N15 (169) 20 апреля 2012   20.04.2012 | 00:40
ДЕЖАВЮ
Рубрика: былое и думы
Просмотров: 271
Версия для печати

Дежавю - «уже виденное» - психическое состояние, при котором человек ощущает, что он когда-то уже был в подобной ситуации. Поскольку, когда происходит дежавю, мы не вспоминаем всё прошлое, нам оно кажется лишь повторением определенного момента.

Википедия

Если для кого перестройка началась с душещипательных разоблачений коммунистического произвола в журнале «Огонек», то для меня - со страниц газеты «Правда». А именно - с постановления Партии и Правительства «О восстановлении ленинских норм социалистической законности», посвященного юбилейному тридцатому году 20-го съезда Партии, на корню изобличившего сталинские нормы все той же социалистической законности. По этому Постановлению отменялось чистосердечное признание в качестве царицы доказательств и провозглашалось право обвиняемого давать показания, не давать показания, а также давать ложные показания для запутывания ленивых следователей от привычной и сытой бездеятельности и сопутствующей безголовости.

Но хвостовидный придаток и сплошной волосяной покров на синем мундире - эти атавизмы сталинизма - продолжали, как и прежде, топорщиться сквозь белые одежды работников модернизированной  социалистической законности.

Поэтому прислуги закона, по очевидному даже для недоверчивых советских трудящихся гражданскому делу, пришили мне суровыми нитками дело уголовное. А так как в свете вышеуказанного Постановления показаний по нему я не давал, работнички пера и топора по старой привычке отправили меня на исправление в СИЗО №1 г. Саратова. В теплую компанию двух душегубов-рецидивистов: Саши Онуфрейчука, хорошего человека, зарезавшего насмерть кухонным ножом двух городских депутатов прямо на глазах Дедушки Мороза и Снегурки под городской елкой, и Вовы Печенкина с заслуженной всем своим прошлым кличкой «Фашист», тоже удачно «поднявшего на перо» подельника во время дележа разбойничьей добычи.

Ну, один в один - педагогическая поэма Макаренко, она же - курс молодого бойца!

Упаковали нас после бани, на равных, в уютную, заснеженную через разбитое окно четырехместную камеру (по-блатному - «хату») №1-17 в знаменитом «на тюрьме» «третьяке» - мрачном узилище, построенном на века нашим великим земляком и реформатором П. А. Столыпиным одновременно с арестантским ж/д вагоном его же имени.

Две больших разницы (в годах и профессиях) не располагали неслучайных сокамерников к быстрой и крепкой мужской дружбе. Однако по соседству в одиночной хате №1-19 ожидал расстрела приговоренный к нему Ваня Свинолупов, мой короткий по жизни приятель, свободный на свободе художник и минер-любитель, по заказу «организованной преступной группировки мясников» изготовивший и впервые в стране применивший бомбу с подшипниковыми шариками, вдребезги разнесшую другого моего короткого по жизни знакомого - Вадика Акчурина. Честно говоря, ни за что, ни про что!

Посредством тюремной алюминиевой кружки «кенты» прекрасно не только перестукивались, но и как-то переговаривались сквозь метровую по толщине стену. Разговоры эти сыграли роковую для «мусоров» шутку - почтенный «по понятиям» киллер Ваня дал мне такую положительную характеристику перед коммунальными соседями, что вместо естественно ожидаемого от меня испуга я получил на всю мою недолгую тюремную жизнь мандат: ««Доцента» не трогать, он честный битый фраер». Что в переводе означало - «очень уважаемый, но не блатной». О чем тут же годами отработанными способами была оповещена вся тюрьма. «Погоняло» «Доцент» остроумный художник придумал почти на эшафоте, совместив мое научное звание с популярным героем Евгения Леонова из к/ф «Джентльмены удачи».

Но вернемся к ставшему знаменитым на всю страну «уголовному» гражданскому делу №10175 по статье 93 ч.3 УК РСФСР - хищение социалистической собственности в особо крупном размере путем мошенничества. Кто его задумал и организовал и как я в него попал, мне известно было уже тогда. Говорить сейчас об этом не буду по понятным человеколюбивым причинам - одних уж нет, и те далече. Но все они были «ба-альшими начальниками». И что же с ними случилось в скором последствии? Для культурного читателя - по Есенину: все прошло, как с белых яблонь дым. А для продвинутых бандерлогов - по Путину: сдулись, как использованные контрацептивы! Тенью ушли в небытие без вендетты противоборствующей стороны.

В порядке украшения органов и устрашения клиента допрашивали меня две милые дамы: на первом этапе капитанша, на втором - майорша. Первая - дура, вторая - умная. Первая все ждала от меня признательных показаний, а вторая даже вопросов не задавала. Дело это, неожиданно для правоохранительной стороны, в суде развалилось, и я был, с невиданным позором для органов сыска и прокуратуры, оправдан «за отсутствием состава преступления». Потому что нет ни в одной статье Гражданского кодекса не только состава, но и преступления!

Но проходит 25 колов времени, и меня вызывают на допрос в качестве свидетеля против меня самого и «неустановленных вместе со мной лиц» по «уголовному» гражданскому делу прошлого века по статье 159 ч.3 УК РФ - хищение капиталистической собственности в особо крупном размере путем мошенничества! Типа, из своего частного ларька свой утюг скоммуниздил, выдав его за свою же соковарку. И допрос снимает снова премилая дама - уже подполковничиха. Надеюсь, на звездочку умнее майорши и на две с половиной - капитанши.

Объясняю ей, старик, по-товарищески, что уже 20 лет люди, которые собираются вместе в «группу неустановленных лиц» с целью получения наживы официальным (!) путем, являются не членами организованной преступной группировки (ОПГ) типа свинолуповских мясников, а предпринимателями - членами ТОО, ООО или ЗАО. И проверяют их с ног до головы ГРАЖДАНСКИЕ инспекции, например, налоговые. И если отчетность их ГРАЖДАНСКАЯ ни разу не вызывала сомнений, и они по пьянке, по гулянке никого не замочили, то УГОЛОВНОЕ правосудие должно не ими заниматься, а чем-то другим. Или хотя бы заказы, как в пошивочном ателье, выполнять по фигуре, а не по «неустановленному лицу». А лучше - вообще не выполнять. А исполнять служебные обязанности. Желательно - на благо бедных трудящихся и богатых бизнесменов, а не набухших членов больших и малых политбюро. Хотя бы потому, что со временем члены эти отмирают или отваливаются, а народ наш, убогоносец, не всегда, правда, при своих остается.

Ну, просто пропел  с амвона библейскую «Песнь песней» про то, как «крепка, как смерть, любовь и люта, как преисподняя, ревность»!

А закончить эти воспоминания о будущем мне хочется другой песней, из которой тоже слова не выкинешь, но подправить можно:

«Дежавю, друзья, менты-однополчане,боевые спутники мои!»

Владимир Глейзер, Фрунзенский РОВД - СИЗО №1 - ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную