N13 (167) 06 апреля 2012   06.04.2012 | 03:18
Щепки летят
Рубрика: наши проблемы
Просмотров: 267
Версия для печати

без названияВстретил на днях своего старого знакомого, который до последнего времени трудился в милиции. Еще до начала реформы он ушел на вольные хлеба, однако интереса к своему прежнему месту работы не утратил. Знакомый в этот день был явно в ударе и рассказал немало интересного о работе органов...

Когда Майкл Корлеоне, сын главного героя книги «Крестный отец», скрылся от правосудия на Сицилии, Марио Пьюзо воспользовался моментом и весьма живо описал нравы этого чудного местечка. По свидетельству автора, назвать сицилийца «полицейским» - это страшное оскорбление. А все потому, что здесь веками было принято бороться с подавляющей простого человека государственной системой.

В России тоже принято не любить правоохранительные органы. Доподлинно неизвестно, откуда идут корни этого явления - из 30-х репрессивных годов или из седой старины. Но факт остается фактом - нынешних полицейских по-прежнему кличут «ментами», а то и вовсе «мусорами». И если говорить честно, этому есть немало объективных причин. Всю жизнь, сколько себя помню, из уст в уста передаются страшные истории об избиениях сотрудниками милиции под общим грифом: «Исколошматили ни за что и им за это ничего не было». Немало рассказов и о подброшенных уликах - так воплощается в жизнь российская «палочная» система.

Но когда в нашей жизни случается беда, зачастую остается надеяться только на правоохранителей. Несмотря на все вышеперечисленное, определенный процент граждан с уверенностью может свидетельствовать о помощи этой чрезвычайно важной структуры. Стоит признать, что и здесь работает немало хороших людей, причем за копейки.

«Хуже всего было после праздников, - поделился мой знакомый, - когда массы пьяного народа шатаются по городу. Обычные наряды ППС с ними справиться просто не могут. Надуются крепкого пива вперемешку с тоником и начинают косячить».

Бывший милиционер рассказал о том, что после отмены вытрезвителей девать буянов или спящих в снегу пьяниц стало просто некуда: «В пункте милиции нет места, а врачи их брать не хотят. Сколько было случаев, когда нападали на врачей».

«Дети уважаемых людей» - это отдельная песня. После задержания нетрезвых отпрысков местных «дворян» приходится писать объяснительные.

Немаловажно упомянуть и о весьма плотном графике работы - за год у моего знакомого набежало едва ли двадцать выходных: «Единственный выходной - воскресенье. И мы, как правило, работаем. О КЗоТе забудьте!» Организм такого напряжения просто не выдерживает: «У меня два раз начинала идти кровь носом, хотя прежде здоровье было отличное. Да и нервы тоже разболтались».

За этот нелегкий труд офицер милиции получал на руки около 12 тысяч рублей. Какой мужчина станет работать за эти деньги? Естественно, что каждый милиционер ищет способы «калыма». И они, к сожалению, находятся. Иногда это достаточно безобидные «штрафы» за распитие спиртных напитков в парках и скверах. А ежели человек не слишком обременен совестью, то он и вовсе может пуститься во все тяжкие.

«Естественно, что при таких работе и зарплате к нам идут самые «отборные» кадры, - посетовал экс-милиционер, - но немало и тех, кто работает из последних сил, веря, что когда-нибудь станет лучше».

Сейчас, после «кадровой чистки», в милиции осталось совсем мало людей. Мой друг привел пример - тот участок, порядок на котором раньше охраняли 6-8 человек, сейчас патрулируют двое. «Режь, грабь и убивай - вот что такое эта нынешняя реформа, - резюмировал бывший правоохранитель. - На вызовы ездить некому, патрулировать некому. Так что ждите всплеска преступности, совсем скоро они все это пронюхают».

После этого разговора мне вспомнилась волна публикаций, предшествовавших реформе милиции. Тогда «неожиданно» почти все крупнейшие СМИ стали обращать особое внимание на работу милиции. И миру предстал устрашающий образ Евсюкова и прочих. Крупнейшие новостные порталы едва ли не ежедневно вывешивали новости о всяческих правонарушениях, допущенных милицией. Как будто до этого в милиции подобное не происходило и все сотрудники поголовно были высоконравственными личностями! Волна спала сразу же после реформы, и стало очевидным, что это - очередное отрабатывание «социального заказа», попытка сформировать общественное мнение.

Сейчас подобное внимание приковано к происшествиям с детьми. Опять возникает вопрос: почему подобные новости не выводились в «топ» раньше? Неужели преступлений, связанных с детьми, раньше в российских регионах совсем не происходило? Ответ, как и в случае с реформированием милиции, напрашивается: уж не готовят ли страну к принятию ювенальной юстиции? Кстати, 23 марта 2012 года на рассмотрение Госдумы внесен законопроект №42197-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства». Суть законопроекта - введение в России института социального патроната. Пугает, что теперь, согласно законодательной и весьма расплывчатой формулировке, семьей в социально опасном положении будет считаться и та, где родители «создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие нормальному воспитанию и развитию» детей. В чем именно будет заключаться это пресловутое «нормальное воспитание», доподлинно неизвестно. Еще более казуистически описана основная цель нового закона: «в случае неустранения обстоятельств, явившихся основанием для установления социального патроната, по завершении установленного срока его осуществления и возникновения соответствующих оснований орган опеки и попечительства будет обязан предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав либо об ограничении их в родительских правах». Глядя на эти хитроподогнанные строчки, так и тянет посмотреть, чем же закончилось реформирование милиции.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную