N5 (5) (28 ноября 2008)   02.12.2008 | 06:55
Один дома
Рубрика: КИНО
Просмотров: 388
Версия для печати

Один домаВ Волжском районном суде Саратова процесс по делу Михаила Макеенко то ли продолжается, то ли снова закрыт на перерыв. Актуальны обе версии: до окончательного решения еще вроде далековато, а подсудимый, отпущенный под залог, взял больничный, что пока освобождает его от личного участия в процессе. Реально продолжается череда недоразумений, с которых суд, собственно, и начался.


В минувший понедельник, после 10-дневного перерыва, на который суд ушел по ряду обстоятельств (потеря основного вещдока, исчезновение главного свидетеля обвинения, неподъемный для подсудимого залог), процесс возобновился. Заседание было 7-м по счету, начали с того, на чем закончили 6-е: защита обвиняемого высказала претензии по величине залога и попросила снизить его до разумных пределов. Пределы разумности были подкреплены справками о доходах семьи Макеенко за 2007-2008 гг., согласно которым доходы не дотягивали до 2 миллионов рублей. Справки адвокат Елена Левина передала лично судье Светлане Макаровой. К ним прилагалось поручительство депутатов Саратовской городской думы Янкловича, Малькова, Палазника, Никоновой, клявшихся мандатами, что их протеже от суда не скроется. В качестве устного аргумента была предъявлена голодовка Макеенко.
Аргументы суд принял. Письменными Светлана Макарова долго шелестела, об устном, выдержав паузу, сказала, что врачи, осматривавшие подсудимого, не видят препятствий для его участия в процессе. Потом снова была пауза.
Паузу прервал гособвинитель Николай Абрамов. Он сделал заявление, что хочет озвучить еще одну справку. Защита возражала.
- Это была разовая сделка от продажи земельного участка, - заявила Елена Левина, подчеркивая, что знает, о чем пойдет речь. - Таких доходов, как в прошлом году, сейчас у Макеенко нет.
- Какой залог вы считаете разумным? - спросила судья.
- Три миллиона, других доходов у него нет, - настаивала защита.
- Поддерживаю защиту, - вступил в диалог подсудимый. - Мне трудно сказать, сколько сейчас сможет заплатить моя семья. Ну, может быть, 5 миллионов. А я не скроюсь, в жизни ни от кого не скрывался, можете мне верить.
Судья, похоже, заколебалась, и это заметила сторона обвинения: Абрамов стал категоричнее настаивать на оглашении своей справки. Колеблющийся суд пошел ему навстречу, и слова «Возражений нет», наконец, были произнесены.
- Том 4, дело 20, письмо в СУ СК из Управления Федеральной налоговой службы по Саратовской области, датированное 15 июня 2008 года, - начал читать Абрамов. - УФНС сообщает, что Макеенко получил доход в сумме свыше 53 миллионов рублей...
- Это даже не справка, сложно сказать, какой это документ, - вмешалась защита в ход перечисления Абрамовым подробной росписи доходов подсудимого за прошлый год, упирая на такие слова как «дивиденды», «кризис» и снова «разовая сделка от продажи земельного участка».
- Наверное, хоть раз в жизни каждого человека бывает момент, когда он что-то продает, - выдвинула свой довод защита. - А у прокурора нет сведений, куда Макеенко дел эти деньги, может быть, долги раздал, может быть, вложил в бизнес.
И так далее. Но суд уже как бы и был готов принять к сведению доводы защиты о снижении залога.
- Думаю, что озвученная справка была сделана в угоду обвинению, - сказал уловивший тенденцию Макеенко. - Сумма разовая, в связи с тем, что был продан земельный участок. А в той справке, наверное, много ошибок.
- Считаю необоснованным изменять меру пресечения в отношении Макеенко, - не сдавалось обвинение. - Но с учетом доходов, полученных им в прошлом году, не вижу оснований и для снижения залога.
Диалог шел явно не в конструктивном русле. Про исчезнувшее вещественное доказательство пока никто не вспоминал. Между тем свидетель обвинения Дмитрий Матросов на процесс явился. Держался он в стороне от происходящего, в зал судебного заседания не заходил, сидел в коридоре, в самом отдаленном закутке. Пресса и группа поддержки Макеенко по очереди ходили проверять, там ли он. Да, сидел, и час, и другой, и третий, молча и с чувством выполняемого долга, пусть и неприятного. Конвой Макеенко тоже сидел - в зале суда, на трех скамейках справа при входе. Сам суд периодически удалялся на совещание. Наконец, Светлана Макарова удовлетворила ходатайство защиты о снижении залога. «Десять миллионов», - объявила судья. Макеенко, между прочим, глазом не моргнул. Хотя, может, это из-за голодовки. Объявили перерыв. Макеенко тоже сделал объявление - о том, что прекращает голодовку.
Супруге Макеенко хватило часа, чтобы собрать запрашиваемую сумму и внести ее в качестве залога.
Продолжилось заседание с освобождения подсудимого из-под стражи. Он вышел из-за перегородки и сел рядом с адвокатами. Конвой тоже вышел, на его места сели пресса и группа поддержки. Защита попросила прервать заседание.
- Моему подзащитному надо прийти в себя, ему нужна адаптация, потому что 14 дней голодовки - это много, - сказала госпожа Левина, ненароком растянув голодовку до двух недель.
Потом долго говорили о здоровье подсудимого и невозможности в связи с его плохим самочувствием продолжать процесс. Матросов тем временем ушел. Абрамов старался держаться, но не мог скрыть, как ему неприятно все происходящее. То есть защите он пытался противостоять, но день был, похоже, не его. Так что ва-банк он пошел, как это водится, в основном от отчаяния: предложил вызвать «скорую», чтобы врачи тут же на месте освидетельствовали больного Макеенко, после чего защита его вообще едва не растоптала. «Бог вас за такое накажет, Николай Викторович», - сказала Елена Левина. Но «скорую» Светлана Макарова, тем не менее, вызвать распорядилась. Объявили перерыв.
Пока ждали врачей, Макеенко в кругу друзей рассказывал, как он сидел там. Слушали с уважением. Абрамов ходил туда-сюда и, кажется, вообще отказывался понимать этот вялотекущий сюрреализм. На словах обвиняемого «Свободу можно купить, хотя бы временно, а здоровье - нет» гособвинителя просто передернуло, он сел на свое место и, по всей видимости, твердо решил молчать. Приехала «скорая». Констатировали AD 160х100, рекомендовали покой, если не в больнице, то в домашних условиях. Подсудимый засобирался домой. Николай Абрамов не выдержал и буквально попросил судью назначить процесс на завтра, причем обязательно с участием обвиняемого. Попререкались еще, наконец, судья решила-таки заставить уважать суд.
- Объявляется перерыв до завтра, - объявила Светлана Макарова. - Если к назначенному времени Макеенко не вызовет врача домой, в суд он обязан явиться, и мы опять вызовем «скорую».
Ну а потом Макеенко сел в «лексус», и его повезли домой. Как ни странно, пока последнее слово осталось за подсудимым: на другой день, как Макеенко того и хотел, суд не состоялся по причине выдачи обвиняемому листка нетрудоспособности. Пока объявлен перерыв. Ну а в принципе, процесс продолжается.

все статьи
номера
на главную