцев). Однако все, видимо, только беседой и ограничилось. А письмо банкиров так и осталось без ответа. До сих пор отмалчивается ГУ Банка России, призванное наблюдать за законностью всех банковских сделок в области. Как можно растолковать эту позицию? Чем же заслужил такую благосклонность со стороны Главного управления «Нижневолжский коммерческий банк»? Неужели тем, что эту организацию связывают с именем председателя совета директоров ООО «УК Солнечные продукты» Владислава Бурова, который, в свою очередь, очень дружен с Вячеславом Володиным? Впрочем, скорее всего, Владислав Юрьевич, который является членом наблюдательного совета НВКБ, даже не знает о том, в какую скандальную историю оказался замешан этот банк. И думается, что вряд ли его очень порадует этот факт. В свою очередь, редакция «Газеты Наша Версия» просит областную прокуратуру обратить внимание на эту странную историю и, если это возможно, довести всю информацию до сведения Владислава Юрьевича. Возможно, он сможет разобраться в ситуации и уладить конфликт, который уже грозит выйти за рамки Саратовской области.

P.S. Мы продолжим следить за развитием ситуации.

 

 

все статьи
номера
на главную