Ревизией по бездорожью

15.06.2012 | 09:00
звуки му
Ревизией по бездорожью

На сегодняшний день жизнь инвалидов еще не стала всеобщим политическим трендом. Но какой-то маленький сдвиг в сознании чиновника и обывателя все же произошел. И пусть пока проблемы этой группы населения решаются, в основном, вербальным способом, шанс на воплощение слов в дела все же остается...

Ревизией по бездорожьюНа сегодняшний день жизнь инвалидов еще не стала всеобщим политическим трендом. Но какой-то маленький сдвиг в сознании чиновника и обывателя все же произошел. И пусть пока проблемы этой группы населения решаются, в основном, вербальным способом, шанс на воплощение слов в дела все же остается...

В №20 (174) нашей газеты вышла публикация под названием «Высшая мера доступности». В ней я, со слов родителей детей-инвалидов из объединения «Радость движения», отметил тот факт, что даже профильные учреждения г. Саратова по-прежнему остаются недоступными для инвалида-колясочника, не говоря уже о других объектах. И это - несмотря на то, что в нашей области не первый месяц обкатывают проект с заманчивым названием «Доступная среда».

Не прошло и нескольких дней после выхода номера в свет, как на данную публикацию отозвался Евгений Ковалев, нынче являющийся координатором партийного проекта «Равные возможности». Он предложил активистам «Радости движения» принять участие в инспекционной поездке по проблемным местам, обозначенным в нашей статье. Поехать в этот рейд согласился и Александр Ландо, с недавнего времени возглавляющий Общественную палату Саратовской области.

Первой жертвой этого своеобразного «набега» стала областная детская клиническая больница. Улица 53-й стрелковой дивизии перед главным входом в это заведение представляла собой одну большую пробку - на узкой проезжей части в два ряда припарковались машины, поэтому даже «скорая помощь» с мигалками пробиралась здесь со скоростью пешехода. Но этот прискорбный факт ускользнул от внимания наших суровых инспекторов. Перед главным входом Александр Соломонович обнаружил асфальтовое покрытие ненадлежащего качества и попенял главврачу Виктору Шабарову:

- Вы бы обратились к дорожникам - они бы вам здесь на благотворительной основе заасфальтировали.

- Не имею таких возможностей, Александр Соломонович, - отшутился Виктор Константинович.

Пообещав посодействовать в данном вопросе, Ландо прибавил:

- Тут у вас большегрузы не паркуются, поэтому асфальт долго продержится.

В холле больницы всех колясочников ждало первое препятствие - изрядных размеров ступенька. И вот тут, словно по волшебству, откуда-то появился переносной пандус - по сути, алюминиевые раздвижные рельсы. Правда, завезти 10-летнего Артема по этому устройству не удалось: колеса «синей табуретки» предательски разъезжались в разные стороны. А вот у Владимира Котина, председателя реготделения Всероссийского общества инвалидов, это получилось, правда, не с первой попытки. Александр Соломонович прозорливо отметил:

- Тут нужно каждый раз ширину учитывать. Это не дело - нужно что-то решать.

Своеобразная прихожая больницы также заканчивалась ступеньками. Здесь их было две. И снова в ход пошел переносной пандус. В итоге наша делегация запрудила вход в заведение. Одна женщина, протискиваясь сквозь наши ряды, увидев телекамеры, вздохнула и проворчала:

- Опять одна показуха...

Внутри больницы состоялось воистину эпическое действо. Я бы назвал его так: «Как Соломоныч и три мужика одного инвалида по лестнице тащили». Поскольку неврологическое отделение, по старой доброй традиции, располагалось на третьем этаже, а лифта, как это принято у нас в городе, не было, везти все того же Артема по лестнице пришлось с помощью чуда техники. Ребенка пересадили в местную коляску, подсунули под нее какую-то суперхрень на гусеничном ходу, зафиксировали, после чего кортеж попытался двинуться вверх. Устройство, окруженное работниками больницы и матерым общественником Ландо, поползло было по ступенькам, но тут мальчик принялся плакать. И вполне понятно, почему - перемещаться спиной вверх на этом ползучем агрегате было страшновато. После неудачной попытки мальчика отдали матери в руки, заменив его другим, менее пугливым. С новым мальчуганом дело вроде бы пошло. Неужели детей и их родителей каждый раз встречают всклокоченные замы и доктора с алюминиевыми рельсами и ползучей хренью в руках?

Главврач Виктор Шабаров вскоре пояснил:

- Я рад, что этот трудный вопрос начали поднимать в нашем обществе. Нам досталось такое здание. Деньги по проекту «Доступная среда» мы еще не получили. На 27 миллионов рублей мы планируем провести установку пандусов, поручней, лифта. Правда, под лифт, который можно пристроить только снаружи, придется отдать палату, в итоге дети будут дольше ждать своей очереди на госпитализацию.

Новый корпус больницы, построенный по всем современным нормам, по словам врача, может быть введен в эксплуатацию уже в следующем году:

- Там все предусмотрено для колясочников, будет два лифта. В итоге мы сможем разгрузить очередь к нам - ведь сегодня детям приходится ждать по два с половиной месяца.

Поднявшись-таки на третий этаж, инспекция обнаружила, что в палатах практически невозможно маневрировать на инвалидных колясках - настолько плотно стояли здесь койки. Одна из мам поведала:

- Довожу коляску куда могу, а дальше на руках.

Ревизией по бездорожьюАлександр Соломонович был не лыком шит - отправился инспектировать женский туалет. В итоге обнаружил, что специализированной кабинки для инвалидов там нет. Главврач успокоил:

- В рамках проекта здесь все будет оборудовано.

В кабинете хирурга Ландо ударился в воспоминания:

- Вот в Соединенных Штатах - там везде есть лифты, даже здоровому человеку не дадут ходить пешком. И на операционный стол людей доставляет специальный подъемник.

Умолчав о том, что в Штатах людей с эффективностью и моральным обликом наших управленцев наверняка отправили бы пылесосить мексиканские пустыни, Александр Соломонович сентиментально продолжал:

- Любовь родительская иногда бывает слепа. А ведь нужно с самого начала думать о том, как будет жить инвалид, когда не станет родителей. Нужно социализировать его.

Заслуженный юрист не поделился рецептом социализации, а жаль - ведь даже сейчас, при наличии молодых и активных родителей за спиной, наше общество всеми силами выталкивает ребенка-инвалида на обочину жизни.

Следующим пунктом поездки стал областной реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями. Располагалось это заведение неподалеку от Крекинга и очистных сооружений, правда, в этот день нам повезло - ветер дул с другой стороны.

Стоит отметить, что местность вокруг была все-таки довольно лесистой - раньше здесь располагался пансионат для работников нефтеперерабатывающей отрасли. Въезд на территорию ОРЦ перекрывал шлагбаум, на котором висела табличка «Только для служебных машин». По словам активистов «Радости движения», машины и впрямь приходится оставлять за территорией.

Директор Михаил Евдокимов был настроен позитивно. Пообещал убрать шлагбаум, а насчет запаха, идущего от очистных сооружений и мешающего открывать окна в палатах во время жары, умиротворяюще сказал:

- Не так уж и часто он нас посещает. Ну, когда ветер в нашу сторону дует - пять дней в году. А в основном воздух свежий, как сейчас.

На главном крыльце гостей в колясках встречал могучий пандус без перил высотой в добрых два метра. Забраться сюда мог только сильный. Впрочем, Татьяне Ермаковой не привыкать - по ее словам, она ежедневно покоряет высоту восьмиэтажного дома с тридцатикилограммовым сыном на руках. Ведь в новостройке по улице Ленинградской, 15 и по сию пору не работает лифт. В жилищной комиссии пообещали включить его 15 апреля, а в приемную губернатора Ермакова обратилась уже 15 мая - с той же проблемой. На момент выхода номера в свет лифт не работал.

Внутри нам снова продемонстрировали ползучий агрегат - ведь лифта в трехэтажном заведении для детей-инвалидов не было. Да и зачем он всем этим колясочникам, когда есть такой славный механизм? За какие-то двадцать минут страха «ползун» кого угодно доставит на место. Правда, если все шестьдесят детей, лежащие здесь, захотят перемещаться по этажам, будет многочасовая пробка. Директор Михаил Михайлович пояснил:

- Лифт здесь по конструктивным особенностям нельзя сделать. Если только снаружи пристроить - но для этого нужно отдельный проект заказывать.

В палатах довольно узко даже для здорового человека, единственный плюс, что они двухместные. Едва не споткнувшись о высокий порог на входе в одну из палат, Ландо отметил:

- Это нужно непременно убирать!

Основные претензии активисты объединения «Радость движения» высказали в кабинете ЛФК. Ирина Машинистова заметила, что на тренажере Гросса с их детьми никто не работает должным образом - на момент нашего визита сложное устройство и вовсе освободили от эластичных тросов, которые ранее были спутаны в клубок. Местный велотренажер, по словам Ирины, подходит лишь для взрослых людей или подростков, а механическую беговую дорожку ребенок-инвалид не может чисто физически прокрутить ногами - особым детям нужен электрический тренажер. По мнению активистов движения, уровень методистов и работников кабинета недостаточный - им необходима стажировка в ведущих реабилитационных центрах страны.

В ответ Михаил Евдокимов пообещал, что вскоре в ОРЦ будет закуплен чудесный швейцарский тренажер Lokomat, коих не так-то много в России. И пожаловался на низкие зарплаты педагогов и массажистов центра:

- Сейчас сколько массаж стоит? Пятьсот, а то и тысячу рублей за сеанс. А у нас массажист 7 тысяч в месяц получает.

Объяснив, что сфера реабилитации детей в целом по России недостаточно четко регламентирована законодательством, директор грустно отметил:

- Что и говорить, если у нас даже штатное расписание толком не прописано. Это проблема федерального уровня - именно там ее нужно решать.

Встреча завершилась благословением Ландо. Он порадовался, что члены объединения «Радость движения» такие активные:

- Вы молодцы, что не только о себе думаете, но и о других. Желаю вам терпения и еще раз терпения.