N23 (177) 15 июня 2012   15.06.2012 | 09:00
Роман Чуйченко: «Речь о революции не идет ни тогда, ни вообще»
Рубрика: свобода слова
Просмотров: 427
Версия для печати

Ох, уж эта Самара! Который год подряд отнимает у Саратова славу культурной столицы Поволжья. Грушинский фестиваль и «Рок над Волгой» ежегодно собирают сотни тысяч поклонников музыки. Среди них есть и руководство Самарской области, при поддержке которого и проводятся эти крупные фестивали. А вот саратовские власти от музыки, похоже, далеки. Иначе чем объяснить тот факт, что музыкальные фестивали под открытым небом в нашей области - такая же редкость, как профицит регионального бюджета. Корреспонденты «Газеты Наша Версия» решили выяснить, каковы музыкальные предпочтения известных саратовских персон и готовы ли они продвигать их в массы.

 

Роман Чуйченко: «Речь о революции не идет ни тогда, ни вообще»Дмитрий АЯЦКОВ, директор Поволжского института управления имени П.А. Столыпина

-    Какую музыку вы слушаете?

-    Меня постоянно сопровождает радиостанция «Эхо Москвы» и радиостанция «Комсомольская правда». В дороге мне нравится «Юмор FM». Что касается музыкальных пристрастий, у меня очень большой спектр. Это зависит от настроения. Если настроение лирическое, то у меня есть диск Ванессы Мэй, мне очень нравится ее репертуар. Если есть другое настроение, слушаю Баха или Шуберта. Если нужно поразмышлять, я включаю сборник Высоцкого.

-    Вы бывали на музыкальных фестивалях?

-    Да, я был в Минске на фестивале. В Москве, в Сочи. Я посещаю, даже если бываю за границей, хожу на эстрадных исполнителей и в театры. Был на Лидо в Париже, на балете. Там прекрасная музыка, прекрасная постановка. Так получается, без музыки, без искусства, без театра я себя не вижу.

-   Как вы думаете, почему у нас в Саратове не проводят крупных музыкальных фестивалей под открытым небом, как, например, «Рок над Волгой», «Крылья»?

-    То, что проводится у нас под боком в Самаре, когда собираются на открытой площадке... Я думаю, у нас не хватает организационной составляющей. Сегодня у нас есть Россошанский, который проводил очень классно масштабные, не для показухи, скаутские движения и на левом, и на правом берегу Волги. Это было и под Марксом, и под Воскресенском. Он вообще любитель таких вещей. Помните, он проводил и масштабное выступление, конкурс красоты. Я думаю, что он вместе с министром культуры Краснощековой внесут определенную лепту для того, чтобы наш город был музыкальным, песенным. У нас есть что показать, у нас прекрасные коллективы есть. С другой стороны, мне в свое время не удалось осуществить проект в Глебучевом овраге, многофункциональную площадку. Выше «Звездного» хотели освоить площадку на 10 тысяч мест, чтобы был это киноконцертный, зрительный центр.

-    Как вы думаете, где еще в области можно провести фестиваль?

-    Если на открытой площадке, то на Соколовой горе. Можно было бы добавить еще 3-4 площадки. Конечно, там кое-что надо еще переделать, добавить места, где могли бы разместиться группы и участники такого фестиваля. Городской парк можно было бы использовать очень хорошо. Такие точки нужно использовать сполна. Как и парк Липки. У нас очень музыкальный город. Третья консерватория в Саратове. Весь мир приезжает и с радостью смотрит, что есть в наследии Саратова. Это мы здесь живем и не замечаем. У нас же проводится Собиновский фестиваль уже много лет. И я с удовольствием хожу и по возможности присутствую на открытии и закрытии фестиваля. Мы должны научиться не превращаться в унтер-офицерскую, да... У нас есть очень много точек роста, надо их объединить, чтобы был очень мощный импульс развития. Очень здорово, что сейчас будут реконструировать филармонию, что достроен ТЮЗ. Город может только гордиться такими площадками.

-   Если бы вы были среди организаторов крупного фестиваля, кого позвали бы выступать?

-    Я думаю, что у вас не хватит места в вашем информационном блоке. Таких коллективов очень много и в Италии, и в Германии, и во Франции, и в США.

-    Вы бы пригласили из-за рубежа музыкантов?

-    Да, конечно. И в том числе и наших исполнителей. У нас очень много. Ну почему бы не пригласить Макаревича? У нас много исполнителей, которые любят Саратов и не раз прославляли его. Я вспоминаю, когда мы с Газмановым готовили гимн, песню о Саратове, он даже жену отправлял куда-то. У него в Серебряном бору дом, и мы зависали там несколько дней. Я ему наговаривал, чем славится наш край, город. И смотрите, как он удачно все это вобрал в одну очень классную, на мой взгляд, песню. К сожалению, она не стала хитом у нас, хотя должна быть гимном наравне с «Огней так много золотых». Также и гимн Газманова, он должен исполняться везде и всюду - и в школьной аудитории, и в студенческой, и на всех мероприятиях.

-    Дмитрий Федорович, а вы сами поете?

-    Мне как-то в детстве медведь наступил на ухо. Я пробую в караоке, но баллов набираю мало, где-то 60. Никогда не было 100.

 

Роман Чуйченко: «Речь о революции не идет ни тогда, ни вообще»Василий СИНИЧКИН, депутат Саратовской областной думы:

-    Вообще слушаю обычную спокойную музыку того, советского происхождения. Не люблю громкую музыку. А радио слушаю «Эхо Москвы», «Юмор FM» и иногда на «Шансон» переключаюсь. Могу сказать, что «Эхо Москвы» начал слушать чисто профессионально. Я аналитик немножко по жизни, просто для себя. «Эхо Москвы» когда слушаешь, вот когда были времена Болотной, просто страшно становится. Зомбируют людей. Иногда даже себя ловишь на мысли, что тебя затягивает «Эхо Москвы». А потом когда послушал месяца два-три, я увидел, что это обычная разводка населения. Там вроде говорят, что люди хотят слушать - бастуют, никто не слышит, правительство в отставку. А в итоге «Эхо Москвы» все равно вбрасывает то, что нужно правительству страны, то, что нужно власти. Это мое мнение личное.

-    А вы бывали когда-нибудь на крупных фестивалях под открытым небом?

-    Был период, я практически всех наших певцов просмотрел на творческих вечерах, начиная со Звездинского, заканчивая Кобзоном и Зыкиной. Был такой момент, когда начинал только в бизнесе работать, мы с супругой по два раза в неделю просто летали на концерт в Москву. Была такая возможность, а сейчас нет.

-    В России проводят много крупных фестивалей под открытым небом. Как вы думаете, почему в Саратове не устраивают таких?

-    Да не знаю. А кто просил руководство области? Обращалась общественность? Никто не обращался. Пусть обратятся. У нас есть нормальный губернатор, который, я думаю, пойдет навстречу и организует этот фестиваль.

-    То есть дело за малым.

-    Конечно. Ведь дверь нужно открывать, когда в нее стучат.

-    Если бы вас спросили, где в области можно провести такой фестиваль и кого на него пригласить, вы что предложили бы?

-    Это не в одном месте может проходить. В любом районе можно. Например, там, где проходит Сабантуй в Усть-Курдюме. Там прекрасная зеленая зона. Понятно, что к нам на родину в Вольский район идти далековато.

-    А кого позвали бы выступать?

-    Лично я послушал бы Кобзона. В те времена, помните, я не знаю, как это называлось, по всей России раскатывали Дубовицкая, Винокур, Евдокимов. Может, вот в таком режиме «Аншлага» все можно было бы сделать. Но вы имейте в виду, я не большой знаток музыки. Я рассуждаю как дилетант.

-    Как вы думаете, такое мероприятие поспособствовало бы развитию в области туризма?

-    Один из элементов. Я почему вспоминаю Белоруссию, я в свое время несколько раз ездил на экскурсии в Белоруссию, еще в коммунистические времена. Что в памяти осталось? Сам город, биатлонный центр в пригороде, родина Дзержинского. Сколько лет прошло, а все это в памяти осталось. Конечно, в памяти останется и наш город, если в нем пройдет какой-то фестиваль.

-   По музыкальным предпочтениям можно определить характер человека?

-    Характер можно определить не только по музыке, это один из элементов. С человеком нужно пообщаться в спокойной обстановке минут пять, и про его характер можно будет сказать на семьдесят процентов.

-    Вы умеете так?

-    Насколько смогу, настолько смогу. Давайте увидимся с вами, например, в думе, и я скажу про вас, что смогу. Процентов на семьдесят. Это на самом деле, потому что внутренняя наша сущность выражается глазами, мимикой, разговорами. В этом плане я убедился в профессионализме психиатров. У нас был земляк, главный врач психиатрической больницы в поселке Каменский Юрий Алексеевич Калямин. Как-то раз мы возвращались всей толпой с какого-то праздника. Собрали фуршет, и я Калямину задаю какой-то вопрос, а он мне в ответ рассказывает про мою сущность человеческую. Я его спрашиваю: Юр, ты как определил? А он говорит: это профессиональное. Мы иногда говорим про свою внутреннюю сущность, даже не подозревая об этом. А это надо было смотреть «Семнадцать мгновений весны», там некоторые моменты описываются. Помните, последний момент, когда Штирлиц говорил с разведчиком, а в конце спросил, есть ли у него таблетки? Хотя спрашивал сначала про радиостанцию. И идет и про себя думает: «Запоминается всегда последняя фраза». Но это отдельный большой разговор.

-    Василий Павлович, вы сами поете?

-    Иногда бывает пою. Я достаточно спокойно пою. Но у меня нет культа петь песни.

 

Роман Чуйченко: «Речь о революции не идет ни тогда, ни вообще»Леонид ПИСНОЙ, депутат Саратовской областной думы:

-   Вы какую музыку предпочитаете?

-    Я только шансон практически.

-    А где в основном слушаете: в машине, на работе, дома?

-    Только в машине.

-    Когда в последний раз были на концерте ваших любимых исполнителей?

-    В прошлом году.

-    Если бы был фестиваль такой музыки, вы бы поддержали его?

-    Я бы поддержал. Если бы был, то, конечно, поддержал бы.

-    Как вы считаете, необходимо такие фестивали у нас в области проводить?

-    Я считаю, фестивали любые необходимо проводить.

-    А почему у нас как-то глухо с этим?

-    Это достаточно затратные и не всегда окупаемые мероприятия.

-    А как же туристы и все прочее?

-    У нас пока не развита достаточно индустрия туризма. Поэтому не все эти мероприятия самоокупаемы. Я могу сказать, что много лет назад я готовил город в части проведения «Славянского базара» в 1998 году. И когда я эти расчеты смотрел, пришлось из бюджета восполнять - и определенные ремонтные работы по подготовке площадок, и строительные работы. Частично. Потому что окупаемости не получилось. Даже с учетом того, что у «Славянского базара» в 1998 году была достаточно большая посещаемость. Не хватает цены билетов, чтобы покрыть расходы, потому что падает коэффициент доступности, и организаторам приходится идти на снижение стоимости, чтобы молодежь привлечь.

-    О бесплатных фестивалях в таком случае вообще речи не идет?

-    Да ну конечно. Это чисто бюджет.

 

Роман Чуйченко: «Речь о революции не идет ни тогда, ни вообще»Александр ПАРАЩЕНКО, главный врач областной психиатрической больницы Святой Софии:

-    Я слушаю очень много музыки. Классику прежде всего. Потом, естественно, новую классику. И джаз, рок. Все, кроме попсы. Из попсы только Элтона Джона. Я не слушаю отечественную эстрадную музыку.

-    Действительно ли можно определить характер человека по его музыкальным предпочтениям?

-    Не думаю.

-   Некоторые ученые полагают, что люди, которые слушают классику и рок, - это умные и уравновешенные люди.

-    Спасибо, конечно, но я думаю, что это просто поверье.

-    А вы бывали когда-нибудь на музыкальных фестивалях под открытым небом?

-    Бывал. На Вудстоке не был, в то время еще не отпускали. А так бывал, хотя уже не помню, как они назывались.

-    Как думаете, в Саратове можно провести такой фестиваль?

-    Можно. Я всегда бывал на фестивалях, которые проводят в филармонии или в консерватории.

-    А на фестивалях в Самаре бывали?

-    Я знаю, что там и фестиваль авторской песни проходит, но сам никогда не был. Работа не позволяла.

-    Если бы такой крупный фестиваль провели в Саратове, вы бы пошли?

-    Конечно.

-    Какие группы вы пригласили бы на такой фестиваль? Кого лично вы хотели бы услышать?

-    Элтона Джона хотелось бы услышать, Jethro Tull. С удовольствием Андерсона послушал бы. Сантану, Джорджа Бенсона, Натали Коул... Да много кого. Вы знаете, у меня довольно разнообразные вкусы. Я очень люблю черный джаз, белый джаз, английский джаз. У меня очень много музыки дома, и я спокойно переношу отсутствие фестивалей. Хотя вживую хотелось бы послушать.

 

Роман Чуйченко: «Речь о революции не идет ни тогда, ни вообще»Дмитрий КОННЫЧЕВ, руководитель регионального отделения партии «Яблоко»:

-    Отличный опрос. Как я люблю нейтральные опросы! Я предпочитаю русский рок конца 80-х годов - от «Воскресенья» и Никольского. Естественно ДДТ, «Кино». Я очень был рад ренессансу в нулевых годах, наверное, заданному фильмами «Брат» и «Брат-2». Это новая волна. Появилось много новых команд. Это моя музыка.

-    Бывали когда-нибудь на музыкальных фестивалях под открытым небом?

-    Бывал в 90-х годах на «Максидроме». А так я предпочитаю зальники. Я ездил в Москву на концерт ДДТ. Сидел рядом с Чулпан Хаматовой. Она пришла с большой командой и попросила нас подвинуться.

-    Вас Хаматова подвинула?

-    Нет, это мы уступили место, предполагали, наверное, что она станет доверенным лицом кандидата Путина и поэтому место уступили (смеется).

-    Как думаете, в Саратове стоит проводить крупные музыкальные фестивали?

-    Нужно! Я был бы за. Но тут, как всегда, Самара, она со своей «Грушей» как начала... Вообще то, что я назвал, не исчерпывает мои вкусовые предпочтения. Евродиско 80-х - это история детства. Качественная поп-музыка - Тина Тернер, Милен Фармер, Мадонна. Это я тоже слушаю. Это вторая линия. А третья линия - это барды. И здесь в первую очередь, конечно, Высоцкий. Остальные поменьше, но, тем не менее, эту музыку слушаю.

-    Бывали на «Груше»?

-    На «Груше» я не был. Это все-таки не совсем мой возраст. Хотя я очень люблю Визбора. Но если бы я был лет на 6-7 постарше, думаю, я зацепил бы то время. Все-таки больше всего люблю русский рок. Хотя тексты пересекаются. Чем силен русский рок? Он, может, не такой сильный звуковой ряд имеет, как, например, Scorpions, которые недавно выступали в Москве. Они сильны музыкой, а наши сильны текстами. Вот такой симбиоз моих музыкальных предпочтений.

-   Почему в Саратове никак не получается провести крупный музыкальный фестиваль? Попытки ведь были.

-    Все это должно быть серьезно. Если делать, то надо понимать, почему именно здесь и в чем наше преимущество. Надо таскать сюда как можно больше хэдлайнеров. Это системно надо делать. Это не сразу зародится. Но попробовать надо. Только делать должны люди, которые профессионально этим занимаются. Я был бы за, но вряд ли я бы стал менеджером этого процесса.

-    А предположить, где мог бы пройти фестиваль такого уровня, вы могли бы?

-    Именно open air? Мест полно. Любой остров Саратова был бы отличным местом. Из доступных - это основной наш остров, где находится городской пляж. Зеленый остров у нас занят 25-миллиардным проектом. До Казачьего тяжело добраться, а вот на городском пляже - вполне.

 

Роман Чуйченко: «Речь о революции не идет ни тогда, ни вообще»Антон ИЩЕНКО, депутат Государственной думы от Саратовской области (ЛДПР)

-   Какую музыку вы слушаете?

-    Я в основном слушаю информационное радио «Эхо Москвы» (смеется).

-    А музыку? На «Эхе» вроде бы музыку не передают, насколько мне известно.

-    Практически не передают. Ну, у меня пристрастия из моего детства и из моей юности - это Шевчук и Виктор Цой. Это мои любимые исполнители, и, наверное, я уже не поменяю пристрастий.

-    На последний концерт Шевчука ходили?

-    На последний не ходил. Но практически на всех его концертах был.

-    Как вы считаете, политические предпочтения с музыкальными как-то сочетаются? Или это разные вещи? То есть зависит ли мировоззрение политика от его музыкального вкуса?

-    Наверное, музыка влияет на воспитание человека, на развитие личности. Поэтому, наверное, в юношеские годы тот посыл, который содержался в произведениях и Цоя, и Шевчука, дал о себе знать. Мы хотим перемен (смеется).

-    А на рок-фестивалях бываете?

-    Нет.

-    Не любите такой формат?

-    Не то что не люблю, просто времени не хватает. Это большая проблема сейчас. С большим удовольствием поехал бы, но, к сожалению, не получается.

-   То есть на «Рок над Волгой» не поедете?  (разговор с Антоном Анатольевичем состоялся на прошлой неделе - прим. авт.)

-    Нет, уже не поеду. Я буду ездить по районам области. У нас уже началась подготовка к выборам, и, к сожалению, не до развлечений.

-    Как вы считаете, в Саратовской области нужно проводить подобные крупные музыкальные фестивали?

-    Я не просто считаю, я уверен, что такие мероприятия должны быть на территории Саратовской области. Великолепное место - Хвалынский район. Мне кажется, даже чисто с туристической, коммерческой точки зрения это могло бы дать огромную пользу и бюджету Саратовской области, и тем коммерческим компаниям, которые на территории этого района находятся. Поэтому однозначно такие мероприятия должны быть. Они дают заряд энергии всем участникам. Есть возможность творческим коллективам обменяться своими достижениями, посмотреть на конкурентов и показать себя. Соответственно, это еще и такой творческий толчок для развития наших молодых талантов. Это обязательно должно быть. И я уверен, что в ближайшее время такие мероприятия появятся и у нас, потому что это продиктовано временем. В Москве писатели выходят на улицы, а здесь, в Саратове, я думаю, вполне возможно, возникнет такое движение музыкантов, исполнителей, которых поддержит улица.

-    А вы, со своей стороны, поддержите такие фестивали?

-    Я с большим удовольствием. Я в школе был диджеем, правда, это было именно только в школе (смеется).

-    То есть все это вам очень близко?

-    Да, это мне очень близко.

 

Роман Чуйченко: «Речь о революции не идет ни тогда, ни вообще»Василий АРТИН, депутат Саратовской городской думы:

-    Я слушаю разную музыку. И классическую, и хип-хоп, и рок, и блюз. Здесь нельзя сказать, что я предпочитаю что-то одно.

-    Все зависит от настроения?

-    Да, от настроения. Но музыка в любом случае должна быть качественной.

-    А вы бывали на фестивалях под открытым небом?

-    Я был на фестивалях в Саратове. Они проводились лет 10 назад. Я уже не помню, как они назывались. Раньше жизнь была несколько оживленней, по крайней мере молодежная, на мой взгляд. Я был на современных молодежных фестивалях, но они связаны скорее с субкультурой.

-   Сейчас такие не проводятся?

-    Если честно, мало.

-   Как вы думаете, почему сейчас фестивалей почти нет?

-    На мой взгляд, это вопрос прежде всего финансирования. Саратов - город, вы знаете, который финансируется лишь наполовину от необходимого финансирования. Во-первых, деньги на проведение ярких молодежных фестивалей нужно закладывать в бюджете. Либо это должна быть развита самоорганизация в обществе у этих субкультур, которые могут потянуть проведение таких мероприятий. А они могут потянуть, если на поддержку откликается бизнес. В других городах крупные фестивали давно стали успешными бизнес-проектами, потому что приезжают люди из разных регионов. Большое скопление людей - это и реклама, и торговля, на которой можно компенсировать затраты. Поэтому там как-то больше развито. На мой взгляд, надо в Саратове создавать брендовые вещи. И они будут окупаться.

-    Вы сами в поддержку какого фестиваля могли бы выступить?

-    Я традиционно поддерживаю хип-хоп-фестивали, потому что сам из этой среды в свое время вышел - занимался подготовкой творческих коллективов. На мой взгляд, надо поддерживать все направления. И мне на самом деле одинаково интересно поддерживать и рок-фестивали. Просто важно, чтобы контент мероприятия был позитивным и направленным на продвижение каких-то социально ответственных моделей поведения. Потому что бывает, что и хип-хоперы, и рокеры поют о таких вещах, которые, на мой взгляд, не стоит даже записывать на диск и тем более исполнять массово. Должен быть какой-то отбор. Фестивали должны пропагандировать правильные вещи: традиционные ценности и так далее. Хотя есть среди рокеров очень успешные коллективы, которые развивают патриотизм, в том числе и к малой родине.

-    Например?

-    Навскидку сейчас не могу сказать. Знаете, у меня друзья увлекаются. И я пару раз слышал действительно душевные треки. Есть саратовские группы. В 2008 году мы проводили рок-фестиваль. Я сам не погружен в эту субкультуру, в силу своего интереса я занимался другими направлениями. Но поддерживать нужно все направления. Есть много почитателей и рока, и хип-хопа, и классики, и блюза. Я думаю, и классическую музыку надо активно продвигать в молодежь.

-   Как вы думаете, музыкальные предпочтения могут рассказать что-то о характере человека, его способностях?

-    Отчасти это так. Музыка может показать уровень мировоззрения и кругозора человека. Опять же в каждой музыкальной нише есть совершенно разные по качеству исполнители. Они дают разный продукт.

 

Роман Чуйченко: «Речь о революции не идет ни тогда, ни вообще»Роман ЧУЙЧЕНКО, министр информации и печати области

-   На этой неделе в Самаре состоялся большой фестиваль «Рок над Волгой». Лично вам не обидно, что такое большое мероприятие, привлекающее тысячи туристов, проходит не в нашей области?

-    Конечно, обидно. Конечно, хотелось бы, чтобы больше форумов разного рода - культурных, социальных, образовательных, инновационных, иных - проходило в Саратовской области. Но, наверное, надо выходить с инициативой. Тут все зависит от конкретных людей. Если найдется человек с хорошими организаторскими способностями, это возможно и у нас.

-    Кто это должен сделать - власти или...

-    Нет, это должен сделать человек, для которого подобная самореализация значима и который способен пожертвовать своим личным временем, иными ресурсами, частью своей жизни на то, чтобы создать некое событие.

-   Если такой человек придет в правительство области со своим проектом и предложит провести, например, рок-фестиваль, ему легко будет договориться? 

-    Я думаю, это возможно. Но я думаю, в данном случае это вопрос к министру культуры, потому что сейчас у власти находятся как раз те люди, мое поколение, которые в молодости слушали как раз то, что принято называть роком, и у которых в любом случае часть жизни... нельзя сказать, культурные ценности... мировоззрение некоторым образом взращено на этой культуре, на этой субкультуре. Поэтому, я думаю, будет много людей, у которых такая идея сочувствие вызовет. Но единственное, надо понять, что культура - она многогранна, и, соответственно, бюджет ограничен. И надо поддерживать и библиотекарей, и надо поддерживать фольклорное направление. Там у нас сейчас, видите, тренд по бабушкам. Сейчас эпоха бабушек наступила, может, и в Саратове есть такие бабушки.

-    Вы имеете в виду Бурановских бабушек?

-    Да. Как бы то ни было, задан тренд, какая-то определенная, не побоюсь этого слова, мода. Но рок по-своему стал классикой, и поэтому неким образом это вечные ценности. В нем тоже есть свои классики, свои авторитеты.

-    А вы что из рока слушаете? Я так понимаю, вы поклонник рок-музыки.

-    Да, в молодости я был достаточно разносторонним, достаточно разнообразную музыку слушал. Но если говорить о том, что осталось и прошло через всю жизнь, то это, конечно, Борис Гребенщиков, это «АукцЫон», это в чем-то Сукачев, ну и не имеет смысла зарубежный рок весь перечислять, потому что там мегатонны групп. Но, безусловно, это тоже классика. Все мы выросли из «Битлз». Выросли на «Битлз», скажем так.

-    А вы бывали на рок-фестивалях?

-    В молодости - да. Помните, у нас был фестиваль «Рок чистой воды», когда примерно то же самое на Волге? Это 90-е годы, по-моему. Это, по-моему, был первый такой рок-фестиваль серьезный, наш саратовский рок-фестиваль, безусловно, мы все в нем участвовали тогда. Помните... не помните, а знаете, у нас Ольга Пицунова есть такая?

-    Да, конечно, эколог.

-    Она была организатором этих рок-фестивалей.

-    А почему все это заглохло?

-    Каждому, наверное, свое время. Каждой эпохе - свои стили. Сейчас молодежь больше тяготеет к таким формам, как тот же рэп, например. И там есть тоже определенная идеология. Вы почитайте тексты рэперов, они там же самореализуются. Алексей Колобородов как раз - это интересно для ума, скажем так, забавно для ума - подобрал подборку рэперских текстов, которая говорит тоже о многом. Если говорить о той же самой музыке реггей, то она в свое время тоже выполняла функцию во многом именно политическую. Вот эти растаманы, реггеры, они же выступали перед публикой с месседжем политическим, поддерживая разные политические силы. Сейчас я бы не сказал, что он ушел, но тогда это было... значимо. Это было мировоззрение, а сейчас все-таки рок... Кстати, название «рок-музыка» - это чисто российское. Всегда во всем мире это все-таки была часть поп-музыки, а у нас разделяется рок-музыка и поп-музыка... Сейчас все-таки рок-музыка перестала быть неким идеологическим локомотивом, двигателем перемен, а просто вошла в нашу жизнь как нечто само собой разумеющееся, а тогда она все-таки прорывала некие...

-    Некая революционная направленность была?

-    Нет, я бы слово «революционный» не употреблял. Потому что речь о революции не идет ни тогда, ни вообще. Но все равно это был такой путь. Человек выбирал себе путь и шел по нему, не думая о каких-то там политических, социальных моментах. Это был путь саморазвития.

-    А сейчас это просто направление в музыке?

-    Просто стало как бы меньше проблем, меньше сложностей, чтобы встать на этот путь.

 

Роман Чуйченко: «Речь о революции не идет ни тогда, ни вообще»Ольга ПИЦУНОВА, эколог, член Общественной палаты Саратовской области

-   Роман Чуйченко рассказал нам, что вы были организатором рок-фестиваля «Рок чистой воды». Это так?

-    Ну, я была не организатором фестиваля «Рок чистой воды», а автором идеи - соединить музыку с экологией. В свое время проводился международный конкурс проектов, как он назывался, уже не помню. И я написала такой проект. Эта идея в результате была реализована группой «Чайф».

-    Каким образом?

-    Представитель группы «Чайф» входил в жюри этого конкурса. Наверное, эта идея им понравилась, и они поэтому ее реализовали. Правда, меня там не упоминали. Но это уже неважно (смеется). У меня задумка была такая: на теплоходе едет команда экологов, которая проводит замеры состояния реки и при этом делает остановки в крупных населенных пунктах, проводит там экологические акции и концерты. При этом в каждом городе происходит смена музыкальных групп: одна команда музыкантов уходит с теплохода, а другая команда присоединяется и продолжает турне. Мы планировали, что эта акция будет проходить по маршруту Волга-Балт, прямо от Питера. Но сделали чуть-чуть поменьше, но очень похоже на тот вариант, который предлагался. Мне понравилось.

-    В каком году это было, не помните?

-    Ой, «Рок чистой воды» примерно в 1992-1994 - примерно в эти годы. Но у меня с памятью же плохо. Лучше уже уточнить у наших рок-музыкантов. Все-таки я была не организатор, а участник этого мероприятия. А я организовывала первый рок-фестиваль в Саратове.

-    Самый первый?

-    Да, это был 1987 год. Я тогда была президентом рок-клуба.

-   Участвовали только саратовские группы?

-    Да, это был саратовский рок-фестиваль. Тогда была такая волна, везде проходили рок-фестивали. Мы, вдохновленные Ленинградским рок-клубом и Свердловским рок-клубом, тоже создали рок-клуб и провели фестиваль, и у нас были замечательные группы, из которых сегодня, по-моему, осталась только одна - это «Иуда Головлев». Были еще такие замечательные группы, как «Похоронное бюро», часть музыкантов работает сейчас в Москве, в том числе продюсерами на центральном телевидении. Была замечательная группа «Ломаный грош». Лидер группы Дюша - по-моему, один из талантливейших рок-музыкантов не только Саратовской области, но и вообще России. Дюши сейчас нет с нами... Выступал Андрей Мизинов, как мы говорили - рок-бард. Его тоже сейчас с нами нет. Была группа «Запретная зона», очень тоже динамичная... Я назвала свои любимые саратовские группы, соответственно, мои предпочтения - это русский рок. Хотелось бы все-таки побольше русского рока - не американизированного, а нашего.

-    Как вы думаете, почему сейчас не проводятся такие фестивали в Саратовской области?

-    Вы знаете, они проводятся. Буквально в прошлом году была попытка возрождения рок-движения. Но, к сожалению, ситуация изменилась. Мы живем в другом государстве, не социалистическом, а капиталистическом. Раньше мы все делали на энтузиазме, и, более того, было такое время, когда нам помогала власть, а конкретнее - горком комсомола. Хотя органы культуры нам мешали очень сильно, но нашлись люди, комсомольцы - не все они одинаковые - которые нам помогали. Кроме того, не требовалось огромного вложения средств. Музыканты готовы были играть бесплатно. А сейчас каждый, кто вкладывает деньги в организацию, хочет не только получить их обратно, но и получить прибыль, то есть сделать мероприятие коммерческим. Соответственно, отбор групп происходит по критериям, скажем, востребованности публики. А рок-музыка всегда отличилась от поп-музыки тем, что люди несли новую идею, новую волну и не подстраивались под требования толпы. И новые, интересные группы сейчас могут быть не востребованы коммерчески... Наверное, сейчас такой фестиваль можно провести, но на него нужно потратить раз в 10 больше сил, чем в 1987 году.

-    А вы не готовы взяться за это дело?

-    (Смеется) Для этого нужно бросить все остальное. Но с другой стороны - если не я, то кто же? Кто же будет заниматься экологией? Желающих провести рок-фестиваль гораздо больше, чем желающих заниматься экологией.

все статьи
номера
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
20 июня 2012, 11:30

Какие все душки))) Опросы всегда с удовольствием читаю. Они радуют.

ответить
на главную